Информационное
агентство России
-1°C
10 декабря, 05:08
ФаджрВосходЗухрАсрМагрибИша
6:428:4712:2313:4315:5717:55

Энциклопедия смуты

art_dev
Энциклопедия смуты

С необычайной легкостью написанная Романом Силантьевым книжка под названием "Энциклопедия ислама в современной России" осталась в этот раз без особого внимания со стороны исламского сообщества. А зря. Ибо сей труд претендует на изящный образец средневекового мифотворчества в современной России.

Впрочем, со словом "изящный" я погорячилась – книга, претендующая на энциклопедию, выполнена на самой дешевой газетной бумаге. Да и необычайная легкость – это всего лишь излишняя легковесность, характерная для таблоидов, но не научных трудов. Роман Силантьев, как он себя именует "русский ученый и исламовед", собрал под зеленой (ну кончено же) обложкой все тексты (по большей части кабинетные) средств массовой информации, вписывающиеся в его исключительную картину мира. Здесь "наши" (традиционные мусульмане) отважно сражаются за русскую землю от Чукотки до Ставрополья против "фашистов" (это ваххабиты). Наши в этом фильме побеждают, и только в Чечне по-прежнему тучи ходят хмуро. Эта нехитрая мысль проходит красной нитью через всю новейшую историю российского ислама. А больше в нем, по Силантьеву, практически ничего и не происходит.

В первый раз широкой публике этот выпускник географического факультета явился в телепередаче НТВ "К барьеру!" на поединке Александра Дугина и Нафигуллы Аширова. "Исламовед", – скромно представился он окружающим. "Вы хоть одну исламскую книжку прочитали?" – поинтересовался у него Аширов. Силантьев скромно промолчал. Тем и запомнился.

Его "Энциклопедия" впоследствии только подтвердила предположение, по-восточному в обход высказанное в двусмысленном вопросе шейхом. "Наиболее серьезным идеологическим вызовом целостности российского ислама стал вызов радикального ислама, который исламоведы называют салафизмом или "чистым исламом", а традиционные мусульманские лидеры – ваххабизмом", – начинается в книге глава "Нетрадиционные для России исламские течения". И далее Силантьев раскрывает суть ислама нетрадиционной, по его разумению, ориентации.

"История салафизма началась в 18 веке, когда ханбалитский проповедник Мухаммед Ибн Абд аль-Ваххаб провозгласил, что ислам после смерти пророка Мухаммеда был извращен и поэтому необходимо вернуться к истокам. Главной чертой нового течения стало крайне буквалистское и примитивное толкование Корана, породившие отрицание значительной части мусульманской вероучительной литературы", – пишет исламовед.

Назовем его так и мы. В конце концов, он – продукт своего времени, лишь один из, пусть и не самый лучший представитель. Не читавший исламских книг. Далекий от современной научной мысли. Не ведающий конъюнктурным казалось бы носом о новых изысканиях. Чего только стоят слова "крайне буквалистское и примитивное толкование Корана", сказанные об учении реформатора и высокообразованного богослова 18 века.

"Вне всякого сомнения, Ибн Абд аль-Ваххаб является выдающимся исламским мыслителем 18 века, оказавшим огромное влияние на современный ислам. Ибн Абд аль-Ваххаб воспринял наиболее важные направления развития исламской мысли его эпохи, в частности новые методы изучения хадисов, направленные прежде всего на изучение содержания, а не формы. Он был убежден, что для правильного толкования Откровение нужно рассматривать в контексте – как в контексте того, что происходило при ниспослании Божественной воли, так и в контексте того, что она значила для людей, которые слышали эту волю. Настаивая на учитывании исторического контекста, Ибн Абд аль-Ваххаб отвергал буквальное толкование Писания". Это тоже цитаты, но уже из трудов американского профессора Натаны Делонг-Бас, изучившей в библиотечных архивах Саудовской Аравии все рукописное наследие основателя ваххабизма. "Ваххабизм, причем в его изначальном виде – это нормальное течение в исламе, ничего здесь страшного нет", – соглашается с американским ученым премьер России Владимир Путин…

Впрочем, я взяла слишком высокую ноту. В то время как над содержанием "Энциклопедии" в лучшем случае задумался бы никак не ученый, а какой-нибудь репортер, открывший, к примеру, неожиданно много нового о политических процессах на Северном Кавказе. Эту заметку можете считать как бы изумленным возгласом таких репортеров: "Не может быть!".

Не может быть, например, чтобы первый президент Чечни Джохар Дудаев подозревал о существовании арабского эмиссара Хаттаба, а народное чеченское восстание в начале девяностых имело исламские корни. Но у Силантьева все может. "В этой республике ваххабиты появились благодаря ее первому президенту Джохару Дудаеву, сделавшему ставки на зарубежные структуры в деле возрождения ислама", – совершенно искренне полагает исламовед. Хотя Дудаева убили за год до приезда в республику арабского фундаменталиста Хаттаба и его компании.

Впрочем, не только мы не верим автору, но и он сам. Например: "После уничтожения Джохара Дудаева ее новым президентом был избран Аслан Масхадов, который не пользовался большим авторитетом среди населения", – утверждает он, хотя "избран" и "не пользовался авторитетом" – вещи явно взаимоисключающие. Тем более если учесть, что Масхадов победил на выборах президента Ичкерии с результатом 59 процентов.

Силантьев пишет: "В Ингушетии действуют многочисленные ваххабитские джамааты, которые интегрированы в систему чеченских бандформирований и часто оказывают им силовую поддержку". Хотя ни один репортер, исколесивший северокавказский регион, не рискнет заявить о "многочисленности ингушских ваххабитов" хотя бы потому, что в Ингушетии налицо явная многочисленность военных, в перестрелке регулярно убивают "по ошибке" мирных жителей, а у ваххабитов – поголовно шапки-невидимки. Но Силантьев уже вошел во вкус и его сложно остановить. По нему, не только в Ингушетии и Чечне гуляют бородатые ваххабиты в коротких штанах. Они есть в каждом уголке нашей необъятной родины – в Дагестане, Башкирии, Москве и, разумеется, в Татарстане – оплоте экстремистов. "Российские джамааты, – сообщает выпускник географического факультета читателям, – входят в международную сетевую структуру экстремистских и террористических организаций, которая объединяет весьма различные силы, по большому счету солидарных лишь в ненависти к власти, другим религиям и инакомыслящим мусульманам".

И так далее и тому подобное. Сей скорбный труд, именуемый "Энциклопедией ислама в современной России" можно было бы переименовать в "Энциклопедию заблуждений". Но если бы Силантьев заблуждался… А от такого экстравагантного вывода удерживает еще один шедевр. "Впоследствии ваххабиты стали искусно маскироваться и сейчас довольно сложно отличить их от добропорядочных мусульман", – резюмирует автор. То есть вроде бы были "наши", но стоит присмотреться, как опять – ваххабит.

Как говорят у нас, стоило ли огород городить и морочить публику байками не первой свежести, чтобы заявить, наконец, привычное: мы видим мусульманина, подразумеваем – экстремист.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: