Информационное
агентство России
5°C
23 октября, 15:56
ФаджрВосходЗухрАсрМагрибИша
5:267:1512:1514:3717:1218:54

"Одна, но пламенная страсть…"

art_dev
"Одна, но пламенная страсть…"
Халед Машааль. Рисунок Геннадия Животова

Халед Машаль, лидер "Хамас" — человек мессианского сознания. У него горячие руки, жаркие, неутомимо вещающие уста, черные, с фиолетовым блеском глаза. Он похож на чашу, полную магмы, которая переливается через край. Эта огненная субстанция лишь отчасти принадлежит ему. В эту чашу вливаются бурлящие энергии войны, страдания, подвига. Эту чашу наполняет слезами и кровью весь палестинский народ с тех пор, когда первые корабли с сионистами причалили к палестинскому берегу. Захватчики, словно жестокие инопланетяне, стали взрывать дома, всаживать пули в детей и женщин, расчищая для себя жизненное пространство. Превращали в беженцев и погорельцев обитателей благодатных земель. Точно так же в библейские времена здесь появилось еврейское воинство Иисуса Навина, обрекало ханаанские города и селения заклятию, клало пленников под железные молотки и пилы, бросало в раскаленные печи для обжига извести.Халед Машаль посвятил свою жизнь освобождению Палестины от израильских оккупантов, и нет той цены, которую бы он не заплатил за победу.

Этот негасимый огонь он ощутил в себе с детства, когда подымался на холм в окрестностях своей деревни и смотрел в синюю даль, которую отняли у него захватчики. Этот негасимый огонь он чувствовал над собой в лазури, откуда неслись к нему священные слова Пророка. Этот огонь побуждал его искать себе подобных, собирать их в группы, выстраивать организацию борцов.

Он находил единомышленников в лагерях беженцев под Дамаском, Бейрутом и Амманом. В университетской аудитории, где учился. На собраниях активистов "Хамас", где его учителем и духовным наставником стал шейх Ясин, великий правдолюбец и мистик, чью жизнь оборвала израильская ракета. Он стал настолько силен и известен, что агент "Моссада" пытался его убить, — подстерег на улице иорданской столицы, подскочил и впрыснул в ухо смертельный яд, после чего отравленный Халед двое суток оставался в коме, пока ему не ввели антидот.

Он — стратег "Хамас", формулирует идеологию и политику. Встречается с лидерами арабских стран. Добывает деньги, необходимые для сопротивления. Выстраивает сложнейшие комбинации в отношениях с Европой и Америкой. Организация, подвергаемая репрессиям и бомбардировкам, неподкупная и жертвенная, победила на свободных палестинских выборах, оттеснив от власти переродившуюся верхушку "Фатха". Триумфальным был визит Машаля в Москву. Он — мировая известность, лидер воюющего народа, столь не похожий на партикулярных президентов и премьеров, которые приходят и уходят, как тени, не оставляя следа в истории.

Он рассказывает, как палестинская женщина, потерявшая в интифаде четырех сыновей, позвонила ему и сказала: "Берите пятого, если это нужно Палестине".

Рассказывает о палестинской матери: провожая сына-шахида на смертный подвиг, она напутствовала его по мобильному телефону до момента взрыва. Рассказывает о другой матери, которой принесли окровавленную рубашку убитого евреями сына, и она держит сыновью одежду в спальне, целуя её перед сном. Он восхищается палестинскими художниками, их стоцветными пылающими картинами, на которых дети кидают камни в израильские танки, и голубь мира раздирает белоснежное тело о колючую проволоку тюрем. Он пишет стихи, которые перекладывают на музыку, и они становятся песнями борьбы. Израильские солдаты вылавливали палестинских детей, швырявших камни в бэтээры с шестиконечной звездой, клали их хрупкие руки на булыжник и другим булыжником перебивали им кости. Он считает, что ненависть палестинцев к своим палачам убила президента Ицхака Рабина, а не пуля фанатика-каббалиста. Шарон превратился в овощ, подвешенный на питательных трубочках, потому что его сразил праведный гнев палестинцев. Этот гнев, соединенный с религиозной любовью к Отечеству, роднит сегодняшних палестинцев с поколением советских людей, отражавших самое страшное в истории нашествие. Обвязывались гранатами и ложились под танки. Поджигали казармы оккупантов и потом качались в петле с надписью: "Террорист". Умирали под пытками, выкрикивая окровавленными ртами проклятия врагу.

Бог отвернулся от евреев, как отвернулся он от них в эпоху разрушения Храма. Когда-то им на головы сыпалась "манна небесная", а теперь сыплются палестинские ракеты "Кассам". А к палестинцам, заблокированным в секторе Газа, море выбрасывает на берег живую рыбу, и они собирают её, спасаясь от голода. Когда-то сионисты мечтали о "Великом Израиле" от Нила до Евфрата. На их флаге две синие полосы символизируют две великих реки. Однако сегодня Израиль окружает себя бетонной стеной, запираясь в гетто среди клокочущего вара ненависти и протеста.

Когда я пишу эти строки, что ты делаешь, мой благородный друг Халед? Пишешь политическое воззвание? Или встречаешься с лукавым европейским дипломатом? Или разбираешь результаты очередной атаки палестинцев на базу Израиля? Или молишься, и над твоей головой изображение золотого купола Мечети Скалы?

Твой путь славен, воля твоя несгибаема. Мы еще обнимемся с тобой в Рамалле.

Газета "Завтра"

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: