Информационное
агентство России
24°C
21 июня, 19:13
ФаджрВосходЗухрАсрМагрибИша
1:513:4412:3217:0421:1923:12

Абубакир Бикмаев: Веры у нас разные, а земля одна

В истории пензенской уммы еще немало белых пятен, которые ждут своих исследователей

muh
Абубакир Бикмаев: Веры у нас разные, а земля одна
Абубакир Бикмаев: Будет неплохо, если верующие всех религий соберутся вместе, чтобы обсудить накопившиеся проблемы

На самой заре формирования новой российской государственности большой интерес в постсоветском обществе вызывала жизнь религиозных конфессий. Писала о них и пресса. Одним из первых мусульманских духовных деятелей, который дал в 1992 году интервью для газеты «Пензенские вести», был имам-хатаб пензенской соборной мечети Абубакир Алиевич Бикмаев.

Сегодня уважаемый Абубакир-хаджи незаслуженно забыт по причине того, что впал в немилость и потерял должность – казыя РДУМ Пензенской области. Ну что же, как говорил великий Ибн Сина: «Кто на земле блаженств не ищет, тот, их в небесах навечно обретет». И есть большие сомнения в том, что взгляды «пионера» перестроечной эпохи Абубакира Бикмаева кардинально поменялись. Доказательством тому – интервью двадцатилетней давности, в котором много размышлений мудрого человека и аналогий с современной действительностью.

Помещение соборной мечети в Пензе еще хранит следы внутренних перегородок. Недавно здесь были жилые комнаты. По всему полу – старые, видавшие виды одеяла, это вместо ковров. Да и на стенах не орнамент по гипсу, а обыкновенные обои. Мечеть – общественное место, а если в общественном месте неудобства и беспорядок, это только унижает человека. А сколько можно унижать верующих?

Невольно вспоминается роскошь, которой славились мечети Бухары, Самарканда, Стамбула, Уфы, Казани и Нахичевани. Украшенные снаружи и изнутри великолепными изразцами и рельефами, они подчеркивали подлинное величие исламской религии и культуры.

– Абубакир Алиевич, какое место в мусульманской общине занимает имам?

– Имам – это впереди идущий. Как настоятель мечети я в курсе всех проблем прихожан. Люди приходят в мечеть не только помолиться, но и поделиться своими радостями и бедами.

В застойные времена, когда духовенство не особенно жаловали, мне приходилось работать и колхозным оператором. Да и сегодня я не только сижу за Кораном, но и продолжаю заниматься медициной – для себя, друзей и знакомых. Главное – это, конечно, молитвы и посты, но приходится вникать и в житейские вопросы.

– Что явилось наиболее значительным событием в вашей жизни?

– Как и каждый мусульманин, я мечтал совершить паломничество к святым местам. Среди мусульман люди, совершившие хадж в Мекку и Медину, пользуются особым уважением.

Пророк Мухаммад, да благословит его Всевышний, сказал: «Совершивший хадж становится безгрешным, как младенец, появившийся на свет». Паломник должен пройти весь путь в одежде белого цвета, не имеющей белых швов, попить воды из колодца Зам-зам и дотронуться до Черного камня.

В июне 1990 года мне повезло. 8 человек из Пензенской области, среди которых был и я, прибыли в Казань. Оттуда наш путь лежал в Саудовскую Аравию. В Мекке мы были пятнадцать дней. Перед тем, как совершить жертвоприношение, отправились к горе Арафат, чтобы сотворить дневную и полуденную молитву.

Перед закатом солнца каждый мусульманин должен собрать у подножия горы Муздалифа 49 камней, чтобы побросать их в течение трех последующих дней на джамарете.

Утром следующего дня мы помолились и отправились совершать жертвоприношение. Дорога лежала через огромный тоннель. Здесь проходила автотрасса, а в тот день в тоннель вливалось людское море. В душах мусульман был праздник, и никто не подозревал, что выход окажется заблокированным. В конце тоннеля был завал. Лежали мотки колючей проволоки и железобетонные блоки. Кто-то хотел сорвать хадж. Началась паника и давка.

Впервые в жизни, к несчастью, мне пришлось ходить по мертвым людям. Сзади напирали, но впереди выхода не было. Наконец кто-то разорвал проволоку, и людям удалось вырваться из тоннеля. Мы благодарили Аллаха за спасение, но не могли не думать о другом. Во время хаджа даже комара раздавить на теле – грех, а тут мертвые люди под твоими ногами. Моей вины в их смерти, конечно, нет.
Мы отправились к подножию горы Мина, где стоит жертвенник, и заплатили деньги в кассу специальным людям, которые принесут за нас в жертву баранов. Спустя несколько дней мы вылетели домой. Этот хадж стал возможен для пензенских мусульман благодаря демократическим преобразованиям. Ведь раньше из всех мусульман Советского Союза могли отправиться в Мекку только 15-16 паломников, а хадж в 1990 году совершили 1500 советских мусульман.

Можно было бы только радоваться переменам в религиозной жизни, но возникают другие проблемы, главная из которых либерализация цен. В нашем обществе очень мало людей, которые могут позволить себе такую роскошь, как билет до Саудовской Аравии.

– Вы обращались за помощью к представителям местной власти?

– Обращался, но нас, духовенство, пока еще всерьез не воспринимают. Еще работая в селе Нижняя Елюзань, я убедился, что бюрократия существует, несмотря на гласность и демократические процессы. Хотел приобрести для мечети ковры. Не новые и не бесплатно, конечно, но Городищенский райисполком направил меня на Сурский суконный комбинат, а там отказали. Та же история повторилась и с приобретением автомобиля для мечети.

– А как идет реставрация мечети?

– План и проекты у нас есть, нужны средства в 2-3 миллиона, а на счету мечети всего 20 тысяч – это в наше время не деньги.

Помощи очень мало. Люди отчуждены от религии. Но у нас есть надежда, что помощь поступит из районов области. Каждая мечеть будет перечислять часть средств в мухтасибатский совет. Пока же до конца еще не решен вопрос с расселением людей, живущих в здании мечети. Квартиры им выделили, осталось расселить. Этот вопрос на совести Железнодорожного райисполкома.

– Вы живете надеждой, что Аллах поможет вам?

– Мы верим, а когда у человека есть вера – у него есть надежда, когда у него есть надежда – у него есть и любовь.

– Как вы относитесь к равенству религиозных конфессий?

Будет неплохо, если верующие всех религий соберутся вместе, чтобы обсудить накопившиеся проблемы. На земле нет людей, у которых идентичны отпечатки пальцев. Люди все разные, и это доказательство того, что Всевышний создал каждого человека как индивидуальность. Но и Библия, и Коран учат людей любить друг друга. Веры у нас, конечно, разные, а земля одна.

Справка

Бикмаев Абубакир Алиевич. Родился в селе Средняя Елюзань. После окончания пензенского медицинского училища поступил в бухарское медресе «Мир-араб», позднее закончил исламский институт в Ташкенте, где под руководством профессоров: докторов и кандидатов наук, изучал историю, философию, политэкономию и иностранные языки, но главным отличием этого учреждения образования являлась обязательная программа мусульманских обрядов и молитв. Служил имамом в мечетях Ростова, Уфы, Пензенской области.

В мечети №1 села Нижняя Елюзань сменил на посту имам-хатыба Халил-хазрата Козылова. Тогда же там работал Шакир Хусаинович Бахтеев (1908-1984), который занимал должность муэдзина с 1968 года и до конца жизни.

В июне 1990 года совершил паломничество в Мекку. В региональном духовном управлении мусульман занимал должности имам-мухтасиба, заместителя председателя РДУМ, входил в редколлегию журнала «Иман» при РДУМ ПО.

Смещен с должности казыя (духовный судья) решением расширенного Пленума Регионального духовного управления мусульман Пензенской области от 2 марта 2012 года. Духовный лидер внутренней оппозиции, создатель нового объединения пензенских мусульман под юрисдикцией ЦДУМ – пензенского ахундства.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. Khamidulla07.12.2012 15:36

    как говорил великий Ибн Сина: «Кто на земле блаженств не ищет, тот, их в небесах навечно обретет»
    По-моему это слова Омар Хаяма…

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: