Информационное
агентство России
13°C
22 сентября, 06:03
ФаджрВосходЗухрАсрМагрибИша
4:216:1312:2315:3618:3020:14

Личность в контексте истории: Мухаммад (Аллама) Икбал

Rinat
Личность в контексте истории: Мухаммад (Аллама) Икбал
Мухаммад Икбал

Так получается, что ислам на индийском субконтиненте (современные Индия, Пакистан, Бангладеш) находятся сегодня вне основного фокуса внимания и мусульман в целом, да и вообще мирового сообщества. Между тем, мусульманская среда этого региона породила многих выдающихся деятелей ислама мирового значения. И одной из таких фигур является, безусловно поэт, философ, политический деятель, считающийся духовным отцом современного Пакистана Мухаммад Икбал, получивший прозвище «Аллама» (учитель, наставник, ученый-мудрец).

Икбал родился 140 лет назад, 9 ноября 1877 года в Сиялкоте (Пенджаб, Индия, ныне территория Пакистана) в семье портного, известного своей набожностью. Семья его, по некоторым данным, происходила из рода индуистских брахманов, принявших ислам, однако должного документального подтверждения этой версии нет. Начальное образование получил в родном городе; с четырёх лет изучал Коран и коранический арабский язык. В возрасте 15 лет его женили по договоренности родителей на Карим-биби, дочери известного в Гуджарате врача. От этого брака родилось двое детей – дочь Мирадж Бегам(1895) и сын Афтаб (1899). Еще один сын умер при родах. Брак супругов оказался несчастливым и в 1916 году, они развелись.

Первое высшее образование Икбал получил в колледжах Сиялкота и Лахора, где изучал философию, английскую литературу и языки. Диплом бакалавра философии он получил с золотой медалью и продолжил обучение в магистратуре. Здесь одним из его наставников стал известный британский исламовед Томас Арнольд, посоветовавший способному юноше, который к моменту выпуска из лахорского колледжа был уже автором небольшой книжки «Знание экономики» и патриотической песни «Тарана-э-Хинд» (Песнь Индии), продолжить обучение в Европе.

В старом свете Мухаммад Икбал провел много лет. В 1907 году он получил степень бакалавра искусств в Кембридже, параллельно обучаясь также на юридическом факультете, где в 1908 году Аллама получил профессиональный диплом адвоката. В эти годы он тесно сблизился с Атийей Фаизи, студенткой из Ирана (Персии). Возможно это обстоятельство, в какой-то мере предопределило повышенный интерес Икбала к персидскому языку, иранской исламской мысли и литературе. Его пребывание в Европе завершилось защитой в Мюнхенском университете докторской диссертации по философии на тему «Развитие метафизической мысли в Персии».

Еще находясь в Великобритании, Икбал вместе с несколькими другими студентами из мусульманской части Индии, начал участвовать в работе «Мусульманской лиги Индии» в составе британского филиала этой организации, в исполком которой он был избран. Вместе с двумя другими деятелями – Сейедом Хасаном Бергами и Сейедом Амриром Али он написал «конституцию Мусульманской лиги», принципы которой впоследствии легли в основу политических систем мусульманских государств индийского субконтинента – Пакистана и Бангладеш.

По возвращении в Индию Мухаммад Икбал становится ассистент-профессором (аналог ученого звания доцента) в Правительственном колледже Лахора, но небольшая зарплата, вместе с необходимостью содержать семью вынудила его заняться адвокатской практикой. Вплоть до начала 20-х годов адвокатская практика была для него основным источником дохода. Кстати, даже после развода с женой, Икбал до конца жизни продолжал финансово обеспечивать ее и детей.

Наверное, возникнет вопрос: кем же был все-таки Аллама Мухаммад Икбал – поэтом, философом или общественно-политическим деятелем? Думается, что политиком он был в последнюю очередь. И скорее об Аллама Икбале можно говорить, как поэте и философе, некоторым образом участвовавшем в политической деятельности. Он стал активным участником «Анджуман-е-Химайят-е-Ислам», конгресса мусульманских политиков, интеллектуалов, писателей и поэтов, а в 1919 году был избран генеральным секретарем этой организации.

С годами уровень его вовлеченности в политику рос. Он поддержал вступление Индии в Первую мировую войну на стороне Антанты (Великобритания, Франция и Россия) и активно участвовал в движении «Хилафат». Это движение своей целью ставило давление на правительство Великобритании с тем, чтобы при разделе мира по результатам только что закончившейся мировой войны была сохранена Османская империя, как халифат – единственное в мире мусульманское религиозное государство. Однако развитие событий пошло по другому пути, и в 1923 году Мустафа Кемаль провозгласил в Турции секулярную республику, на практике сведя тем самым на нет всяческий проект по поддержке османского «халифата».

Также поэт и философ участвовал в деятельности «Мусульманской лиги» – крупнейшей политической организации индийских мусульман. С самого начала в нулевых годах прошлого столетия это движение оказалось в состоянии глубокого раскола между группой влиятельного индийского адвоката Мухаммада Шафи и известного общественного деятеля, которого позднее назовут отцом современного Пакистана Мухаммада Али Джинны. Первая группа выступала за создание независимого мусульманского государства Пакистан, но прозападного и находящегося в британской сфере влияния; вторая – за сотрудничество с всеиндийской организацией Индийский национальный конгресс и индо-мусульманскую конфедерацию. Однако в дальнейшем, видя, что в Индийском национальном конгрессе начинают господствовать индуистские националистические тенденции, а также учитывая огромную численную диспропорцию между индуистским большинством и мусульманским меньшинством, Икбал и Джинна стали все больше склоняться к идее отдельной «исламской нации» и широкой автономии для нее, которая позднее, в конце 30-х- 40х гг., переросла в требование отдельного, независимого государства.

Действительно, в общественном, культурном, и, если хотите, ментальном отношении пакистанцы и индусы вряд ли были бы совместимы в одном государстве (хотя, подобно европейским сербам и хорватам, являются одним народом, с точки зрения языка и происхождения), поскольку духовной основой первых является монотеистический ислам, а вторых – языческий (политеистический) индуизм.

В 1933 году, после поездок в Афганистан и Испанию, здоровье Икбала резко ухудшилось. Последние годы он провел в создании и руководстве «Идара дар уль-ислам», научного института, в котором изучался классический ислам и современные общественные науки, а также генерировались идеи создания независимого исламского государства. В 1934 году Аллама Икбал завершил юридическую практику и вышел на пенсию, предоставленную ему правителем княжества Бхопал. Он скончался в 1938 году в городе Лахоре. Могила Аллама находится между главной мечетью города «Бадшани» и фортом Лахора. Возле нее и по сей день выставляется почетный караул, и сама могила является не рядовым местом для индо-пакистанских мусульман.

Говоря о философских взглядах Аллама Икбал, следует отметить, что они были современными той эпохи и весьма непростыми и неоднозначными. Поскольку и сам ученый был воспитан в двух культурах – индо-мусульманской и европейской, так и его взгляды были синтезом исламского видения мира и современной ему философии Запада, представленной тогда такими именами, как Фридрих Ницше, французы Альбер Камю и Анри Бергсон. Всех их объединяло то, что центром мироздания они считали человеческую личность, ее мысли, чувства и ощущения. То есть идеи ислама Икбал пытался синтезировать с тем, что можно назвать философией «нафса» (эгоистической души), мало соответствующей принципам мусульманской веры и этики. За этот интерес к Ницше, его идеям «сверхчеловека», из которых во-многом и вытекал взгляд Икбала на исламское общество, как на «эксклюзивное», не могущее сосуществовать с другими религиями и культурами в рамках одного государства, его критиковали многие современные мыслители-интеллектуалы в том числе исламские.

Но несомненная заслуга Икбала в том, что он впервые сформулировал идею об исламе, как не только религиозной, но и общественной системе, о неразрывности в нем духовного и политического начала. В своем известном на весь мир труде «Реконструкция религиозной мысли в исламе» (впервые опубликован в Лахоре в 1930 году), представляющим собой сборник из шести лекций, прочитанных в городах Мадрасе, Хайдарабаде и Алигаркхе, Икбал неустанно подчеркивал роль ислама в современном обществе не только, как религии, но и как политической и правовой системы, видя в этом его коренное отличие от христианства. Он считал, что современные ему индо-мусульманские политики (в том числе и близкий по Мусульманской лиге Мухаммад Али Джинна) во многом заблуждаются, стремясь к устройству общества на секулярных принципах и оставляя, таким образом, за исламом лишь функцию своеобразного индикатора этнокультурного самосознания.

Также, по его мнению, мусульманское сообщество ослабляет абсолютное доминирование индуистов и жесткий индуистский национализм. Одновременно он столь же критично относился к наличию и даже господствованию националистических тенденций в мусульманских сообществах, что Аллама отметил во время своих путешествий в Египет, Турцию, Иран и Афганистан. В своих лекциях и выступлениях он активно проповедовал идею всеисламского сотрудничества и единства и резкого дистанцирования от любого рода национализма.

Личностный аспект мировоззрения Икбала нашел отражение в его поэтических произведений, большинство из которых (7 тыс. из 12 тыс. стихотворений) написаны не на родном для философа урду, а на персидском языке. Несомненно, персидский язык и поэзия, особенно Джаладдина Руми, стали основным источником творческого вдохновения для Алламы. Он писал: «И пусть урду и сладок словно сахар – персидский индийского все равно слаще (урду и индийский – хинди по сути являются одним языком, только первый, поскольку используется мусульманами, основан на арабской графике, – прим.авт.).

В 1915 году Икбал опубликовал свой первый сборник стихов «Асрар-э-Худи» («Тайны «Я» или «Эго») на персидском языке. В стихах разбирается понятие «эго», его соотношение с духом с религиозной точки зрения. Многие критики назвали эту книгу Икбала самой поэтической из всех его творений. В «Асрар-э-Худи» Икбал объяснил свою философию «Худи» или «Я». Он доказывает различными способами, что вся вселенная подчиняется воле «Я», воле личности. Икбал осуждает самоуничижение, для него целью жизни является самореализация и самопознание. Он описывает этапы, через которые «Я» должно пройти, прежде чем наконец достигнет своего совершенства, позволяя носителю истинного  «Я» стать подлинным «халифом» – наместником Аллаха на земле.

В своем следующем сборнике «Румуз-э-Бехуди» (Советы бескорыстия), вышедшем в 1917 году также на персидском языке, он дальше развивает эти идеи. Аллама Икбал указывает, что истинное «Я» человек может реализовать лишь в обществе, под которым имелось в виду общество мусульманское. И ему следует в определенных случаях даже подчинять амбиции собственного «я» интересам общества.

В целом поэтическое творчество Икбала очень разнообразно – для даже самого короткого его обзора требуется отдельная статья. Многие его поэтические произведения переведены на русский язык. Но поскольку знакомство с исторической личностью, являющейся также и личностью творческой, будет неполным без образцов его творчества, мы в заключении предлагаем читателю, впервые в переводе на русский язык, несколько фрагментов из «Бессвязных заметок», личных записных книжек Аллама Икбала, где он в короткой, афористичной форме высказывается о масштабных и фундаментальных проблемах не только земного Бытия.

Существование Бога

Мои друзья часто спрашивают меня: «Вы верите в существование Бога»? Я им ответил, что имею право знать смысл понятий, используемых в этом вопросе, прежде чем ответить на него. Мои друзья должны объяснить мне, что они подразумевают под «верой», «существованием» и «богом», особенно под двумя последними, если они хотят получить ответ на свой вопрос. Признаюсь, я так их и не понял, и позднее, когда я спрашиваю о том же друзей, я нахожу, что они тоже их не понимают.

 Диалог

Сердце: «Совершенно очевидно, что Бог существует».

Разум: «Но, мальчик мой! Существование – одна из моих категорий, и ты не имеешь права ее использовать».

Сердце:  «Тем лучше, мой Аристотель!» (Аристотель – древнегреческий философ, использовавший во всех сферах, в том числе Богопознания, методы логики и рационализма).

Сила веры

Сила веры – великая сила. Когда я вижу, что моему предложению доверяет другой разум, мое собственное убеждение в его правде и правоте тем самым значительно увеличивается.

Бог ислама

Христианство описывает Бога как любовь; Ислам как силу и всемогущество. Как нам выбирать между этими  двумя концепциями? Я думаю, что история человечества и Вселенной в целом должна подтвердить, какая из двух концепций верна. Я нахожу, что Бог раскрывает Себя в истории больше, как сила, чем любовь. Я не отрицаю Божественной любви, я имею в виду, что, основываясь на нашем историческом опыте, Бог лучше определяется, как сила и всемогущество.

Справедливость

Справедливость – неоценимое сокровище,  которое нужно беречь от вора по имени Милосердие.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: