Информационное
агентство России
14°C
25 июня, 03:09
ФаджрВосходЗухрАсрМагрибИша
1:523:4512:3317:0421:1923:11

Пора очнуться, белый человек!

muh
Пора очнуться, белый человек!
Рим
Потерявший деньги, – ничего не потерял.
Потерявший друга, – половину потерял.
Потерявший веру, – все потерял.

Восточная мудрость.

Сегодня при посещении любой страны Западной Европы, несмотря на видимое ее внешнее самодовольство и благополучие, невольно думаешь, что если Освальд Шпенглер в начале ХХ века писал о закате Белой цивилизации, то в наши дни уже впору бить в набат и говорить о ее неизбежной гибели. И дело не только в том, что Европа на глазах желтеет и чернеет от обрушившихся на нее мощных миграционных потоков из Азии и Африки после Второй мировой войны /нельзя не заметить, что эти самые потоки и являются одним из все еще неизжитых последствий жестокого поражения национальных сил в ходе той войны. – В. П./, а в полном моральном и духовном опустошении коренных европейцев, окончательно утративших как веру, так и идеалы, и превратившихся, по сути дела, исключительно в жалких экономических человечков, – в этаких скучных и предельно заземленных homo economicus.

Отсутствие же веры или ее утрата, как свидетельствует исторический опыт, неизбежно ведут к деградации как отдельной личности, так и всего общества, ибо, по верному замечанию знаменитого Пирогова, она принадлежит к «такой психологической особенности человека, которая более всех других отличает его от животного». Когда в Европе была крепка вера, она была велика и могуча, являясь лидером человечества. Сегодня же от тех дней остались лишь довольно туманные воспоминания да «священные камни», из которых выветрился Божественный дух и которые уже мало кого способны вдохновить на подвиг и самопожертвование, являющееся неотъемлемым атрибутом подлинной веры.

Великолепные европейские соборы и церкви превратились в музеи, искусство одолело религию. И это особенно сильно ощущается в Риме – городе, бывшем, да, пожалуй, и остающемся религиозным центром западного мира. В то же время именно там, в Вечном городе, где когда-то столь пышно процветала и плодоносила великая Белая цивилизация /а это не только христианство, но и убитое им греко-римское пиршество интеллекта и красоты! – В. П./ сегодня нельзя не заметить нависших над ней грозовых туч. Отказавшись от Бога, люди возжаждали лишь одного – улучшения жизни или так называемого прогресса, смысл которого сводится к постепенному увеличению наслаждений жизнью и в постепенном уничтожении неравенства при распределении этих наслаждений. Утрата духовных ценностей и безмерное стремление к наслаждению, ставшие для большинства основной жизненной ценностью, погубили в свое время древний Рим и угрожают ныне так же погубить всю Европу и весь Белый мир, представляя собой куда более страшную опасность, чем любые миграционные волны из Азии и Африки. Что же касается господствующего теперь в Европе, Америке и России материалистического культа, то он, как всем известно, свидетельствует об упадке и потере подлинного смысла жизни, и потому, может быть, правы те, кто еще в середине ХХ столетия, а точнее, после окончания Второй мировой войны утверждал, что белое человечество обречено и доживает последние дни.

Как бы там ни было, во время недавнего пребывания на столь любимых и дорогих мне римских руинах невольно припомнилось давно сказанное нашим недооцененным провидцем Константином Леонтьевым: «Не ужасно ли и не обидно ли было бы думать, что Моисей всходил на Синай, что эллины строили свои изящные Акрополи, римляне вели Пунические войны, что гениальный красавец Александр в пернатом каком-нибудь шлеме переходил Граник и бился под Арбеллами, что апостолы проповедовали, мученики страдали, поэты пели, живописцы писали и рыцари блистали на турнирах для того только, чтобы французский или немецкий или русский буржуа благодушествовал «индивидуально» и «коллективно» на развалинах всего этого прошлого величия?.. Стыдно было бы за человечество, если бы этот подлый идеал всеобщей пользы, мелочного труда и позорной прозы восторжествовал бы навеки!»

Глобализация, смешение и перемещение рас и народов идут повсюду рука об руку. И в Риме, да и в других больших городах Европы, как и в Москве, тоже можно нередко услышать: «Понаехали тут!» И неудивительно: если, скажем, приземлившись в лондонском аэропорту Хитроу, может показаться, что случайно залетел в Индию, то в районе римского вокзала Термини ощущаешь себя как в афро-азиатском муравейнике где-нибудь в Нью-Йорке. Бангладешцы, пакистанцы, эфиопы, ливийцы и всевозможные африканцы… И еще: бывшие наши или почти наши: украинцы, молдаване, поляки, румыны, хорваты и прочие, кого сразу и не определишь. Можно, разумеется, услышать здесь и русскую речь, но это, стоит отметить, в основном, не перемещенцы, ищущие, где сытнее, а самые обыкновенные туристы, приехавшие просто поглазеть и слегка прибарахлиться. Позволю себе отметить, что подобной серобуромалиновости лиц и беспредельной, ничем не ограниченной интернализации не наблюдалось здесь еще всего несколько лет назад. Сегодня же столетиями неизменный католический лик Рима явно начинает меняться, и не секрет, что многие коренные римляне, считая данное явление уже необратимым, продают свои дома и квартиры и уезжают из родного города. А желающих же приобрести собственность в итальянской столице, между прочим, хватает, ибо в последние годы сюда прибывает не только голь перекатная, но и люди с весьма приличными средствами. Например, выходцы из Китая, Кореи и… Саудовской Аравии.

Нельзя не сказать о том, что саудиты не только покупают недвижимость и магазинчики, в которых сажают своих единоверцев – бангладешцев, но уже и возвели новехонький и чрезвычайно опрятный Исламский центр с мечетью. Они определенно не могут и не должны жаловаться на «демократию» и «толерантность», воцарившиеся в Европе после поражения «ужасных» националистических режимов, хотя у себя дома и предпочитают обходиться без этих непременных атрибутов современного «передового общества». Здесь, вероятно, нелишне припомнить, что в 20-е годы прошлого столетия мусульманские деятели явились к Муссолини с просьбой дать разрешение на открытие мечети в Риме. Дуче ответил им: «У меня, разумеется, нет никаких возражений, только вы сначала откройте церковь в Мекке»…

В некоторых радикальных брошюрах, широко распространяемых сегодня на разных европейских языках, прямо говорится, что «борьба с крестоносцами продолжается» и что она не закончится до тех пор, пока «вся Европа и, прежде всего Рим, не станут мусульманскими». Как к такого рода поползновениям относится Католическая церковь? С этим вопросом я обратился к одному своему давнему знакомому, ставшему высокопоставленным дипломатом Ватикана. Он, как полагаю, довольно откровенно ответил:

«На этот счет мнения расходятся. Не следует забывать, что до сих пор кое-кто продолжает нас обвинять в соглашательстве с фашистами и нацистами и, более того, в пособничестве холокосту. Поэтому наши возможности ограничены, и наши руки в известной степени скованы и, может быть, для того, чтобы сковать их еще больше, определенным силам в курии /и ты знаешь, каким!/ удалось протащить на папский престол папу Бенедикта, на которого можно постоянно оказывать давление из-за того, что он в юные годы был членом гитлерюгенда. Тем не менее, Бенедикт отлично разбирается в ситуации и пытается делать что может, но вспомни, какая буря поднялась во всем мире, когда он всего лишь привел забытое высказывание одного византийского императора о пророке ислама. Поистине, как говорят евреи, есть жизнь до холокоста и после него, и это «две большие разницы»…

После Второй мировой войны Церковь перестала быть милитантской и, в основном, занимает оборонительную позицию, особенно после Второго Ватиканского собора, когда в угоду иудеям, по сути дела, были изменены слова мессы. Так был заключен компромисс с теми, кого на протяжении без малого двух тысячелетий в сотнях папских булл именовали не иначе, как «врагами рода человеческого». Другим серьезным ударом по Церкви стала смерть папы Иоанна-Павла 1-го, которого, как сам знаешь, убили. После чего внутрицерковным проамериканским и промасонским кругам удалось посадить на престол польского папу, о настоящей сущности которого, между прочим, можно узнать из книги Пирса Комптона «Сломанный крест», вышедшей в Австралии еще в 1984 году… Да, начав отступать после Ватикана-2, мы продолжаем отступать, но это не означает, что так будет всегда. В то же время, по мнению наших экспертов, воинственные заявления исламских экстремистов не отражают настроений мусульманского большинства так же, как, скажем, позицию членов «Общества папы Пия Х-го» разделяет лишь меньшинство католиков.

Мы стремимся к диалогу с мусульманами и, хотя они ведут пропагандистскую работу в нашей среде, наши миссионеры, несмотря на неимоверные трудности и препятствия, тоже работают на их землях».

-Но согласись, – воскликнул я, – что число христианских миссионеров в странах Азии и Африки не идет ни в какое сравнение с количеством мусульманских мигрантов в Европе. А миграция из исламских стран имеет не только экономический смысл, а так же, как мне доводилось где-то читать и как, по-видимому, известно тебе, – обращение местного населения в ислам! Не в этом ли и таится главная опасность мусульманского присутствия в Европе?!

-Да, действительно, им удалось обратить в свою веру какое-то незначительное число европейцев. Но стоит ли придавать этому чрезмерное значение, ведь и нам удается, пусть и не слишком часто, приводить их к истинной вере, – заметил мой собеседник.

-Однако Европа вовсю чернеет и желтеет, а Азия и Африка нисколько не белеют, а остаются такими же, как всегда! Не думаешь ли ты, что все это неизбежно ведет к гибели Белого мира? Вот и среди католических священнослужителей становится все больше цветных и все меньше белых!

-Дорогой друг, ты все еще находишься в плену расовых предрассудков и забываешь, что Святая Церковь не признает расового деления. Человек должен быть, прежде всего, добрым христианином, а цвет его кожи не имеет никакого значения, – подчеркнул мой старинный знакомец. – Все будет так, как того хочет Господь, и мы не можем ничего сделать вопреки Его воле. Народы и империи, как и отдельные люди, достигают своего расцвета, затем начинают слабеть и умирать. Так было всегда, и почему в наши дни должно быть иначе?
-Считаешь ли ты, что и Белому миру приходит ныне конец?

-Честно говоря, меня куда больше волнует, чтобы наша Святая Церковь и наша вера не слабели, а сохранялись и крепли. А кто будет способствовать их сохранению и усилению – белые, черные или желтые, меня нисколько не волнует. Мы все принадлежим к роду человеческому. Вспомни, что среди святых и отцов Церкви были люди разных рас и народов. Св. Августин, например, был африканского происхождения, – заметил монсиньор. После чего мы расстались, не очень довольные друг другом, и лично мне показалось, что наш разговор проходил как бы на совершенно разных языках. И я невольно подумал: а нужна ли политкорректная Церковь или, вообще, политкорректная религия? Подлинной религии нет никакого дела до политкорректности: она выше этого понятия, навязанного теми, кому глубоко наплевать на любую веру.

Если в прошлом эмигранты, как правило, стремились слиться с местным населением, ассимилироваться, то ныне наблюдается совершенно противоположная тенденция: они, как в Европе, так и в России, упрямо сохраняют свою особость, подчас даже чересчур подчеркивая свои отличия от окружающих. Почему? Интересный и заслуживающий внимания ответ, как представляется, дал встреченный мною в Исламском центре в Риме саудит, признавшийся, что его уже не раз спрашивали об этом:
«Что же тут непонятного? Разве будет естественным, когда здоровый человек станет подражать больному, и будет стремиться во всем походить на него? Западная цивилизация, несмотря на ее неоспоримые материалистические достижения, пребывает в чудовищном упадке и доживает свои последние дни. Еще в 1950 году знаменитый английский философ Бертран Рассел писал: «Заканчивается эпоха, в которой царил белый человек. Закрепление навсегда его господства не соответствует законам природы».

Посмотрите на то, что происходит сегодня в любой западной стране. Коррозия разъедает духовную суть так называемой христианской цивилизации со всеми ее доктринами и порядками. Пустота, в которой угасает дух человека, теряется цена человека, агонизирует его натура. Как и в закатные дни Древнего Рима, возник культ еды. Телевизор да и все СМИ только и говорят о разных изысках в приготовлении пищи. Одновременно всячески рекламируется вещизм. Ценность человеческой личности стала определяться ценностью вещей, находящихся в собственности у того или иного человека.

Несмотря на рост производства и невиданный подъем науки и техники, создалась ситуация, угрожающая регрессом и вымиранием. Цивилизованный человек Запада игнорирует свое естество и свои истинные потребности. Автомобили, компьютеры, ракеты и спутники и проч. не должны мешать нам видеть тот опасный предел, к которому подошел человек, забывший, что он является наместником Бога на земле.

Человек – самое благородное, что есть на этой планете. Он – главнее всего, живущего на ней. Все, что есть на земле, должно служить ему. Гуманизм человека – высочайшая ценность и мерило его подъема или упадка. Духовное счастье человека – мерило степени соответствия или противоречия ему цивилизации, в которой он живет. И этого счастья ему не может дать западная цивилизация, в которой умирают гуманные качества и исчезают подлинные человеческие ценности, в которой человек становится рабом машины или одним из ее придатков, в которой распадаются разум человека и его мораль, в которой человек дошел до отвратительного скотства в сексуальных отношениях.

Нельзя не видеть, что сегодня на Западе человек пребывает в растерянности и беспокойстве. Он испытывает эти чувства в большей степени, чем когда-либо прежде, подвергается нервным и психическим расстройствам и легко вступает на путь преступлений. Человек пытается всячески уйти от себя, своих страхов и опасностей, которыми окружила его материальная цивилизация, различные социально-политические, моральные и идеологические системы.

Сбившись с пути, человек охвачен тоской и скукой, от которых он ищет спасения в наркотиках или алкоголе и во всякого рода доктринах, проникнутых чувством отчаяния и аномальной потерянности. Дошло дело до того, что некоторые уже готовы продавать своих детей ради денег и приобретения каких-то вещей… Не свидетельствует ли все это о деградации, за которой неизбежно последует и гибель человечества? Представляется несомненным, что факты говорят о провале этой цивилизации и ее близком конце.

Что же делать? Истиной остается необходимость в ином строе, свободном от тех недостатков, которые портят жизнь человека, лишают его возможности с пользой для себя использовать плоды науки, знания и прогресса. Этот строй позволит человеку достичь цели его бытия, какой ее определил Великий Творец. Он сможет использовать свой разум и науку в гармонии с истинными потребностями и в соответствии с требованиями изначальных человеческих свойств.

Надо не стесняться прямо сказать: роль белого человека закончилась. Закончилась его роль, кем бы он ни был: русским или американцем, англичанином или французом, швейцарцем или шведом. Она завершилась, потому что Европа утратила Бога и произошел страшный разлом как в европейской истории, так и во всех доктринах и путях, характерных для Запада.

Нам всем необходима основа – тот идеологический фундамент, без которого невозможно выстроить жизнь человека. Необходимо правильное объяснение бытия, места человека в нем, цели его бытия. Оно и есть истинное представление того, как все обстоит в реальности, а не как это видят люди через искаженную призму своего ума, на основе собственных вожделений, настроений, изменяющихся эмоций.

На протяжении долгих столетий цивилизация белого человека игнорировала реальность, более того, вела с ней беспощадную войну. Но со времени своего возникновения человек остается человеком, и потому-то ему нужна идеология, которая бы наполняла его сердце, и из которой исходили бы его представления. Такая идеология /религия!/ давала бы ему исчерпывающее объяснение смысла жизни и окружающей его Вселенной, взаимоотношений человека и Вселенной с Всевышним Творцом.

Идеология /религия/ указывает человеку цели более высокие, чем он сам, и более универсальные, чем то, что вдохновляет его поколение. Эти цели устремлены в будущее и стоят выше мирской жизни. Их благородство и возвышенность связывают человека с его внутренним миром. Они руководят им и контролируют его; человек послушен Верховной силе и боится ее, старается избежать ее гнева и взывает о благоволении к себе. Человек связывает с ней всю свою жизнь, получает от нее жизненный уклад, образ мышления и поведения, культовые обряды, направляет и гармонизирует свою жизнь без расколов и столкновений.

Удовлетворение мирских потребностей не покрывает и не удовлетворяет духовного голода человека. Никакая пища не может снять чувство духовного голода, и утолить духовную жажду невозможно никаким напитком. Не поможет тут и никакая одежда, и никакая изысканная вещь. Это – голод другого рода. Голод по вере в силу, стоящую над человеком. Это – жажда мира, стоящего над чувствами. Это – устремление в надмирную сферу. Это – желание гармонии совести человека и его реальной жизни, законоположения, правящего его жизнью. Человек стремится к гармонии и согласованности его собственных шагов с вселенским движением вокруг него. Это – голод по Единому Богу, от которого человек получает законоположение своего сердца и законоположение своего общества.

Любой жизненный уклад только тогда приносит счастье человеку, когда он удовлетворяет разнообразные потребности его существования. Этих-то качеств и свойств и лишилась цивилизация белого человека! Такова главная причина того, что роль белого человека практически закончилась…

Мы, мусульмане, видим свою миссию в том, чтобы указать людям на ислам – новый путь жизни, которого не знали Европа и мир. Это наиболее естественный путь, имеющий свои корни в самих чистых и неискаженных ложными идеологиями потребностях человека. Он – всеобъемлющ и охватывает все стороны жизни. Это – не простое изменение современной жизни и нынешнего положения, а совершенно иной идеологический и мировоззренческий путь. Это – путь труда и справедливости. Только он в состоянии выполнить задачу переустройства человеческой жизни на новой основе.

Сегодня человечество, приведенное западной цивилизацией на край пропасти, нуждается в качественном скачке, в возвращении к своему изначальному предназначению, указанному Богом. Однако жизнь людей не сможет вернуться к своему изначальному предназначению на принципах, теориях или средствах теперешнего «передового» цивилизованного мировоззрения, которое с самого начала основывалось на нормах, враждебных человеческой природе. Необходимо качественно новое, истинное и всеобъемлющее представление, которое изменило бы саму основу жизни, повернуло бы ее к изначальному предназначению. Жизнь должна строиться на иной основе, согласующейся с природой универсального человеческого бытия и со вселенской истиной, так, как это обстоит реально, а не по красивым, гламурным картинкам, произведенным на фабриках враждебной человеку цивилизации, уже полностью доказавшей свою несостоятельность.

Вопреки тому, что говорят наши недоброжелатели, ислам вовсе не собирается бороться с научно-техническими достижениями или же ликвидировать комфорт и удобства, созданные промышленностью. Но ислам даст всему истинную оценку с тем, чтобы верующий человек стал господствовать над цивилизацией, а не она над человеком и его представлениями, чувствами, образом жизни и порядками.

Ислам утвердит в душе человека его верховную ценность и благородные качества. После чего человек почувствует себя господином, который должен руководить материальным производством и цивилизацией. Сегодня же он все еще продолжает быть жалкой жертвой механизмов и вызванных ими представлений…

Мы возьмем из западной цивилизации все, что считаем в ней полезным и нужным, – то, что в нашем сознании соответствует природе человеческой жизни, ее обновляющимся потребностям. Но сама эта цивилизация должна исчезнуть: старое дерево с истлевшими корнями не получает воды и удобрений. Оно погибло и должно быть выкорчевано, а доброе семя предназначено для посева и роста. Пророк был глубоко в этом уверен…»

Очевидно, что случайно повстречавшийся мне римский ваххабит куда более искренен и откровенен, чем мой бывший попутчик по тратториям, превратившийся в высокопоставленного ватиканца. Если в Средние века в Европе нередко устраивали диспуты, где свои истины рьяно отстаивали представители всех трех авраамических религий, то в наши дни подобные дискуссии вряд ли возможны. Хотя периодически и проводятся разнообразные межрелигиозные диалоги, имеющие скорее политическую окраску и напрочь лишенные искренности, они интересны лишь узкому кругу специалистов. Несмотря на то, что на них вроде бы говорится о самом главном и они должны, по идее, представлять всеобщий интерес. Почему? Да потому, что, скажем, европейские и американские христианские священнослужители сегодня, в первую очередь, озабочены не доказательством своей правды, а тем, чтобы после пресловутого холокоста, упаси Господь, не обидеть «старших братьев» – иудеев, и не быть обвиненными в отсутствии толерантности и все той же злосчастной политкорректности. Исламисты же чувствуют себя более свободными, ибо знают, что на Западе, в отличие от стран, из которых они прибыли, можно говорить все что угодно, за исключением, разумеется, призывов к терроризму. Это, между прочим, наряду с экономической выгодой, одна из главных причин того, почему едут и едут на Запад. Старушка Либерти все еще привлекательна для тех, кто приезжает из стран, называемых исламскими, но, на самом деле, не являющихся таковыми.

Но есть и другая серьезная причина, созданная самими европейцами, включая и русских. Если в советской России, как и в фашистской Италии и нацистской Германии, без устали внушали, что «любой труд почетен», то с некоторых пор уже так не говорят. В сегодняшней Европе очень многие /чересчур многие!/ предпочитают паразитировать, сидеть на пособиях, а не делать «черную работу». Но кто-то же ведь должен ее делать?! Вот поэтому-то и приезжают «черные», которые ничем не гнушаются, чтобы прокормить себя и свои семьи. Нет плохих, недостойных работ, а есть плохие, недостойные люди, которые любят ничего не делать, а получать неизвестно за что и неизвестно почему деньги и пользоваться бесплатным медицинским обслуживанием. Так что, господа хорошие, не надо бурчать «понаехали тут»: сами виноваты в том, что меняется лицо Европы. Должен же, в конце концов, кто-нибудь выносить за вами мусор, если вы считаете это ниже своего достоинства?

А Рим, между тем, хоть и Вечный город, но, увы, /по крайней мере, для меня/ уже во всех смыслах не тот, что был вчера. Так, в парке на Monte Oppio, где еще совсем недавно собирались юные поклонники Юлиуса Эволы и где еще сегодня попадаются настенные изображения фасций, кучкуются чернокожие ребята, которым почему-то особенно нравится пить «Хейнекен» и восседать на камне с надписью Viva Evola. На дверях же штаб-квартиры одного молодежного националистического движения, расположенной там же, на Monte Oppio, постоянно висит большой амбарный замок…

Чего же можно ожидать в будущем? Пусть каждый сам ответит на этот вопрос.

Лет тридцать назад в Америке вышла книга «Очнись, белый человек!». Мало кто обратил на нее внимание, за исключением тех, кого демократическая публика презрительно именует lunatic fringe. А жаль, ибо в этом памфлете практически было предсказано все то, что происходит ныне на наших глазах. Сегодня же нужно не только призывать, но и действовать, ибо завтра, действительно, как говорил Ильич, может быть уже поздно.

Здесь читатель, вероятно, может спросить, чего хочет, чего добивается автор? Постараюсь ответить предельно просто и кратко. Лично я считаю ислам самой разумной и самой естественной религией, полностью соответствующей всем потребностям и чаяниям человека, независимо от его расы и национальной принадлежности. Я твердо уверен, что претворение в жизнь благородных исламских идеалов и, прежде всего, справедливости – Божественной, а не марксистской или какой-либо еще, будет благом для всего человечества и способно дать ему то, что обещало христианство, оказавшееся неспособным осуществить в жизни свои высокие принципы. Но в то же время я против умаления роли белого человека и Белой цивилизации, лучше которой пока ничего не было создано.

Я убежден также в верности непопулярной теперь русской поговорки: «где человек родился, там и пригодился». В любой эмиграции, в оставлении родины всегда присутствует привкус предательства и отказа от выполнения собственного долга, – предназначения, данного Всевышним. Именно поэтому искренне полагаю: африканцы должны жить в Африке, азиаты в Азии, европейцы в Европе. Нельзя допустить, чтобы белый человек исчез из Европы или, скажем, Россия осталась бы без русских. Я – за то, чтобы китайцы жили в Китае, арабы в Арабии, а кавказцы на Кавказе. Все хороши на своем месте. Если же кто-нибудь посмеет назвать подобное пожелание расистским или даже человеконенавистническим, то пусть это останется на его совести. Я же никогда не был ни расистом и ни фашистом, хотя, честно признаюсь, считаю, что фашизм муссолиниевского типа был вовсе не так плох, как его малюют…

Я против любого «плавильного котла» и против любых экспериментов, направленных на выведение из многоликого человечества одной Серой расы. Потому что я, уж простите, за старомодность, – за Культуру, которая всегда национальна, ибо питается народными корнями. И я, понятно, одновременно против уродливого и омерзительного порождения современности – масс-культуры, которая всегда беспочвенна и интернациональна, и которая может произрастать лишь в атеистическом болоте обезбоженного общества.

Пусть в мире, наконец, восторжествует воля Божья /а значит, и вера!/, и вместе с ней воцарится то, что уже упоминавшийся мною Константин Леонтьев называл «цветущей сложностью». Будучи покорны воле Божьей, мы перестанем метаться и, несмотря на все различия, начнем жить в мире и согласии друг с другом. Это будет куда лучше и естественнее, чем пребывание в духовно кастрированном и вырожденческом обществе, которое пытаются создать для нас «архитекторы» из Бильдербергского клуба и слепо исполняющие их волю послушные марионетки, занимающие сегодня высочайшие посты в правительствах всех нынешних государств.

Рим – Москва, сентябрь 2009 г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. Orthodox25.09.2009 19:41

    Нас уже похоронили? :)
    Зря. Ислам кроме бегства на Запад – ничего предложить не может.
    Идёт великая Смута

  2. _cCc_26.09.2009 2:33

    Во многом согласен с Автором! Но Белый человек всегда будет стремится к власти к богатству,и-пока существует белый человек он будет пытаться изменить на свой взгляд и вкус весь мир,считая другие расы второстепенными.Orthodox своим примером доказывает то что его раса не смотря ни на что пытается с высота смотреть на мусульман,они глухи,немы,договариваться и жить в мире с такими не возможно. Те кто сидят на самом верху власти безбожники,они окружили себя охраной закрыли глаза обществу СМИ и чувствуют себя в безопасности,и пока они там мир будет вечно в войне,что бы отвлечь внимание массы от истинных ценностей жизни

  3. Alexey26.09.2009 18:58
    _QUOTE
    _cCc_
    Orthodox своим примером доказывает то что его раса не смотря ни на что пытается с высота смотреть на мусульман

    Ух ты, оказывается мусульмане – это расовая каста…

    _cCc_, мусульманином может быть любой: русский, татарин, негр, китаец и т.д. У Вас, уважаемый _cCc_, какие-то расистские взгляды…

  4. _cCc_11.01.2010 4:19

    Alexey
    Считаю евреев расой ведь нет такой религии "еврей" и нацией её назвать нельзя так как они вечно скрываются под другими нациями! Читай внимательно сказано "еврейская раса (ортодокс по моему не скрывает что он еврей) по отношению к мусульманам"

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: