Информационное
агентство России
13°C
25 мая, 08:18

Собиралась ли Турция напасть на СССР?

muh
Собиралась ли Турция напасть на СССР?
Ататюрк с советской делегацией

В последнее время часто стали слышны рассуждения о том, что, дескать, Турция все время проводила враждебную политику по отношению к России-СССР. Одним из краеугольных камней этой «теории» является тезис о том, что во время Великой Отечественной войны эта страна в союзе с фашистской Германией готовилась напасть на СССР.
Стоит отметить, что этот миф – творение послевоенной сталинской пропаганды, когда по итогам Второй мировой войны перекраивалась карта мира и тогдашнее советское руководство пыталось «по горячим следам» поставить под свой контроль проливы Босфор и Дарданеллы.

На самом деле в последние предвоенные годы велась изощренная дипломатическая игра с личным участием Сталина в попытке сделать из Турции союзника СССР в предстоящей схватке. Вот только противники в разное время определялись по-разному.

Еще в 1936 году советский посол в Турции Карахан и народный комиссар по иностранным делам СССР Литвинов вели с официальными турецкими представителями переговоры о заключении пакта о взаимопомощи в случае агрессии против Турции и совместной защите проливов.

Еще советско-турецким договором от 17 декабря 1925 года предусматривался отказ от нападения и вступления во враждебные обеим странам политические союзы.

Но в 1936 году такое положение уже не устраивало в первую очередь СССР. Который стремился обезопасить свои границы и в связи с этим пытался заключать договора о дружбе с соседними странами.

Одновременно к политической игре подключилась Англия, у которой были свои интересы в Средиземном море и опасения по поводу усиления СССР в случае заключения договора о взаимопомощи с Турцией.
С другой стороны активизировалась Германия, которая была важным торговым партнером Турции.

Это вызывало растущее недовольство со стороны советского руководства, но премьер-министр Турции Исмет Иненю прямо заявил советскому послу, что Турция опасается заключения договора о дружбе «не желая быть автоматически втянутыми во всякую войну, в которой мы [CCCР] окажемся участниками» (Телеграмма полпреда СССР в Турции Л.М. Карахана в НКИД СССР от 25 апреля 1937 г. Здесь и далее документы цитируются по сборнику «Документы внешней политики СССР». Тт.19-20. Изд-во политической литературы, М. 1976-77. Тт.21-24 Издательство «Международные отношения», М., 1992-2000 ).

Одновременно Турция не желала выступать и на стороне Германии, ибо ее правящие круги еще слишком хорошо помнили, к каким плачевным итогам привел Османскую империю союз с немцами во время Первой мировой войны.

Но влияние Германии в свете приобретения ее политикой все более и более агрессивной направленности усиливалось и это ставило вопрос о политической ориентации не только стран Балканского полуострова, но и Турции, имевшей с ними общую границу.

В этой ситуации правящие круги Турции предприняли ряд шагов по сближению с Англией, в частности, закупили, английское вооружение, в том числе и самолеты, а также получили коммерческие кредиты.

Учитывая, что в Европе дело шло к большой войне власти Турции, укрепляя отношения со странами Балканского полуострова, рассчитывали, что они сыграют роль буфера на пути Германии к турецким границам и что им удастся отсидеться, сохраняя статус нейтральной державы.

После смерти Ататюрка осенью 1938 года и «Мюнхенского сговора», в ходе которого Англия и Франция ярко продемонстрировали свое бессилие и нежелание остановить агрессивную политику Гитлера в Турции стали усиливаться прогерманские настроения.

Англия пыталась вовлечь Турцию в союз, который бы гарантировал ее вступление в войну, которая могла бы начаться в акватории Средиземного моря.

Турция от этого уклонялась, одновременно предлагая советскому руководству совместные действия по защите черноморских проливов в случае агрессии третьих стран.

В Турции всерьез считали, что в случае большой войны в Европе страна подвергнется немедленному нападению со стороны Италии, союзницы Германии, и возможно, самой Германии.

5 мая 1939 года на встрече с заместителем народного комиссара по иностранным делам СССР Потемкиным новый президент Турции Исмет Иненю заявил, что если бы Турция могла бы рассчитывать на материальную помощь от Советского Союза, то она бы могла бы «выдержать поединок с фашистской Германией». Помощь в первую очередь, должна была бы заключаться в поставке вооружений, топлива и продовольствия.

Посол Турции в Москве Айпадын, в свою очередь, также беседуя с Потемкиным, заявил, что «очередной задачей в советско-турецких отношениях является заключение пакта о взаимопомощи между СССР и Турцией».

Это совпало с периодом советско-германского политического сближения после провала попыток СССР организовать «систему коллективной безопасности» в Европе и последующим заключением пакта «Молотова-Риббентропа», который полностью изменил положение сил в Европе на то время и стал полной неожиданностью для правящих кругов Турции.

В связи с этим Турция возобновила переговоры о союзе с Англией и Францией.

Однако в октябре 1939 года состоялся визит министра иностранных дел Турции Ш. Сараджолу в СССР в ходе которого он встретился со Сталиным и Молотовым и обсудил с ними возможное заключение пакта о взаимопомощи между двумя странами.

Однако Сталин, выразив опасения, что после раздела Польши Англия и Франция могут объявить СССР войну указал, что в таком случае Турция окажется в противоречивом положении: с одной стороны она пытается опереться на Англию и Францию, а с другой – получить в союзники Советский Союз.

Кроме этого по Балканскому пакту Турция должна была защищать интересы Румынии, которые вошли в противоречие с интересами СССР по вопросу о Бессарабии.

Визит главы турецкого МИДа в Москву закончился безрезультатно.

19 октября 1939 года был заключен англо-франко-турецкий договор о взаимопомощи, предусматривавший взаимную помощь в случае агрессии против какой-либо из трех стран. Особо оговаривалось, что Турция ни при каких условиях не будет вовлечена в военный конфликт против СССР.

Точку в переговорах поставил глава НКИД СССР Молотов в своей телеграмме от 28 октября 1939 года советскому послу в Турции Терентьеву: «Мы не нуждаемся в пакте о взаимопомощи с Турцией».
Подписание англо-франко-турецкого соглашения заставило правящие круги СССР смотреть на Турцию с подозрением.

Высказывались соображения о том, что территория Турции может быть использована для переброски англо-французских войск из их колоний на Ближнем Востоке на европейский театр военных действий для продолжения войны с Германией.

Весной-летом 1940 года после нападения Германии на Францию Турция не смотря на договор не вступила в войну, мотивируя это тем, что флота у нее нет, а сражения на суше проходят вдалеке от границ страны.

После нападения Германии на СССР Турция заявила о своем нейтралитете. Со своей стороны СССР заявил об уважении «территориальной неприкосновенности Турецкой республики».

Что касается утверждений о том, что Турция в союзе с Германией рассчитывала напасть на СССР и захватить Закавказье, то это вызывает серьезные сомнения, во-первых, ввиду состояния турецкой армии, которая не имела ни необходимого для ведения войны вооружения, ни достаточного количества войск.

Турецкие генералы прекрасно помнили как в 1914-1916 годах русская армия на том же театре военных действий дважды разгромила их под Саракамышем и Эрзерумом. С тех пор мало что изменилось. К тому же турецкие военные агенты доносили правительству, что к лету 1942 года немецкая армия уже истратила значительную часть своего наступательного потенциала и уже наврядли сможет обеспечить себе дальнейшее продвижение вглубь территории СССР.

29 ноября 1943 года Тегеранской конференции премьер-министр Великобритании У. Черчилль по своей инициативе коснулся вопроса о Проливах и заявил о желательности вступления Турции в войну на стороне союзных государств. Это позволило бы открыть Второй фронт на Балканах и предотвратило бы вступление туда частей Красной Армии. Однако Сталин назвал это «второстепенным вопросом» и потребовал скорейшего открытия Второго фронта в Нормандии.

Со своей стороны правящие круги Турции так же отказались вступить в войну, объяснив, что Турция слишком слаба, чтобы воевать с Германией.

Все же 23 февраля 1945 года Турция все же объявила войну Германии и Японии. Теперь она становилась союзницей СССР, но именно в этот момент советское правительство предъявило претензии к Турции.
19 марта 1945 года СССР денонсировал советско-турецкий договор 1925 года о дружбе и нейтралитете и выдвинул требование пересмотра конвенции Монтре, регулировавшей режим международного использования черноморских проливов, потребовав создать там советские военные базы «в интересах безопасности СССР и Турции и поддержания мира в районе Черного моря».

Одновременно на встрече с послом Турции в СССР С. Сарпером нарком по иностранным делам Молотов поднял вопрос о возвращении Турцией городов Карс и Ардаган, переданных ей по Московскому договору 1921 года.

В советской прессе, особенно в изданиях Грузии и Армении, началась пропагандистская кампания за возвращение СССР Карса и Ардагана.

В обращении к Сталину и Молотову от 7 июля 1945 года руководитель Коммунистической партии Армении Г. А. Арутинов упоминал о претензиях Армении на бывшую Карскую область. С аналогичным обращением к Сталину выступил и новоизбранный католикос всех армян Геворг VI.

Грузинская ССР претендовала на присоединение южной части Батумского округа, а также на Артвинский округ.

В этой обстановке начался процесс сближения Турции с Западом, который завершился вступлением Турции в НАТО в 1952 году.

После смерти Сталина советское руководство решило все-таки нормализовать свои отношения с Турецкой республикой, официально отказавшись от территориальных претензий «во имя сохранения добрососедских отношений и укрепления мира и безопасности».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: