Информационное
агентство России
22°C
14 августа, 13:34
ФаджрВосходЗухрАсрМагрибИша
2:484:5812:3516:3820:0922:13

Эксперт: «скинхедство въелось в российский менталитет»

ulka_cat
Эксперт: «скинхедство въелось в российский менталитет»

Смерть пятимесячного Умарали Назарова в Петербурге уже две недели будоражит общественность. Ребенок, изъятый из семьи родителей-мигрантов, граждан Таджикистана Далера Назарова и Зарины Юнусовой, позже умер при непонятных обстоятельствах. Упоминалось и про синдром внезапной детский смертности, и про острую респираторную вирусную инфекцию, однако что же на самом деле случилось с младенцем, доподлинно никому не известно.

Родители утверждают: их сын был абсолютно здоров – до тех пор, пока 13 октября сотрудники УФМС Санкт-Петербурга не задержали их самих в связи с отсутствием документов, разрешающих пребывание в РФ, а их сына не передали в полицейском участке инспектору по делам несовершеннолетних, который отправил Умарали в Центр медицинской и социальной реабилитации детей имени Цимбалина, где он умер.

По словам родителей Умарали, им долго не сообщали, где находится ребенок, и не объясняли, почему его забрали. Мигрантов задержали утром, отпустили поздно вечером, а состоявшийся за это время суд оштрафовал их и обязал в течение 15 суток покинуть страну. Сразу после освобождения родители бросились на поиски сына, им объяснили, что забрать его они смогут только на следующий день, но следующего дня в жизни младенца не наступило. Утром семья приехала в центр реабилитации детей, но Умарали уже увезли в морг. Тело ребенка родители смогли увидеть только после вскрытия, на четвертый день после смерти.

Отреагировали на эту историю МИД Таджикистана, уполномоченный по делам детей Павел Астахов, Законодательное собрание Санкт-Петербурга и Следственный комитет. Первыми шум в интернете подняла таджикская диаспора, затем подключились СМИ. В итоге недовольные собрались возле отделения полиции и консульства Таджикистана с требованием провести расследование.

«Скорее всего, гибель маленького Умарали так и осталась бы незамеченной, если бы таджикская диаспора не привлекла к трагедии внимание петербургских омбудсменов. Лишь когда уполномоченный по правам ребёнка Павел Астахов призвал Генпрокуратуру разобраться в правомерности действий полиции и ФМС, Следственный комитет Петербурга через неделю после гибели Умарали возбудил уголовное дело по статье 109 ч. 2 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности из-за ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей». А на другой день после этого ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти начало проверку семьи Назаровых, – пишет АиФ. – В настоящее время сотрудники полиции собирают доказательства того, что малыш погиб из-за ненадлежащего ухода родителей, однако семья Умарали и правозащитники уверены: младенец погиб из-за равнодушия представителей власти к тем, кого в России принято называть «чужими».

На родителей грозятся завести дело по статье 156 УК — «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» (статья предполагает большой разброс наказаний, от штрафа до трехлетнего срока).

Депутаты Законодательного собрания Петербурга собирались вызвать в парламент начальника ГУ МВД Петербурга и Ленобласти Сергея Умнова, но отказались от этой идеи, почему-то опасаясь, что это может разжечь межнациональную рознь, сообщает «Медуза».

В настоящее время дело о гибели Умарали Назарова находится под контролем губернатора Петербурга Георгия Полтавченко. Медики, а также представители полиции и ФМС отказались давать комментарии до окончания следствия.

Со своей стороны, миграционные службы полагают, что все сделали правильно и протокол не нарушили: задержали нелегальных мигрантов вместе с ребенком, а потом отдали его инспектору по делам несовершеннолетних. Родители же обвиняют представителей закона в том, что с младенцем плохо обращались – не кормили, не надели на него шапочку, не отдали бабушке, прибывшей в полицию после известия о задержании Далера и Зарины.

Кстати, у бабушки все документы были в порядке, а рождение внука стало настоящим светом в окне: десять лет назад в Петербурге неизвестные на улице убили её сына-подростка. Теперь – новая трагедия…Вот как рассказала бабушка о случившемся в тот день: «Люди, которые их забирали, даже не разрешили одеть Умарчика. Не дали Зарине надеть ему ни шапочку, ни тёплый комбинезон и вынесли его на улицу прямо в домашней одежде. Разве люди так поступают с детьми?!» По словам женщины, дежурный в полиции отказался отдать ей ребёнка и не принял даже бутылочку с молочной смесью. «Я объясняла ему на русском языке, что Умар — мой внук, что он голодный, его нужно кормить по часам, чуть ли на коленях не ползала, — вспоминает Мехринисо Назарова. — Я слышала крик и плач внука, и от этого у меня сердце разрывалось! Полицейский ответил, что он меня не понимает и чтобы я уходила домой». В половине второго дня на глазах у бабушки полицейские передали Умарали приехавшим на скорой медикам.

«Нас просто выселяют из России таким способом, вот и всё. Для русских мы — чужие. Сначала убили моего сына, теперь внука — они убили Умарали. За что дети это заслужили?» – говорит бабушка погибшего младенца.

Родственник, Маскам, так описывает свои ощущения от посещения морга. «Мы его не узнали, только по ножке и по ручке определили, что это он. Он уже был весь выпотрошен – ни мозга, ничего не было, везде разрезано. Почему на личике была кровь – вокруг носа и рта? Почему глаза – сплошные синяки и половина тела тоже вся синяя? Может, его вообще на органы разобрали, а может, просто уронили».

Таким образом, таджикская семья стала заложницей бюрократических формальностей, потеряв из-за просроченной визы сына. Как выяснили СМИ, девушка приехала в Петербург к мужу 28 сентября 2014 года с трехмесячным сроком пребывания, до 26 декабря 2014-го. После этой даты сведения о миграционном учете Юнусовой в базе данных УФМС обновляться перестали. Зарина срок временного пребывания не продлевала, разрешение на работу не оформляла, регистрацию не получала. 20 мая 2015-го родила сына. В суде Юнусова объясняла свое нелегальное положение невозможностью выехать из России из-за тяжелого материального положения.

Между тем, Зарина Юнусова уже обжаловала свое выдворение и пятилетний запрет на въезд, сообщили «Фонтанке» в Октябрьском районном суде. Ранее суд признал ее виновной в нарушении правил пребывания в России и назначил наказание в виде минимального штрафа 5000 рублей с административным выдворением в виде самостоятельного выезда. Наказание автоматически закрывало Зарине въезд в Россию на пять лет. Дело о нарушении миграционных правил заново рассмотрит Санкт-Петербургский городской суд.

Ответственный секретарь Правозащитного совета Петербурга, член президентского Совета по развитию гражданского общества Наталья Евдокимова вообще не видит законных оснований для изъятия грудного ребенка у матери.

«Ее задержали как нелегально находящуюся на территории России. Были все предпосылки для того, чтобы полиция отпустила ее по подписке, потом бы ее вызвали в суд и решили все вопросы. Они имеют право отнять ребенка, только если совершено какое-то преступление – но она совершила не преступление, а всего лишь административное нарушение! И непонятно, почему они не передали ребенка бабушке, у которой документы были в порядке», – цитирует ее «Свобода».

По словам директора общественного благотворительного фонда «Родительский мост» Марины Левиной, к ним часто обращаются мигранты, у которых отбирают детей. «Часто мигранты с просроченной регистрацией являются заложниками обстоятельств: вот женщины с маленькими детьми просрочили регистрацию по каким-то причинам, а обратно на родину вернуться не могут, в этих случаях мы им помогаем уехать. Мы категорически против того, чтобы при насильственной депортации разделялись мать и дитя. Это бесчеловечно и неправильно, при задержании и депортации их нужно содержать вместе, надо в этом отношении как-то урегулировать законодательство. А сейчас у нас такая система, что мать должны депортировать одним путем, как взрослого человека, а ребенка – своим, и они разделяются».

Депутат Законодательного собрания Петербурга Борис Вишневский потребовал возбуждения дела по другой статье – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего, примененное в отношении несовершеннолетнего, находящегося в беспомощном состоянии, и связанное с жестоким обращением. «По этой статье надо судить всех, кто в этом виноват. И я написал прокурору, что это не причинение смерти по неосторожности – это убийство. Ни при каких обстоятельствах не должна была возникнуть ситуация, когда грудного ребенка отняли у матери для того, чтобы судить мать за нелегальное нахождение на территории Российской Федерации. Я не понимаю, как это можно сделать по закону. Не понимаю, почему ребенка забрал инспектор по делам несовершеннолетних – разве 5-месячный ребенок является самостоятельным правонарушителем, который нуждается в помещении в детскую комнату полиции? Я сейчас скажу страшную вещь – я неверующий человек, но если на земле есть ад, я хочу, чтобы в этом аду все те, кто виновен в гибели этого ребенка, каждый день испытывали то же самое в отношении своих собственных детей, чтобы они знали, что их младенец гибнет в ужасе, страхе и одиночестве», – заявил он.

«Есть в этой истории и еще один аспект – почему общество совсем не отреагировало на эту трагедию? Люди вышли на улицы, когда разбили фигуру Мефистофеля, вышли, когда погиб Борис Немцов, но никто, за исключением трех активисток из группы «Права для всех», не возмутился гибелью младенца Умарали», – пишут возмущенные журналисты Радио «Свобода».

Социолог, профессор Высшей школы экономики Эдуард Панарин объясняет это так: «Бюрократическое время определяет поведение людей. Их поведение вообще определяется стимулами – за что людей хвалят, за что их наказывают. Очевидно, что за отсутствие добросердечности и нравственности людей не наказывают. А за неисполнение бюрократических предписаний людей наказывают. В результате мы имеем преступление. То есть это просто система».

«Надо признать, что наши силы правопорядка становятся все более жестокими – и к собственным гражданам не в меньше степени. Просто мигранты, даже совершенно легальные, все равно перед силами правопорядка абсолютно беззащитны. Но сочувствия от широкой публики ждать не стоит, потому что у нас каждый человек, пусть подсознательно, чувствует: такое в любой момент может случиться и с ним самим. Чувствует, что он точно так же не защищен от произвола властей, как и мигрант. Поэтому вряд ли кто-то будет сочувствовать мигранту – ведь он заведомо чужой. Такую ситуацию люди вряд ли будут примерять на себя, но чувство незащищенности все равно есть, и оно прикрывается либо бравированием, либо нежеланием знать самого факта и отрицанием необходимости сочувствия», -полагает известный петербургский социолог Мария Мацкевич.

«Сам факт того, что представители закона разлучили ребенка с родителями, не отдали его бабушке, оставили его в непонятных условиях из-за того, что у его мамы не было …овняной бумажки, филькиной грамоты, отражает отношение наших правоохранителей к негражданам, к гастарбайтерам. Они еще и считали, что совершают благодеяние, которым тут и не пахнет, – резюмировал суть этой истории эксперт IN Ибрагим. – По аналогии, можно вспомнить убийство 9-летней таджикской девочки в Питере скинхедами: общество тогда отреагировало достаточно вяло, резонанса не было. Некоторые полагают, что за поддержку мигрантов можно получить минус в рейтинге. Сегрегация в обществе, деление людей на «сорта» и касты процветает, скинхедство въелось в общественное сознание. И то, что произошло сейчас с Умарали – отголосок этого скинхедства».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. Кылчык27.10.2015 15:44

    “… я хочу, чтобы в этом аду все те, кто виновен в гибели этого ребенка, каждый день испытывали то же самое в отношении своих собственных детей, чтобы они знали, что их младенец гибнет в ужасе, страхе и одиночестве.”

    Амин! Амин! Амин!

  2. Manzura Axmadzoda27.10.2015 20:20

    Это очень жестоко. Бог один и он обязательно накажет, если не них, то их родных и близких, кто менее или более виновен в смерти невинного младенца.

  3. Динар Заман28.10.2015 14:07

    Смерть старого и больного человека- горе, смерть ребенка- трагедия. Эти “все правильно сделавшие” “блюстители закона”, с атрофированными сердцами и чувствами- уже не люди, в полном смысле этого слова. Если у них смерть ребенка, к которому они имеют прямое или косвенное отношение, не вызывает чувство раскаяния и боли, то этих людей остается только пожалеть- ведь если они не раскаются и не получат наказание в этой жизни, то наказание за пределами этого бренного мира во много крат страшнее.

    • Динар Заман28.10.2015 14:27

      Пока человек чувствует боль- он жив, пока человек чувствует чужую боль- он человек.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: