Информационное
агентство России
-4°C
23 ноября, 23:20

«Крымское» фиаско царской России

Шаги Петербурга по восстановлению своего геополитического реноме через берега… Америки (1850-60 гг.)

Rinat
«Крымское» фиаско царской России
Турецкий генерал Исмаил-паша и британский майор Томпсон среди турецких солдат

Конфессиональный фон геополитической борьбы

С начала 1850-х гг. Николай I стал лоббировать идею о наступлении благоприятного момента для овладения частью Османской империи. Прежде всего, он поставил перед Стамбулом вопрос о предоставлении православным подданным страны покровительства русского царя.

Естественно, это требование не устраивало не только султана, но и европейские державы, т.к. речь шла о территориях, расположенных в центре Европы.Как обычно бывает в такого рода случаях, принявшая новые очертания геополитическая ситуация внешне обострилась по второстепенной причине. В феврале 1847 г. Николай I утвердил основание Русской духовной миссии в Иерусалиме. В том же году между греко-православным и римско-католическим духовенством разгорелся спор вокруг похищенной серебряной звезды с греческого алтаря в Вертепе Рождества (Иерусалим), вскоре приведшего к конфликту между Парижем и Петербургом. Вызвано это было тем, что в результате переворота 1851 г. во Франции, к власти пришел Наполеон III, которого русский государь не воспринял в качестве законного правителя. Тот являлся представителем династии Бонапартов, исключенных из французского престолонаследия Венским конгрессом.

Париж решил ответить Петербургу посредством религиозных рельсов, в 1852 г. инциировав постановку вопроса перед Стамбулом о передаче курации церкви Рождества Христова в Вифлееме Франции (за счет вверения ей ключей от этого Дома Божьего, хранившихся в православной общине). Естественно, это был грамотнейше рассчитанный удар по амбициям России, позиционировавшей себя (в тот период особенно) защитницей всех православных.

Дальше — больше. В том же году один из французских линкоров, в нарушение Лондонской конвенции 1841 г., оказался на Босфоре. И вроде как вынужденно (из-за нависшей над Османской империей угрозы) султан предоставил ключи от вифлеемской церкви Парижу.

Следствием данной партии явилось направление Николаем I в феврале 1853 г. в Стамбул возглавляемой Александром Меншиковым (чрезвычайный посол) миссии с требованием признания Портой прав Элладской церкви (Греческая православная церковь с резиденцией в Афинах) на святые места в Палестине, а также покровительственной роли России над христианскими подданными султана.

Отказ султана на согласие со вторым требованием привел к разрыву дипломатических отношений между Империями, и в июне 1853 г. российские войска оккупировали Валахию с Молдовой, что было обосновано Петербургом нежеланием Стамбула «защитить неприкосновенность прав и преимуществ» православной Церкви. Правда, манифест Николая I, фиксируя отсутствие у России намерения «начинать войны», факт занятия княжеств представил залогом, который бы «ручался нам в восстановлении наших прав»(1).

Геополитика Крымской войны

Ультиматум султана вывести российские части из Дунайских княжеств не возымел действия, и 4 октября Стамбул объявил войну России. Специальным манифестом Николай I, известив о бесполезности склонения «мерами дружеского убеждения» Порты к «соблюдению трактатов», ввод русских войск в Молдавию и Валахию назвал необходимым. С открытием же Стамбулом военных действий на Дунае, России остается «прибегнуть к силе оружия» для понуждения султана исполнить требования («законную заботливость нашу») о «защите на Востоке православной веры»(2).

Уничтожение в ноябре русской эскадрой в Синопском сражении османских морских сил убыстрило вступление в войну против России Англии и Франции (обоснованием было представлено ограждение судов и портов Османской империи от российских атак). На рубеже 1853-1854 гг. эскадры обеих стран, вкупе с сохранившимися частями султанского флота, вошли в Черное море). Петербург остался один на один практически со всей Европой и Османской империй.

Анализируя сложившуюся геополитическую ситуацию, известный русский географ, геолог и путешественник XIX в. Петр Чихачев писал, что речь идет лишь о соперничестве между Англией и Россией за курацию Востока. Британия, «завоевав влияние в Константинополе», не желает признать попытки России «вновь обрести справедливую долю влияния, положенную ей как соседней державе, обязанной оберегать в Турции религиозные интересы своих единоверцев и безопасность своей черноморской торговли».

Поэтому действительным интересом Лондона является безраздельное властвование в Стамбуле, а «не афишируемая ею забота о целостности Оттоманской империи». Кроме того, открытие военных действий позволяло Лондону надеяться на ослабление «морской мощи» Парижа. Англии доставила бы «удовольствие картина взаимного истребления русских и французских судов ради ее превосходства и устройства ее дел на Востоке»(3).

Франция же, стремившаяся приподнять свой авторитет и вновь оказаться «во главе великих наций Европы», на том этапе забыла о своих извечных геополитических противоречиях с Англией. Поэтому обе страны «громогласно заявили об одних и тех же намерениях и общей цели» и, проклиная «позорное честолюбие» Николая I, «клянутся в вечной верности друг другу в пользу этой интересной Турции, которую представляют Европе то как невинного агнца, то как грозного льва»(4).

Карл Маркс трактовал происходящее таким образом, что «священные потасовки» служат лишь «прикрытием для весьма нечестивой войны». Поэтому вопрос о протекторате над святыми местами является «только одной из фаз восточного вопроса, постоянно вновь возникающего, всегда затушевываемого, но никогда не разрешаемого»(5).

По-Марксу, борьба между Западной Европой и Россией за обладание Стамбулом «заключает в себе вопрос о том, падет ли византинизм перед западной цивилизацией или же антагонизм между ними снова оживет в более ужасных и насильственных формах, чем когда-либо раньше». По образному выражению Маркса, Стамбул представляет собой «золотой мост между Востоком и Западом, и западная цивилизация, подобно солнцу, не может обойти вокруг света». Но «без борьбы с Россией» пройти этот мост невозможно(6).

Военные действия

Оказавшись в одиночестве, Россия была вынуждена вывести боевые части из Молдовы и Валахии, сразу же занятых Австрией, на фоне чего летом 1854 г. флот союзников приблизился к Севастополю. Осенью началась высадка экспедиционного корпуса в Евпатории. Параллельно блокированию Севастополя, на Кавказском фронте русские овладели Баязетом.

В этом контексте можно обратить внимание на то, что в 1854 г. произведенному в полковники Михаилу Лорис-Меликову (армянин по происхождению), возглавлявшему один из отрядов на Кавказском фронте, было поручено сформировать отдельную команду «охотников». Эта группа, будучи в составе части генерала Василия Бебутова (также армянин по происхождению), осуществляла нападения на османскую кавалерию. Под тремя сотней «охотников» подразумевались кавказские (армянские, в основном), добровольцы — «сорви-головы», держащие «в страхе» осман(7).

По словам наместника Кавказского, командующего Отдельным Кавказским корпусом Николая Муравьева, Лондон признал «за нужное назначить комиссара к турецкой армии», полковника Виллиамса, ставшим дивизионным начальником в османском войске. Вильямс, пораженный «равнодушием правительства и корыстолюбием начальников», к началу кампании 1855 г. все же сумел довести войско до определенной «степени благоустройства». Все действия анатолийской армии «подчинились английскому правительству, ревновавшему об исключительном владычестве на азийском театре войны»(8).

Летом 1855 г. уже в период императорства Александра II, желая ослабить давление на Севастополь, Петербург принял решение атаковать османский Карс. Когда российские «регулярные войска окружили Карс», блокируя его, «разбойники Лорис-Меликова» осуществляли «дерзкие вылазки в город», перекрывая «все пути к нему, нападая на обозы с провизией», высылаемые Стамбулом «к осажденной крепости»(7).

Но к началу осени союзники зашли в Севастополь (через южную часть города), чуть позже взяв и Кинбурн. А на кавказском театре боевых действий в ноябре османы начали переговоры о капитуляции. По свидетельству их участника А. Дондукова-Корсакова (в тот период – командующего Нижегородским драгунским полком), обеспечивавший оборону Карсской крепости британский генерал Уильям Ф. Уильямс объявил, что «как он, так и все английские офицеры должны разделять участь пленной турецкой армии». Подписанный «Акт сдачи города и крепости Карса» фиксировал, в частности, немедленное назначение русских комендантов на всех постах «по выходе турецких войск». После осуществленной «переписи», все военнопленные, «со своими офицерами во главе», принимались «русскими войсками, назначенными для конвоирования их». По образному выражению А. Дондукова-Корсакова, «ключи» от Карса открыли для России «двери всей Малой Азии»(9).

Результаты войны

Однако, по результатам венчавшего Крымскую войну Парижского мирного договора, Петербург обязывался возвратить «султану город Карc», как «и прочие части оттоманских владений, занимаемые российскими войсками». Посему, по словам А. Дондукова-Корсакова, договор «закрыл нам и, надолго» двери в Малую Азию. Но, с его слов, «кровь кавказских воинов не без пользы пролита была», т. к. «против неудач наших на Дунае и в Крыму» только успехи на Востоке «могли быть поставлены на весы на Парижском конгрессе», где «так страдала вековая военная слава и народная гордость России»(9).

Как следствие, захваченные союзниками Севастополь, Евпатория, Керчь-Еникале, Кинбурн и др. территории возвращались России. Черное море объявлялось «нейтральным»: открытым «для торгового мореплавания всех народов», но с воспрещением входа в него «военным судам» прибрежных и «всех прочих держав». При этом Россия и Стамбул обязывались «не заводить и не оставлять» на черноморском побережье «никакого военно-морского арсенала», т.е. Петербург потерял право держать в Черном море военный флот. Русская сторона также согласилась на «проведение новой граничной черты в Бессарабии», дозволяя присоединить устье Дуная «к Княжеству Молдавскому под верховной властью Блистательной Порты». Для Валахии и Молдавии, также «под верховной властью» Стамбула, но уже «при ручательстве договаривающихся держав», сохранялись все преимущества и льготы. Ни одному из этих государств не предоставлялось «исключительного покровительства» над княжествами и права «вмешательства» в их «внутренние дела»(10).

Говоря другими словами, Петербург лишился завоеваний Кючук-Кайнарджийского мира 1774 г., предоставлявших ему протекторат над Дунайскими княжествами(11).

По итогам Парижа, Россия теряла и лидирующие политические позиции на Балканах. Документ, при условии функционирования независимого и национального управления Сербии, оставлял княжество все под той же «верховной властью» султана. Определяющие «права и преимущества» Сербии султанские указы подтверждались, но «при общем совокупном ручательстве договаривающихся держав». Без их «предварительного соглашения» любое «вооруженное в Сербии вмешательство» не допускалось(10).

Таким образом, Сербия оказалась под международным контролем, как, впрочем, и весь «православный» вопрос. Тем самым, Запад «официально» отобрал у России первенство в этом направлении, и, вместо единоличного протектората Петербурга над христианским населением Османской империи, последнее оказалось под интернациональным покровительством.

Южный Кавказ

Насколько усматривается, после Крымской войны Петербург активизировался в южно-кавказском векторе по нескольким направлениям. В частности, властями ставилась задача демонстрации Эчмиадзина главным центром всех планетарных армян. По всей видимости, именно этим можно обосновать допуск российских властей избрать каталикосом османского армянина — Маттеоса I (1858 г.). Которого, наверняка, соответствующие российские структуры планировали «обработать» для его деятельности в пророссийском духе.

Запад, конечно же, не согласился быть в роли статиста, предприняв шаги по курации армянского населения Османской империи, что вызывалось необходимостью ослабить российскую хватку в этом ареале. Весной 1860 г. стамбульские армяне приняли Национальную конституцию — положение, регулирующее внутреннюю жизнь армян Османской империи. Согласно документу, в 1863 г. получившего утверждение султанской власти («Положение об армянской нации»), «для ведения внутренних дел» османских армян избиралось Национальное собрание (законодательный орган) с представительством от духовенства и светских кругов. Если в целях регулирования «политических дел» предусматривалась деятельность Политического собрания, «для ведения церковных» дел в патриаршестве должно было действовать Духовное собрание (при необходимости оба могли образовать Общее собрание). «Главой нации» и посредником в исполнении законов государства признавался армянский патриарх(12).

Данный расклад (аналогично шагам султанской власти XV в.) полностью освобождал армянское население Османской империи от какой-либо формы восприятия Эчмиадзина духовным лидером всех армян мира. В свою очередь, складывающаяся ситуация вынуждала Россию предпринимать решения, обеспечивающие невозможность для российских армян видеть в сопредельной территории недосягаемый «центр притяжения». Так что ничего неординарного в добре Петербурга на избрание в 1865 г. Каталикосом Всех Армян османского армянина Кеворка (Геворга) IV нет.

Также отметим учреждение в 1863 г. т. н. «бекских комиссий», утвердивших все фамилии, в чьих родовитости не возникало сомнений, в потомственном бекском достоинстве(13).

Очередная порция «польского вопроса» и идеологические акции Петербурга

Начало 1860 гг. вошло в историю также очередным этапом активизации польского движения. Надеясь не допустить повторения событий 30-летней давности, Петербург решил разрешить назревавшие проблемы мирными средствами. В начале 1861 г. появился указ о восстановлении госсовета, открытии ВУЗов; было проведено уравнение евреев в гражданских правах; предоставлены возможности для расширения изучения польского языка и культуры в школах и т. д. Однако, в определенных польских кругах продолжал муссироваться вопрос о восстановлении исторических границ Речи Посполитой с предоставлением независимости. Начался этап террора, вплоть до покушения на наместника.

На этом фоне, в 1862 г. Александром II было инициировано проведение масштабного мероприятия, посвященного тысячелетию России. Как пишет российский исследователь Ольга Майорова, устроители торжества придали ему «символический смысл, превратив праздник в зримое свидетельство новой стратегии власти — той модели самодержавия, которую пытался реализовать Александр II». По задуманному сценарию, государь дважды приплывал к своим подданным. Эпизоды прибытия царя в Новгород и поездка в Рюриково городище стали символическим повторением «державного пути легендарного варяжского князя» (Рюрика). «Не менее важную нагрузку несла одна из центральных церемоний праздника — коленопреклоненное благодарственное молебствие на Софийской площади Новгородского Кремля». Центральной парадигмой всего действа оказалось продвижение идеи о сплетении христианской составляющей самодержавия «с его уникальной — выборной и добровольной — природой». Тем самым, «христианский подвиг на троне», вкупе с «добровольно» установленной властью, служили «скрепляющим началом державного нарратива», мыслившись «основой национального единения». Поэтому сюжетная линия празднества замкнулась как бы на русской православной государственности(14).

(В скобках отметим, что еще В 1834 г. Греко-униатская коллегия постановила обновить храмы в православном духе, приобрести книги православной печати, устранить заимствования из латинского обряда. А в начале 1837 г. униатская церковь была подчинена ведению обер-прокурора Святейшего Синода).

В целом, на состоявшемся мероприятии общеславянский акцент вновь не прозвучал, т. к. «образ России» ненавязчиво подтягивался «к складывавшемуся на Западе представлению» о «национальном государстве»(15).

Но насколько таковым (истинно национальным) для всех населяющих Россию народов выглядела Империя? Общая ситуация в стране свидетельствовала в корне о другом. В начале 1863 г. провозглашенное в Польше Временное народное правительство призвало поляков к вооружению, вслед за чем начались нападения на российские гарнизоны.
Белорусский историк Евгений Новик называет восстание шляхетским, т.к. шляхта была основной движущей силой восстания. Этот слой намеревался вернуть себе «золотые шляхетские вольности», которыми обладала в Речи Посполитой. Белорусские крестьяне, в основном оказавшись не на стороне восставших, поддержали «законную власть российского государя», за что получили неприятности от повстанцев и царскую благодарность(16).

В международном плане вокруг России сразу сложилась напряженная обстановка. Да, между Россией и Пруссией была подписана Конвенция Альвенслебена, позволявшая войскам обоих государств преследовать восставших на территории друг друга (соглашение не было ратифицировано). Но Франция с Англией потребовали от Петербурга прекращения антипольских действий, ратуя за созыв международного саммита по этому вопросу. Австрия также оказалась не на российском берегу.
Тем самым, Петербург, как во время Крымской войны, рисковал остаться один на один с ведущими европейскими странами.

Ответ Петербурга через американское побережье

Российские власти приняли решение ответить континентальным геоконкурентам через «океан». В тот период в разгаре была Американская Гражданская война 1861-1865 гг., вызванная демаршем некоторых юго-восточных штатов США, намеревавшихся выйти из федерации 24 северных штатов (Союза) для создания Южной конфедерации (с сохранением режима рабовладения). Англия, прежде всего, и Франция поддерживали Юг, будучи готовыми вмешаться в войну на их стороне.

Россия была заинтересована в укреплении позиций президента Северо-Американских Соединенных Штатов Авраама Линкольна, что однозначно вело к появлению у Англии нового сильного геополитического противника в лице США. В результате взаимопонимания между ним и Александром II (достигнутого посредством военно-морского атташе России в США Степана Лесовского), из России к берегам Америки направились военные эскадры. Осенью 1863 г. у Нью-Йорка и Сан-Франциско появились российские крейсерские эскадры (под командованием контр-адмиралов — того же С. Лесовского и Андрея Попова). Операция, вошедшая в историю как Американская экспедиция российского флота, с одной стороны, создавала проблемы торговому судоходству Англии. С другой, — при начале прямого столкновения противоборствующих сил у американских берегов, становилась фактором прямой угрозы морским коммуникациям Великобритании. Как следствие, Лондон и Париж были вынуждены отказаться как от вмешательства в гражданскую войну США, так и от явных антироссийских шагов в «польском вопросе».

Российская акция несколько приподняла престиж Петербурга. В те дни «Московские ведомости» писали, что «восемь судов с тремястами орудиями» в американских портах принесли «самую существенную услугу России», оказав «не малое влияние на ее отношения с западными державами». Поэтому осуществленное имеет для Петербурга «цену выигранного генерального сражения»(17).

К весне 1864 г. восстание было подавлено, и русские эскадры благополучно вернулись в Россию. Вслед за чем начался этап русификации Польши, прежде всего, западной части России, выразившийся в запрещении использования польского языка в школах, администрации, общественных местах. Под запретом оказались церковные книги на польском языке, что происходило с распространением православия в ущерб католичеству.

1.Высочайший манифест 14 июня 1853 г.
http://www.runivers.ru/doc/d2.php?CENTER_ELEMENT_ID=146929&PORTAL_ID=7146&SECTION_ID=6778
2.Высочайший манифест 20 октября 1853 г.
http://www.runivers.ru/doc/d2.php?CENTER_ELEMENT_ID=146930&PORTAL_ID=7146&SECTION_ID=6778
3.Чихачев П. А. Об англо-французской политике в Восточном вопросе
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Turk/XIX/1840-1860/Cichacev_P_A/text1.htm
4.Чихачев П. А. Прочен ли Парижский мир?
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Turk/XIX/1840-1860/Cichacev_P_A/text21.htm
5.К. Маркс. Объявление войны. К истории возникновения восточного вопроса
http://lugovoy-k.narod.ru/marx/10/24.htm
6.К.Маркс. Поражение правительства по финансовому вопросу. — Извозчики. — Ирландия . — Русский вопрос
http://lugovoy-k.narod.ru/marx/09/34.htm
7.Елена Холмогорова, Михаил Холмогоров. Белый ворон. Ненаписанные мемуары.
http://magazines.russ.ru/druzhba/2001/3/holm.htm
8.Из записок генерал-адъютанта Муравьева о войне 1855 года в Малой Азии
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XIX/1820-1840/Muravjev_Karskij/text2.htm
9.Дондуков-Корсаков А.М. Воспоминания о кампании 1855 года в Азиятской Турции
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XIX/1840-1860/Dondukov_Korsakov/text3.htm
10.Текст Парижского трактата
http://www.diletant.ru/articles/40881/
11.О Кючук-Кайнарджийском мире см. подр.: Теймур Атаев. Кавказское ответвление «Греческого проекта» Екатерины II. Часть I
http://www.islamsng.com/authors/Ataev/6152
12.Национальная конституция 1860 г.
http://www.genocide.ru/enc/national-constitution.htm
13.Э.Э. Исмаилов. Генеалогия Талышинских-Талишхановых
http://karabakh-doc.azerall.info/ru/azerpeople/ap035.php
14.Ольга Майорова. Бессмертный Рюрик. Празднование Тысячелетия России в 1862 г.
http://magazines.russ.ru/nlo/2000/43/s6.html
15.Ольга Майорова. Бессмертный Рюрик. Празднование Тысячелетия России в 1862 г.
http://magazines.russ.ru/nlo/2000/43/s6.html
16.История Польского восстания 1863 года фальсифицирована
http://www.newsbalt.ru/detail/?ID=8127
17.Из статьи в газете «Московские ведомости» от 5 октября 1863 г. http://www.runivers.ru/Runivers/calendar2.php?ID=61683&month=&year=

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. Хасан 01.04.2013 22:34

    Уничтожение в ноябре русской эскадрой в Синопском сражении османских морских сил убыстрило вступление в войну против России Англии и Франции
    ———————————————————-
    Синопское сражение — последнее яркое и крупное сражение парусного флота в истории. Полный разгром турецкого флота, у турок спасся лишь один корабль.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: