Информационное
агентство России
22°C
27 мая, 18:49

Какова жена «муллы» ниже пояса

В деле возрождения татарского кинематографа не обошлись без «обнаженки»

tatar-malay
Какова жена «муллы» ниже пояса
Кадр из кинофильма "Мулла"

На прошлой неделе в селе Атна, центре одноименного района республики Татарстан состоялся премьерный показ для журналистов полнометражного фильма «Мулла», снятого по одноименной пьесе ныне покойного известного татарского драматурга Туфана Минуллина.

И пьеса, и фильм призваны показать с какими трудностями идет духовное возрождение татарского народа, который за десятилетия государственного атеизма оторвался от своих корней и забыл «дорогу к храму». Пьянство и моральное разложение – вот с чем приходится сталкиваться молодому мулле Асфандияру, которого разбогатевший земляк Самат приглашает работать в родное село, где построена новая мечеть.

В фильме отражены и «приметы времени» – например, обрусевший татарин Артур, забывший родные корни бандит, роль которого сыграл самый известный татарский артист России Марат Башаров.

По сценарию Асфандияр имеет тюремное прошлое. Именно с символического расставания двух, судя по всему, блатных «корешей» – Артура и Асфандияра стартует завязка всей истории. Артур уезжает в город, чтобы продолжить свои темные «дела», а Асфандияр остается в деревне, чтобы провести обряд похорон умершего односельчанина в отсутствие сельского муллы.

Фильм наполнен ситуациями, с которыми наверняка приходится сталкиваться тем людям, которые выбрали путь практикующих мусульман: недопонимание, а часто и агрессия со стороны далёких от религии соседей и родственников. В этих взаимоотношениях испытываются на прочность вера и убеждения мусульманина – все это так или иначе отражено в фильме «Мулла».

Концовка фильма также внушает определенный оптимизм. Если в одноименном спектакле по пьесе Т. Минуллина главный герой погибает от рук деревенского бандита, то в фильме раненый Асфандияр возвращается к жизни.

Из стана татароязычных журналистов, побывавших на премьере, звучат голоса о том, что герой-то, дескать, «ненастоящий», что в современной татарской среде нет таких людей как Асфандияр, и что нет в фильме жизнеутверждающей концовки, а в глазах героя нет надежды и стремления к жизни.

Стоит обратить внимание и на еще один момент, о котором упоминают те же самые журналисты. Татарстанские кинодеятели с упорством, достойным лучшего применения не оставляют попыток снять татарскую «обнаженку». Подобная попытка зафиксирована и в этот раз. В фильме присутствует сцена в бане, где показаны «шәрә төшкән татар кызлары» – голые татарские девицы. Назвать их девушками не поворачивается язык, ибо прилюдное обнажение по народным понятиям – стыд и позор и «не лезет ни в какие ворота».

Зачем режиссеру понадобилась эта «обнаженная натура» в татарском антураже? Зачем ее допустила главный продюсер фильма Миляуша Айтуганова, которая «по совместительству» является  исполнительным директором Казанского фестиваля мусульманского кино? А, может быть, это связано с тем, что фильм собираются предлагать для проката за рубежом и там без «клубнички» никак?

Теперь дело дошло до того, что журналисты всерьез обсуждают возможность или невозможность показа фильма с «нехаляльными сценами» на этом самом фестивале.

Возникает другой вопрос, неужели призыв к возрождению ценностей народа должен осуществляться безнравственными методами?

Но, господа кинодеятели, пожалейте татарскую женщину. Все взрослые люди наверняка в курсе, что у них имеется такой же «стандартный набор» как и у женщин других народов – две руки, две ноги, одна голова, ну и то, что скрыто под одеждой. Но зачем срывать с них все покровы? Или стремление монетизировать свои творческие порывы уже так прочно укоренилось в еще не рожденном татарском кинематографе, что без демонстрации голого женского тела возникает боязнь провала в прокате?

В свое время Марат Башаров, откликнувшись на предложение сыграть в фильме «Мулла» заявил: «Я считаю, что это великая история. Отказаться от участия в ней было бы большой глупостью. Я очень рад, что кино в Татарстане возрождается. Я приложу все силы, чтобы показать не только стране, но и миру, что мы, татары, умеем и снимать кино, и сниматься в нем. Это отличный способ показать нашу культуру. Если мне в дальнейшем предложат роль на татарском языке, я с радостью соглашусь, подтяну знания».

Как показывает практика возрождение кинематографа в Татарстане, к сожалению, не обходится без «обнаженки». «Великая история», о которой, возможно, рассказывали кинодеятели из Татарстана великому татарскому актеру оборачивается демонстрацией голого зада будущей жены «Муллы».

В связи с этим встает вопрос, является ли для татар кино «важнейшим из искусств», которое в популярной форме может рассказать о проблемах и путях их решения или все сведется к пресловутому следованию киношным «канонам», диктующим оголтелый «натурализм» в изображении жизни, но при этом не делающим «фабрику грез» фактором улучшающим ее?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: