Информационное
агентство России
-2°C
23 ноября, 01:15

Что скрывают под хиджабом евромусульманки?

muh
Что скрывают под хиджабом евромусульманки?
Хиджаб — моя корона, кокон; в нем я себя чувствую как в лоне матери — безопасно, огражденной от мира

Девушки в платках на голове и туниках, скрывающих формы, оказываются польками с католическими корнями.

Хиджаб — моя корона

Агнешка Аматулла Витковска: Семья поставила мне три условия: никакой платок носить не будешь, а на праздники будет елка и жареная грудинка.

Но через три года елки уже не было, грудинку я не жарила ни разу, а платок не снимала с того дня, как произнесла шахаду («Нет Бога кроме Аллаха, а Мухаммед — пророк Его»).

Поначалу я не собиралась его носить, так как считала, что вера должна быть в сердце, а не выражаться в одеянии. Но определенные вещи неразделимы. Сердце, разум и образ жизни — это мусульманская святая троица.

Через день после шахады приехали родственники, мы пошли в старый город. Проходя мимо индийских магазинов с одеждой, я разглядывала платки. Я не хотела устраивать сцен родным, но в конце концов зашла в один из них, купила самый дешевый — за 20 злотых [прим. 200 руб. — прим. пер.] и закрыла волосы. Это было не совсем по-мусульмански, потому что у меня были джинсы в обтяжку с дырками, но я накрыла голову.

Хиджаб — моя корона, кокон; в нем я себя чувствую как в лоне матери — безопасно, огражденной от мира.

Порой мы сестрами из мечети задумываемся: почему платок вызывает такое неприятие? Ведь он не выражает никакой враждебности. Он для вас и для меня. Бывает так, что какой-нибудь бездомный обойдет других стороной и идет ко мне. Это самое лучшее свидетельство. Он может не знать об исламе, но его ведет интуиция. И если у меня есть деньги, я всегда дам ему злотый.

Чтобы не на чем было остановить взгляд

Паулина Гада Квятковска: Я не экспонат на выставке. Мое тело — это мое пространство. Хиджаб я надела сознательно. Такие вещи, как прическа и макияж, перестали меня интересовать; я стала как бы монахиней, живущей в миру. Люди, проходящие мимо меня — нравится это им или нет — знают, что я живу по принципам. Я стала невидимкой, анонимом. Но для некоторых мусульман — особенно выходцев из арабских стран — я туристическая достопримечательность. Полька, мусульманка, в платке, кроме того, говорит по-английски. За такой не один поедет из мечети на Вертничей в центр, чтобы спросить, где находится Дворец культуры.

Парадоксальным образом смысл хиджаба как бы встал с ног на голову: теперь, чтобы вернуть себе скромность, мне его нужно снять. Я его надела, чтобы не соблазнять мужчин, не соперничать с женщинами, выйти из гонки за внешний вид. Между тем, некоторые мусульмане считают, что женщина, надевающая хиджаб, дает знак, что они могут на нее как-то притязать.

А ведь я закрылась именно для того, чтобы отобрать у людей право на оценку. Это был мой бунт. Смысл платка очень глубокий, богословский, но он оброс политикой, культурой, мужским влиянием.

Это моя личная арабская весна.

Меня тяготил крест

Паулина Гада Квятковска: Нас называют «Марийки», потому что мы ходим по улицам с платками на голове и в ниспадающих одеяниях. Мы вызываем ассоциации с монахинями или святыми. Порой католики обижаются на то, что мы отбираем у них что-то святое.

Не понимаю, почему. Они не могут позволить другим подражать Матери Божьей? Монополией на закрывание тела у нас обладают только монахини. А если я хочу быть обычной женщиной, выйти замуж и родить детей, то у меня уже нет права закрываться?

Почему я ушла? Мне кажется, что в католической религии слишком много «телохранителей» Бога, то есть святых. Я ощущала, что как бы недостойна обращаться к Богу напрямую. Я ходила в католический лицей и однажды, стоя на коленях в школьной часовне, осознала, что уже целый час молюсь не Богу, а окружающим Его людям.

Агнешка Аматулла Витковска: Добрый мусульманин — это такой католический святой, многие пророки были простыми людьми. Даже неграмотными. Почему я должна молиться святым, а не стараться жить, как они?

В католичестве я просто не выдержала. Меня тяготил крест; жертва Иисуса еще в детстве вызывала у меня неприятие. Захожу в церковь, а там висит этот бедный человек, и мне говорят, что он умер за меня. Без жертвы Иисуса я чувствую себя ответственной за саму себя. Никто не должен страдать за мои грехи, а Аллах разберется, что я сделала хорошо, а что — плохо.

Бывает, что мне начинают объяснять: Агнешка, ты ничего не понимаешь, твоя религия связана с арабской культурой. Женщины защищались от песка пустыни и поэтому надевали платки. Это не только религия, но и культура.

Тогда я их спрашиваю: а где Иисус родился? В Закопане? Там, где вертепы в снегу стоят?

Лубна Раад аль-Хамдани: Моя мама — католичка и 35 лет живет в Ираке, а я уважаю ее веру. Иисуса мы считаем пророком. Но все мы — и я, и мои братья и сестры — мусульмане. Мама отмечает свои праздники, ходит в церковь, молится. В одном согласны мы все — в католическом храме слишком много изображений, а ведь церковь предназначена для молитвы, а не для разглядывания.

Простите, я делаю это не ради людей

Агнешка Аматулла Витковска: Сестры из мечети порой даже дома, когда им грустно, надевают платок. Потому что он дает силу и успокоение. Я закрываюсь не от стыда, хотя до шахады стыдилась гораздо чаще.

Сын и дочь ежедневно видят меня «по-домашнему». Только мужчины не должны видеть меня без платка. Если бы мы были у меня, а не в торговом центре, я могла бы его снять.

В ношении хиджаба нет презрения, скорее уважение: и к себе, и к ним. Сначала узнай меня, посмотри, кто я. А не как я выгляжу. Конечно, порой могут сказать, что я позволила надеть на себя хомут, что так муж велел. А у меня нет мужа, я сама решила . Иногда родители говорят, заботясь обо мне: покажи себя, ты же еще можешь устроить себе жизнь, с кем-нибудь познакомиться. А я свою жизнь уже устроила.

Лубна Раад аль-Хамдани: Я с детства знала, что мусульманка должна ходить в хиджабе. Моя мама — полька, католичка, но она вышла замуж за иракца, и мы жили в Багдаде, поэтому я воспитывалась в этой традиции. Я подсматривала за бабушкой со стороны отца и другими родственниками. Ходила в мечеть.

В Ираке я носила платок, но всего месяц и по политическим причинам, так что это не считается. Это было уже после войны, мы все надевали их ради безопасности, потому что женщине с непокрытыми волосами грозила опасность со стороны фанатиков. Но, покинув опасный район, мы тут же снимали платки.

В 2006 году мы всей семьей бежали в Польшу. После года жизни здесь, сразу после Рамадана, я начала задумываться о платке. У меня было множество опасений — например, что скажут знакомые в институте. Я написала по электронной почте египетскому телепроповеднику Аме Халиду. Думала, что буду долго ждать — все-таки не у одной только Лубны из Польши есть к нему вопросы, но он ответил на следующий же день. Он объяснял, что платок я надеваю для самой себя.

И однажды, когда после воскресного обеда отец предложил выйти на прогулку, я совершенно спонтанно надела платок. По сей день помню: бежевый в мелкий цветочек.

Это было четыре года назад. Ношу до сих пор.

Паулина Гада Квятковска: Сейчас я переживаю кризис в связи с хиджабом. Я слишком его уважаю, чтобы то носить, то снимать. Тело — источник соблазнов. В платке проще, так как это четкий сигнал и для себя, и для других. Но с другой стороны, не хочу позволить себя поработить.

Я живу в двух мирах. У среднестатистического поляка я ассоциируюсь с монахиней, и он меня не трогает; в худшем случае подумает, что я перенесла химиотерапию или просто сошла с ума. А выходя из мечети, чувствую себя облепленной взглядами мусульман-арабов — и тогда хиджаб не защищает меня от опредмечивания, а попросту на него обрекает.

Но это не кризис веры, я мусульманка и хочу сама принимать решения, касающиеся моей судьбы.

Лубна Раад аль-Хамдани: Я не скрываю никаких тайн. Просто мое тело принадлежит мне. Он получено в пользование от Бога, но владею им я. Я хочу сама решать, кто будет меня рассматривать. Нас создал Бог, мы — самая лучшая форма, какую Он только мог придумать. Но свобода не заключается в демонстрации этой красоты.

У меня две сестры. Но только я каждый день хожу в хиджабе. Я на них не давлю. Это приходит само. Хиджаб — это честь, ведь он означает, что Бог меня ценит, видит, что я достаточно верующая, чтобы быть более совершенной.

Порой кто-нибудь смотрит на маленьких девочек в платках и думает, что мусульмане сумасшедшие. А девочки хотят быть такими же, как их мамы. Здесь никто ничего не скрывает.

«Голос России»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. alhariya19.03.2013 19:20

    Машаллах! Вот Они, современные Героини нашего времени, наши сестры, пример всем!!!

    • Надия Алимова20.03.2013 1:02

      Мы очень рады за вас,сестры!

    • MuslimSalam21.03.2013 17:28

      Наш главный пример это Пророк Мухаммад (с.а.с), а те сестры которые еще не приняли ислам , конечно должны брать пример с мусульманок в том числе.

  2. shuono_9520.03.2013 9:16

    машаАллах, такое очень радует!! сестренки-мусульманки, мы с вами — ваши братья!

  3. shmel20.03.2013 12:43

    стойкости сестрам может позавидовать даже такой сильный пол как мужчины! пусть Аллах укрепит их на пути истины

  4. lana20.03.2013 21:49

    Молодцы,а я не могу так… не потому что не уважаю,просто я всю жизнь в Москве прожила (и я пока не мусульманка) и это не типично… Но теперь у меня появился муж-мусульманин, он меня ждёт,а я честно говорю что не готова, но не исключаю,что когда нибудь созрею… И ведь он тоже мне объяснить не может в силу языкового барьера.

    • vasya21.03.2013 10:17

      Лана думаю что ты веришь в Аллаха,это первый и главный шаг на встречу к своему создателю,ведь все мы вернемся к нему и от него зависит наша следующая жизнь.одеть хиджаб это тоже серьезный шаг и подтверждение своей веры.реши для себя что для тебя дороже,мнение толпы или довольство Аллаха?кто для тебя является Богом,народные массы или Аллах?

      • lana21.03.2013 22:02

        Я это всё понимаю, но я росла в других условиях и так быстро я не могу сменить образ жизни. а эти самые народные массы пока что обеспечивают меня работой и я думаю там будут косится в первую очередь,а может даже и предложат уйти. Но например,когда я приезжаю в Тунис к мужу,желание закутаться в национальную одежду очень сильно (даже на пляже),так как пристальное внимание и глупые приставания раздражают.Так что я пока сильно зависима от толпы,так как у меня ребёнок, которого его биологический отец попросту бросил,поменяв на девку 21летнию,и ребёнка я обязана обеспечить всем.Вот такой замкнутый круг.

        • Абу Ханифа26.03.2013 0:51

          Поистине человек озабочен о себе! И это нормально. Только исходя из наших убеждений, эта забота заставляет нас действовать. Неверующий надеется на себя, обстоятельства или дядю, или думает о «всемогуществе» денег и соответственно действует. И конечно он не озабочен о жизни после смерти. Вся его забота становится сильнейшей зависимостью от того или иного и человек делает зло пытаясь растолкать всех локтями, чтоб выжить.
          У верующего мусульманина ситуация другая, он надеется только на Единственного БОГА, и все его забота это достичь ЕГО довольствия, прощения и Рай для себя. То есть основная цель это за пределами этой жизни. Это заставляет верующего действовать «неадекватно», с точки зрения неверующего: необманывать в ущерб себе, несоврать для пользы, не прелюбодействовать скрытно и так далее. А ведь неверующий понимает что это есть Искренность, Добро и Правильно! Вот и смотрите от кого действительно исходит Добро для всех окружающих и кем Господь Миров доволен! А ведь это стоит многих усилий для человека, имейте ввиду это когда будете слышать негатив на мусульман и Ислам. Да наставит АЛЛАХ Искренних на Истину!

          • lana31.03.2013 16:03

            Негатива я слушаю много на Ислам и его последователей, но у меня есть своя голова и я сама в состоянии принять решение. Но вот у меня вопрос,на который я пока не получила ответа- женщина должна завернуться,а почему мужчины не делают этого? ну то есть в Эмиратах,Сирии,Ливии, Саудовской Аравии и т.п. мужчина прячет тело,так как харам «светить» своим телом, однако у наших мусульман этого нет,впрочем как и у тунисцев. Почему себе вы оставляете право на обычную одежду ,такую как джинсы(почти в обтяг)-харам,а женщина права не имеет? А с чего Вы взяли что я не верующая-Бог, он один!и в Коране имя Иисуса присутствует. Я всю жизнь мучаюсь от того что живу по справедливости,вот врала бы и подставляла как другие,жизнь малиной бы была,но для мусульман я всё равно неверная и неправильная,почему? Откуда столько ненависти? Я например принимаю любую религию,если моему другу в ней комфортно-это его дело,я за него рада. Но ненависть между мусульманами и христианами настолько сильна,что страшно.

    • abumursal23.03.2013 0:13

      а сколько у вас времени?знаете ли ,что сможете сделать следующий вздох?…никто не знает когда и в какой земле умрёт..

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: