Информационное
агентство России
0°C
14 декабря, 07:10

«В английском обществе нет выраженного расизма»

art_dev
«В английском обществе нет выраженного расизма»
Ибрахим Хамами

Беседа корреспондента ИА «IslamNews» Анвара Шарипова с писателем и политическим аналитиком, ведущим специалистом по палестинской проблеме, доктором Ибрахимом Хамами.

— Доктор Ибрахим, Вы много пишите на ближневосточную тему, особенно о ситуации в оккупированной Палестине. Собственно целью Вашего визита в Москву было изложить свое видение проблемы начавшегося внутрипалестинского противостояния, главными действующими силами которого являются движения ХАМАС и ФАТХ. Однако сегодня мне бы хотелось поговорить с Вами не об этом, а о мусульманах в Великобритании.

Как говорят у нас в России, «все познается в сравнении», поэтому было бы любопытно узнать о проблемах, волнующих последователей ислама в вашей стране, их места и роли в обществе, отношения с государством, а также услышать Ваше мнение по некоторым актуальным проблемам современности.

— История присутствия мусульман в Великобритании насчитывает более ста лет. Некоторые мусульманские народы проживают на Британских островах еще со времен империи. Главным образом это выходцы с полуострова Индостан и Юго-Восточной Азии. На сегодняшний день в Соединенном Королевстве проживает порядка 3 миллионов мусульман.

Выходцы из Индостана и Юго-Восточной Азии живут общинами, как правило, в пределах одного района, сохраняя свои традиции, язык и культуру. Они уделяют много внимания строительству мечетей и школ, однако их участие в политической жизни является абсолютно новым явлением.

В последнее время наблюдается рост общественной активности и значимости английских мусульман: в стране появилось много исламских организаций и центров, которых сегодня насчитывается более четырехсот. Самой крупной из них является Исламский совет Великобритании. Двое мусульман являются членами Палаты лордов, которая считается высшей законодательной и судебной инстанцией Великобритании.

— Какую роль играют мусульманские организации в Великобритании?

— Они являются трибуной и инструментом отстаивания интересов мусульман.

Обычно роль каждой организации ограничена, во-первых, представляемой ей мусульманской диаспорой, а во-вторых, районом ее деятельности, что, впрочем, не мешает мусульманским организациям координировать деятельность между собой. В некоторых районах страны, где нет больших мусульманских диаспор, не заметна и деятельность организаций. Наиболее явно они проявляют себя там, где живут большие общины, особенно во время проведения выборов. Например, в одном из районов Глазго, большинство населения которого исповедует ислам, всегда избирается депутат-мусульманин.

— Великобританию часто приводят в пример как страну, где права и свободы человека – не просто красивые слова. Какова на сегодняшний день ситуация с отношением общества и государства к мусульманам?

— Английское общество многонационально и в целом достаточно толерантно. В нем нет явных проявлений национальной и религиозной нетерпимости. Расизм как явление существует, однако не так открыто, как, например, в Германии или Франции, где на мусульман периодически совершаются нападения. Последователи ислама могут абсолютно открыто и безопасно заниматься политической и религиозной деятельностью, высказывать собственную точку зрения, выступать с критикой властей. Все это никоим образом не преследуется, а напротив гарантируется государством.

Однако после 11 сентября и особенно взрывов в лондонском метро вышло много законов, касающихся в первую очередь мусульман. В июне по инициативе нового министра внутренних дел впервые был предложен проект закона «о противодействии исламскому экстремизму» — не экстремизму в целом, а именно «исламскому» экстремизму.

— Изменилась ли политика государства в отношении мусульман с приходом Гордона Брауна?

— Новый премьер представляет ту же политическую партию и идеологию лейбористов; я не думаю, что с его приходом в политике государства в целом, и в отношении ислама, в частности, произойдут какие-либо заметные перемены.

В целом политический курс Лондона является продолжением курса Вашингтона, подчас настолько, что межу ними трудно провести какое-то различие.

— Вы сказали, что участие мусульман в общественной жизни – для Великобратении явление новое. В каких формах эта активность протекает?

— В первую очередь это создание официальных организаций, обществ, учреждений, центров и т.д. Кроме того, мусульмане стали организованно выражать свое отношение к принимаемым политическим решениям. Так, протестуя против принятия некоторых законов, активисты мусульманских организаций собирали подписи, встречались с представителями законодательной и исполнительной власти, и даже с премьер-министром. Мусульманская диаспора приняла активное участие в организации многотысячных акций протеста против израильской агрессии в Ливане, войны в Ираке и Афганистане. Когда в Ираке был захвачен британский гражданин, одна из влиятельных мусульманских организаций страны отправила туда свою делегацию и добилась его освобождения.

— Насколько мусульманская диаспора Великобритании активна в информационном плане?

— Мусульмане не владеют крупными СМИ; они издают газеты и журналы местного значения, главным образом на урду и турецком. Относительно недавно у них появились популярные спутниковые телеканалы, которые играют большую роль в обеспечении интересов мусульман, такие как Islamic Chanel. Каждый месяц на нем проводится акция по сбору средств для поддержки народа оккупированной Палестины.

Что касается взаимоотношения с официальными СМИ, то оно ограничивается участием представителей мусульман в теледебатах, дачей комментариев на злободневные тема, такие как проблема запрета хиджаба, война в Ираке, Афганистане и пр.

— Как складываются отношения мусульман с англиканской церковью?

— Англиканская церковь занимает передовую политическую позицию по очень многим вопросам, имеющим отношение к исламу и мусульманам. Например, она выступает за свободное ношение хиджаба, осуждает действия Израиля на палестинских территориях, заявляет о неприятии расизм и ксенофобии.

— Расскажите о том, как английские мусульмане отстаивают свои права и борются с исламофбией?

— В Великобритании никто не нарушает права религиозных меньшинств, соответственно и не существует особой необходимости в их защите.

Что же до исламофобии, то, как представляется, она подпитывается со стороны, как у нас принято говорить, «официального информационного направления». Источником исламофобии выступают средства массовой информации, а не отдельные граждане, которых мы ежедневно встречаем на улице, в магазине, в школе.

Одним из действенных средств борьбы с исламофобией является разъяснительная работа. В местах своего расселения мусульмане проводят просветительские мероприятия, направленные на ознакомление с исламской религией, культурой и историей мусульманских народов, на которые приглашаются как простые граждане, так и политические и государственные деятели.

Как я уже отмечал, в английском обществе нет выраженного расизма. Любой британец, независимо от общественного положения, при желании может узнать истинную позицию мусульман.

— Насколько мне известно, по своей основной специальности Вы медик. Вместе с тем Вы известны в Англии как политический аналитик, общественный деятель и публицист, автор известной книги «Кто убил Арафата». Как Вам удается совмещать столь разнообразную деятельность?

— Вы неплохо информированы: я действительно медик по специальности, и ежедневно с 9.00 до 18.00 работаю в клинике. Но как любой палестинец, я живу проблемами своего народа, сопереживаю вместе с ним в связи с постигшими его испытаниями. Палестинской проблеме посвящены две мои книги, которые имели успех у английского читателя. Собственно после их выхода в свет ко мне стали обращаться за комментариями, приглашать на телевидение и радио для участия в обсуждениях и диспутах по поводу происходящего в Палестине.

— Что Вы думайте по поводу популярной ныне темы взаимоотношения цивилизаций?

— Человеку по природе свойственно спорить. Даже в рамках одной семьи между ее членами могут возникнуть разногласия. Поэтому диалог насущно необходим, особенно тогда, когда существует плохое понимание какой-либо проблемы. Например, в результате искаженной информации в сознании большинства европейцев ислам ассоциируется со средневековьем, притеснением на улицах, ограничением свобод и творческой мысли. В отсутствии диалога этот стереотип так и останется неизжитым.

Существует еще одна проблема: использования религии в корыстных целях. Христианство было использовано для оправдания крестовых походов, иудаизм – для обоснования создания Израиля. Сегодня много говорится об использовании ислама экстремистскими движениями. Диалог необходим цивилизациям, в частности, для разъяснения того, что религии в целом не призывают к насилию и вражде, а ратуют за мирное сосуществование и сотрудничество во благо всего человечества.

— Как Вы относитесь к проблеме «ислама и демократии»?

— В мусульманской среде существует много групп, которые уверены, что ислам выступает против демократии, и что демократия не имеет ничего общего с исламом. Они утверждают, что демократия – людской закон, порождение Запада, и в связи этим не приемлют все, что с ней связано. Другой их аргумент гласит, что нельзя оспаривать законы, установленный исламским шариатом.

В этой связи хотел бы привести один пример: вершиной демократии были выборы третьего халифа после смерти пророка. В них приняли участие и старшее поколение, и молодежь, и мужчины, и женщины. Каждый из них лично голосовал, не прибегая к услугам представителей или посредников. В те времена мусульманам были известны – говоря современным языком – такие институты и понятия, как избирательная комиссия, (состояла из 6 человек), предвыборная программа кандидатов, процедура снятия одним претендентом своей кандидатуры в пользу другого претендента, подсчет голосов, объявление и утверждение результатов голосования, а также обращение победителя с речью (с трибуны мечети). Все это является иллюстрацией к тому, что ислам никоим образом не противоречит демократии. Ислам не установил какой-либо определенной политической системы, а оставил возможность выбрать, исходя из каждого конкретного времени и места.

Вместе с тем я уверен, что не существует универсальной демократии, которая подходит всем народам и обществам. Каждый народ уникален, он обладает своими особенностями обычаями и традициями, которые должны охраняться. Демократия в смысле свобомыслия, свободы участия в общественно-политической жизни имеет все основания в исламе. Ведь речь не идет о том, чтобы голосованием в парламенте решать, сколько раз в день мусульманину надлежит совершать обязательную молитву. Но это обстоятельство отнюдь не мешает существованию в исламском государстве парламента, который бы решал, строить мост через реку или нет, поскольку этот вопрос не имеет никакого отношения к шариату. Шариат устанавливает основные принципы и положения, коллегиальное решение житейских вопросов никак не противоречит ему.

— Сегодня на Западе много говорится о проблеме интеграции. Как Вы относитесь к интеграции как к явлению, и какой она должна быть, на Ваш взгляд?

— Если под интеграцией понимается активность человека в том обществе, в котором он проживает, его законопослушность и уважение к традициям этого общества, то она необходима. Поскольку изолированность от общества не в интересах самого человека.

Если же под видом интеграции проповедуется отход от всех ценностей, от нравственных императивов и человеческих добродетелей, то это неприемлемо, так как это не интеграция, а попытка лишить человека его идентичности.

Я считаю, что каждый индивидум должен играть активную роль в своем обществе без ущерба своей идентичности, которая сохраняется благодаря бережному отношению к традициям, религии, идеалам, в которые верит человек.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: