Информационное
агентство России
23°C
20 сентября, 16:39
ФаджрВосходЗухрАсрМагрибИша
4:176:0912:2415:4018:3620:20

Все дело в нефти

muh
Все дело в нефти
Когда речь заходит об энергетической безопасности, западные политики ведут себя с избирателями как с детьми

Известный британский публицист Гидеон Рахман считает, что многие хитросплетения современной международной политики можно объяснить одним словом «нефть». Приводим перевод его статьи, появившейся на днях в лондонской газете Financial Times.

Герои детективов часто говорят, что следует искать тех, у кого в деле имеется денежный интерес. Тот, кто пытается разобраться в хитросплетениях международной политики, может смело ставить вместо денег слово «нефть». Однако парадокс заключается в том, что любые намеки на то, что черное золото определяет международную политику США и других стран, считаются непристойными.

Правительство Великобритании, например, настойчиво отвергает любые подозрения в том, что решение освободить ливийца, осужденного на пожизненное заключение за организацию взрыва самолета в окрестностях шотландского города Локбери, имеет какое-то отношение к ливийским нефти и газу. Хотя позже под нажимом журналистов министр юстиции Великобритании Джек Стро признал, что нефтяные интересы играют в этом вопросе «весьма значительную роль».

Это лишь один из примеров распространенного явления. Очевидно, что энергоресурсы – корень многих явлений международной политики, т. к. ни одна из ведущих экономических сил – США, Китай, Япония и ЕС – не в состоянии обеспечить себя нефтью и газом и очень озабочены своей энергобезопасностью.

Напряженные отношения между Россией и ЕС во многом объясняются тем, что ЕС все больше зависит от поставок энергоресурсов из России. Война с Грузией усилила обеспокоенность Запада, потому что через эту страну пролегает единственный маршрут, подходящий для прокладки трубопровода из Центральной Азии в ЕС в обход России.

В конце сентября западные державы скорее всего ужесточат санкции против Ирана из-за его ядерной программы. Но это вызовет противодействие Китая и Индии, ведь Иран – их ключевой поставщик энергоресурсов. Индия хочет протянуть газопровод для перекачки иранского газа на свой внутренний рынок. Китайцы вообще готовы заключать энергетические сделки с кем угодно – с Анголой, Саудовской Аравией и т. д. А после того, как в Бразилии было открыто новое шельфовое месторождение нефти, выросла привлекательность и этой страны. Китай решил предоставить бразильской государственной компании «Петробрас» 10 млрд. долларов взамен на гарантированные поставки нефти.

На официальном уровне по-прежнему является загадкой причина вторжения США в Ирак. Но Алан Гринспэн пишет в своих мемуарах, что «с политической точки зрения неудобно признать то, что известно каждому: война в Ираке в основном велась из-за нефти».

Нельзя винить лидеров стран за то, что они уделяют такое большое внимание нефти. Два нефтяных шока 1970-х гг. вызвали стагфляцию, мучившую Европу и Америку целое десятилетие. А экономические бумы времен Рейгана и Клинтона были поддержаны дешевой нефтью.

Политики знают, что избиратели накажут их, если вырастут цены на топливо или возникнет дефицит электроэнергии. Но им также известно, что, стоит открыто признать, что в основе их зарубежной политики лежат нефтяные интересы, их обязательно осудят как безнравственных и циничных людей. Когда речь заходит об энергетической безопасности, западные политики ведут себя с избирателями как с детьми. Но друг с другом они ведут себя как взрослые.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: