Информационное
агентство России
10°C
21 сентября, 08:15

«Имам – самый добрый диктатор»

art_dev
«Имам – самый добрый диктатор»
Заседании Ассамблеи имамов Европы

В Европе учреждена организация, объединившая мусульманских религиозных деятелей. Это не первая попытка консолидировать мусульманскую общину, но только в этот раз удалось собрать более ста имамов и проповедников из 29 европейских государств. В течение следующего года новообразованная Ассамблея имамов Европы под руководством избранного шейха Ваниса аль-Мабрука из Великобритании должна разработать план решения современных проблем ислама. О начале этого пути ИА «IslamNews» рассказал муфтий Карелии Висам Али Бардвил, представлявший на форуме российскую общину.

— Почему возникла необходимость в создании Ассамблеи имамов Европы?

— Важно скоординировать деятельность имамов, проповедников, для того, чтобы объединить в целом людей своего призыва. Ведь имам, как сказал кто-то на съезде, это самый добрый диктатор. При этом с ним не сравнится ни один диктатор в мире, — он может выступать полчаса во время пятничной хутбы (проповеди), и никто из присутствующих не имеет права даже возразить. Поэтому огромную власть, которую Аллах дал имаму, надо использовать наиболее правильно ради будущего ислама в Европе. Существенной проблемой для Западной Европы и для России является то, что гибкий шариат меняется в зависимости от местоположения, времени, и исламский призыв тоже может изменяться в связи с новыми реалиями. Один человек может ходить в разные мечети и слышать разные мнения по одному и тому же вопросу, противоречащие друг другу. Поэтому совет новой организации будет координировать действия имамов, заниматься их подготовкой, станет организовывать семинары и научные конференции, вести которые будут авторитетные деятели.

— Ассамблея будет вырабатывать общую позицию мусульман по самым разным вопросам, в том числе и политическим?

— Да, и по богословским вопросам, и по политическим, и по самым разным. На форуме собрались ученые, авторитетные деятели, гости из разных стран, и мы использовали эту возможность, чтобы обсудить самые горячие вопросы. Как раз прошла вторая волна «карикатурного» скандала в Дании. К сожалению, обнаружилось, что у нас нет единой позиции и в этой ситуации. Мнений – множество, и каждый дает толкование и обоснование с точки зрения религии. Кто-то поднимает шум, призывает своих прихожан активнее выражать свой протест, другие предпочитают меньше упоминать об этом, в надежде, что этот вопрос сам по себе уйдет. Но такая разобщенность непривлекательна и является признаком слабости. В результате этого обсуждения мы не приняли определенного решения. Только еще больше убедились в важности этого единства и поставили задачу перед избранными председателем и советом, чтобы они занимались анализом этой ситуации, и роли в ней имама, как он должен реагировать, чтобы эта реакция была максимально единой. Разумеется, эти решения должны быть обоснованы шариатски, но что не менее важно — мы должны знать закон страны, в которой находимся. В Западной Европе есть такая проблема: многие имамы не говорят на языке того государства, в котором живут. Приехав с Востока, они действуют согласно правилам той страны, в которой они жили. Хотя сами по себе они люди очень знающие. Вот все эти проблемы надо решать.

— Мусульмане в Европе более активны, чем в России. В чем особенности самоорганизации европейской общины?

— В Европе нет того разделения между религиозными и общественными организациями, которое есть у нас. Общественные движения могут также выполнять роль религиозных. К тому же европейские страны входят в состав Евросоюза, поэтому естественно, что и мусульманские организации начали объединяться на европейском уровне в более крупные союзы. Самая авторитетная из них – это Федерация исламских организаций в Европе, центр которой находится в Брюсселе.

Но что самое важное — чувствуется единство народа с этими организациями. Прихожане, руководители организации, попечительский совет – это не автономные структуры, а единый организм. Люди, которые приходят в мечеть, официально являются членами этой общины. Поэтому народ имеет больше влияния на ход работы этой организации, на ее лидера и так далее. Вот в этом единстве с народом, в прямом контакте они ушли далеко вперед. Правда, они развиваются с 60-х годов, а в России мусульманская община молодая, появилась только в 90-х. Я надеюсь, что проблема только во времени, и мы еще достигнем прогресса.

— Возможно, европейская община имеет более благоприятные условия для общественной и политической деятельности, для выражения своей позиции?

— С одной стороны, у европейских мусульман свободы больше. Но с другой стороны, законодательство выстроено для коренных жителей – христиан, а мусульмане в основном мигранты, поэтому у них много проблем в области прав, в строительстве мечетей. У нас же законодательство более благоприятное, мы здесь коренные жители, но мы сами не умеем хорошо толковать свои законы, не умеем их использовать. У нас нет политической активности, общественной. Нет связи с государством, а дружба с политическими и государственными деятелями является конечной целью для мусульманских лидеров. А не средством. Многие религиозные деятели счастливы только тем, что сфотографировались с политиком. Европейский мусульманин общается с политическим звеном, чтобы добиться гражданских прав, для него не важны сами по себе отношения, политики — всего лишь средство.

— В Госдуму нынешнего созыва не прошел ни один мусульманский деятель, политическая активность общин крайне низка. Как обстоят дела в Европе?

— К сожалению, у нас в этом году стало только хуже, а у них чувствуется прогресс: есть большое стремление участвовать в политическом процессе, и многие мусульмане стали депутатами парламента. Вы не найдете ни один европейский парламент, в котором не были бы представлены мусульмане. Причем не просто этнические мусульмане, а активисты религиозных организаций. Дело в том, что у них есть народная база. Любой мусульманин — член какой-то организации.

У нас в России мусульмане, как правило, не являются членами общины. Они слушают раз в неделю хутбу — и всё. Другое дело, когда вы — член общины. Вы слушаете отчет лидеров, участвуете в решении вопросов, у вас есть свои обязанности, вы участвуете в выборах органов своей партии. Следовательно, обязательна дисциплина, важную роль играет мнение джамаата. И естественно легче использовать потенциал этих людей, когда идет речь о выборах, о протесте и каких-либо требованиях к государству. Это мои впечатления. Но я уверен, что многому другому у них можно поучиться.

— Является ли мечеть в Европе центром политической или общественной жизни?

— Это только одно звено в большом процессе контакта с людьми. Конечно, мечеть — очень важное звено, но если мы говорим о политике, храм играет в этом вопросе наименьшую роль. Я заметил, что, как и в России, этот вопрос стараются в стенах мечети на хутбах не обсуждать. У них проходят довольно часто свои съезды, собрания.

— Какую роль играет в этом бизнес?

— Все эти общественные организация существуют за счет пожертвований и взносов. Кстати, это тоже решение многих проблем, это дает организациям независимость и свободу. В Европе очень много состоятельных мусульман, которые могут содержать свои организации. Но при этом они не диктуют свои условия и точку зрения. Хотя некоторые арабские страны пытаются влиять на свои диаспоры через эти мусульманские организации. Попытки понятны, но успеха большого они не имеют. Европейские мусульмане обладают большой политической независимостью. Живя в атмосфере свободы, они все-таки трезво оценивают разницу между Европой и диктаторскими режимами, которые, к сожалению, есть во многих мусульманских странах. Словом, на народном уровне прогресс есть, осталось только объединить все эти разрозненные организации.

— Обсуждались ли на съезде проблемы российских мусульман?

— Это было важное собрание, и надо было, чтобы Россия была представлена более широко на этом мероприятии. Но, к сожалению, я был единственным ее представителем. На форуме ко мне подходили с просьбой, чтобы я познакомил российских имамов с деятельностью этой организации, попытался их убедить, чтобы они вступили в нее. Это меня очень обрадовало.

Кстати, руководители заявили, что ассамблея не является исключительно организацией Евросоюза, поэтому проблемы России, Украины, Белоруссии также являются задачами этой организации. Поэтому они попросили, чтобы на следующем съезде было больше представителей от нас. Тем более, что мусульманская община России практически равна европейской: там 30 миллионов мусульман, у нас почти 20.

Беседовала Лилия Мухамедьярова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: