Информационное
агентство России
15°C
24 августа, 06:07

Стратегическое мышление и организационное оружие

muh
Стратегическое мышление и организационное оружие
Противники России будут все чаще использовать орг.оружие, особенно против высшего руководства страны

Человек – существо, способное, хотя бы иногда, осознанно принимать решения. Если взять за основу это утверждение, то можно выдвинуть следующий тезис.
Есть лица, принимающие решения (ЛПР), которые преимущественно оперируют фактами и предположениями. Процесс принятия решений при этом носит в основном реактивный характер, как, например, в уличной драке.

Вторая группа лиц, принимающих решения, большей частью оперирует не только фактами, но факторами и системами факторов. Мышление здесь имеет явно выраженный рефлексивный характер, однако ранг рефлексии ограничен. Например, мастер спорта по шахматам может просматривать на девять полуходов вперед, а гроссмейстер – на восемнадцать. Разница очевидна.

Наконец, третья группа лиц, принимает решения, основываясь на собственных «картинах мира» или «моделях мира». Факты и факторы имеют смысл для таких ЛПР только в рамках этих картин мира. Процесс принятия решений здесь носит преимущественно креативно-рефлексивный характер с высоким рангом рефлексии, как у гроссмейстеров. Собственно, именно для ЛПР этой группы и присуще стратегическое мышление: способность принимать решения, анализируя и прогнозируя динамику конкурирующих стратегий в рамках мозаичных «картин мира».

Значимость стратегического мышления существенно возрастает в настоящее время в силу:
— резкого увеличения количества циркулируемой информации, объема целенаправленной дезинформации и т.д.,
— усиления неопределенности практически во всех сферах жизни: начиная от экономики и кончая политической метафизикой,
— роста кризисного и конфликтного потенциала практически во всех сферах жизнедеятельности, обострения экономической, социальной, этно-политической, политической напряженности во многих регионах мира, включая различные районы Российской Федерации,
— существенного усложнения внешнеполитических, дипломатических, социальных, информационных и т.д. коммуникаций в мире, расширения масштабов использования методов и технологий «умной силы», и т.д.,
— постепенного развертывания спирали подготовки к большой глобальной войне.

I. Оргоружие как технология повышения эффективности стратегического мышления.
Один из наиболее эффективных способов борьбы с противником (как враждебной системой) заключается в том, чтобы (а) стимулировать усиление центробежных процессов внутри этой системы, а также (б) способствовать деградации ключевых взаимодействий этой системы с его внешней средой. Для этого и используется организационное оружие.

Применительно к сфере межгосударственных отношений, орг.оружие – система процедур, позволяющая переориентировать политику вражеского государства в требуемое русло без применения силы. Так определял Сунь Цзы суть этих особых технологий, которые представляют собой неотъемлемый компонент эффективной стратегии. В настоящее время орг.оружие активно используется не только на международной арене, но и при корпоративном взаимодействии, в сложных конфликтах различной интенсивности, во внутриполитической борьбе, при столкновении закрытых структур друг с другом и т.д.

Если конкретизировать, то орг.оружие есть система согласованных по целям, месту, времени и цене информационных, идеологических, организационных, экономических, психологических, политических и т.д. воздействий на противника, заставляющих его переориентироваться на цели, неприемлемые для выживания.

Основные задачи орг.оружия заключаются в том, чтобы дезориентировать поведение населения противника, усилить центробежные тренды в его социуме, обострить противоречия в системе его культурных кодов, навязать неприемлемые для его экономики программы развития, сформировать ситуативные социальные группы, которые будут требовать кардинального переформатирования идеологических и политических интересов данного государства и т.п.

Еще более конкретно, «организационное оружие» – это создание и использование неформальных групп, нестандартных социальных и политических структур, институтов, объединений, партий, движений для решения форс-мажорных, креативных задач в условиях высокого уровня неопределенности.

В любом случае главной предпосылкой эффективного использования организационного оружия является качество восприятия, глубина интеллектуального, политического внимания, присущие стратегическому мышлению соответствующего ЛПР. Это важно, по крайней мере, по двум причинам.

Во-первых, если данное ЛПР не обладает стратегическим мышлением, то лучше ему вообще забыть об орг.оружии. Иначе, попытка его применения принесет гораздо больше негативных последствий, разочарований и ущерба, нежели позитивных результатов. «Хотели как лучше, а получилось…»

Во-вторых, речь идет о политическом внимании и адекватном восприятии таких параметров «картины мира» как наличие или отсутствие стратегии противника или оппонента, качество такой стратегии и наличие в ней системных противоречий, специфика основных внутренних системных процессов, разрушающих стабильность вражеского социума, характер основных системных взаимодействий противника с внешней средой, в результате которых воспроизводится или деградирует устойчивость данной вражеской системы и т.д. Например, американские стратегические центры оценивают внутреннюю ситуацию в России как циклически развивающийся системный кризис. Высшая российская бюрократия делает наихудшее в этой ситуации — вообще не имеет согласованной точки зрения по поводу системного кризиса.

Традиционные бюрократические (государственные и корпоративные) институты, исходят из того, что они лучше, чем кто-либо иной знают как решить любую сложную проблему. Поэтому вопросы адекватного восприятия ситуации и фиксации происходящих изменений чаще всего остается на периферии этих институтов.
Следовательно, эффективное применение орг.оружия требует т.н. нестандартных организационных структур. Речь идет об институтах и механизмах, которые формируются исходя из критериев эффективного решения все более угрожающей проблемы, именно в данном месте и в данной ситуации. Такие оргструктуры, прежде всего, должны обращать внимание на масштабы динамической энтропии (неопределенности) в данной ситуации.

Высокий уровень неопределенности системы – государство, корпорация, конфликт и т.д. – характеризуется следующими индикаторами:
— отсутствие долгосрочной стратегии, продуцируемой управляющим ядром системы,
— возникновение и функционирование усиливающихся альтернативных центров влияния, конкурирующих с управляющим ядром,
— усиление базовых внутренних системных противоречий, например, между региональной и экономической подсистемами, между этнонациональной и политической подсистемами, между социальной и идеологической подсистемами и т.д.,
— усиление воздействия внешних сил, активно поддерживающих определенных внутренних субъектов,
— растущее число внутренних подсистем, отказывающихся следовать формальным нормам взаимодействия внутри данного социума, и т.д.
Внешняя среда с высоким уровнем неопределенности характеризуется следующими системными компонентами:
– сложное и конфликтное взаимодействие большого количества игроков (например, нынешний сирийский конфликт),
— реализуемые этими игроками стратегии часто противоречат друг другу,
— факторы, влияющие на динамику внешней среды, невозможно контролировать, и при этом ресурсы, которые могут быть использованы для оказания влияния – ограничены и т.д.

II. Основные субъекты орг.оружия. К использованию орг.оружия прежде всего прибегают спецслужбы, тайные или закрытые организации, включая криминальные, специальные корпоративные структуры, временно сформированные чрезвычайные группы, созданные для разрешения некой критической ситуации.
Одним из наиболее мощных и влиятельных таких субъектов являются наркокартели, и прежде всего, т.н. «евразийская наркосистема», занимающаяся производством и продажей героина на евразийских рынках.

Самый эффективный вид орг.оружия, которое использует «евразийская наркосистема» — целенаправленная коррупция государственных структур тех стран, через которые проходят наиболее важные наркотрафики и где находятся основные рынки сбыта. В результате очень часто происходит фактическая интеграция политических и силовых структур этих стран в наркосистему. По некоторым оценкам, ряд государственных институтов Афганистана, Киргизстана и Таджикистана уже превратились в важные компоненты этой системы. С этой наркосистемой тесно сотрудничает целый ряд спецслужб, в том числе и две американские.

Существенный опыт использования орг.оружия накоплен различными масонскими организациями. И здесь самая эффективная технология заключается в осуществлении масштабного контроля над кадровой политикой.

В 2012 году значительную роль в избрании Франсуа Олланда Президентом Франции сыграла одна из самых влиятельных масонских структур в мире – «Великий восток Франции». Причем Олланд – не только французский президент, но и один из ключевых лидеров Социалистического интернационала. А Социнтерн – существенный компонент в глобальной структуре мирового сионизма.

В результате влиятельные представители этого ложа стали министрами ключевых министерств французского правительства. Нынешний министр внутренних дел Манюэль Вальс является членом масонской организации «Великий восток Франции» еще со студенческих лет. Министр юстиции Кристиан Тобира принадлежит к Великой женской ложе Франции. Министр обороны Жан-Ив Ле Дриан, также как М.Вальс, уже давно входит в состав той же ложи «Великий восток Франции». Министр заморских территорий Викторен Люрель состоит в этой же закрытой организации еще с 1980-х годов. Другие авторитетные в своей среде масоны также получили свое. Министром труда стал Мишель Сапен, а министерство бюджета возглавил Жером Каюзак, ответственным по связям президентской администрации с парламентом был назначен Ален Видали…

В.Люрель, во время президентской кампании сопровождал еще кандидата Олланда на закрытое собрание «Великого востока Франции», где будущий президент выступил с очень интересной речью, которая не предназначалась для широкой публики. Эта масонская ложа, используя свою разветвленную сетевую структуру, которая особенно влиятельна в полиции и на уровне местных муниципалитетов, сыграла, возможно, решающую роль в победе Ф.Олланда.

Другим примером эффективного субъекта орг.оружия является полузакрытое, но одновременно массовое движение Фетхуллы Гюлена в Турции. Это движение сыграло ключевую роль в массовых социальных протестах в Турции летом 2013 года, направленных против премьера Реджепа Эрдогана. Организация Гюлена смогла в решающий момент в течение нескольких часов мобилизовать свыше ста тысяч своих сторонников на оппозиционный митинг на площади Таксим в Стамбуле. Опять таки, за последние десять лет гюленисты резко усилили свое кадровое присутствие на разных уровнях турецкой полиции и жандармерии.
Одним из практических технологий применения орг.оружия западными спецслужбами является использование официальных дипломатических групп, направляемых в те или иные кризисные регионы, для сбора первичной информации и проведения кадровой оценки ситуации.

Во время президентских выборов в Таджикистане (2006 г.) и президентских и парламентских выборов в Киргизстане (2005 и 2007гг) в эти страны приезжали огромные наблюдательные комиссии по линии ОБСЕ. Если официальная делегация из России состояла из 10 — 15 человек, то делегация из ОБСЕ включала в себя несколько сотен человек, в том числе бывших высокопоставленных дипломатов и военных, сотрудников западных спецслужб – действующих и в отставке и т.д. На время пребывания, например, в Таджикистане делегация разделилась на несколько десятков небольших групп, которые направились во все без исключения районы страны. Каждая группа имела стандартный опросный лист, насчитывающий более сотни вопросов. Среди этих вопросов особое внимание уделялось оценке кадровой ситуации на местах.

III. Орг.оружие: информационная и психологическая война.
Для стратегического мышления, информационная война – широкомасштабное использование белой, серой и черной пропаганды с целью создания искусственно сконструированной картины мира. Эта модель жестко и тотально навязывается целевой аудитории таким образом, чтобы кардинально изменить или полностью подавить конкурирующую картину мира.

Примером наиболее масштабной информационной войны за последние десятилетия стало применение орг.оружия в этой сфере против Советского Союза в 1986-91 годах. В качестве инструментов были использованы заранее сформированные или кардинально переформатированные внутренние советские СМИ. Одновременно началась резкая активизация целевых средств массовых коммуникаций: формирование и развертывание широкомасштабной деятельности правозащитных организаций, различных культурных, интеллигентских и т.д. клубов и националистических движений, все более частое проведение митингов и забастовок и т.д. Еще одним из важных компонентов этой информационной войны стала целенаправленная работа (в которой активно участвовали и американские спецслужбы) по распространению слухов, особенно в последние два года существования Союза. Хотя работа со слухами во многом компонент психологической войны.

Активную информационную войну вел телеканал «Аль-Джазира» во время египетских событий 2011 года. Политическая связка «высшая катарская элита – движение «Братьев-мусульман» существует несколько десятилетий. И Доха активно использовала для поддержки своего союзника этот канал в качестве орг.оружия. Говоря о действительных промоутерах этой войны, надо учитывать, что Катар является ценным партнером Вашингтона на Ближнем Востоке. В стране находится важная американская военная база, здесь расположены ближневосточная резидентура ЦРУ и региональный филиал «Рэнд корпорейшн».

Психологическая война – это еще более особый феномен проявления орг.оружия. Режиссеры и менеджеры конкретной психологической войны используют в основном только серую и черную пропаганду, занимаются созданием и распространением целенаправленных ложных фактов, слухов, и в основном ориентированы на прямую дискредитацию лидеров противника, и т.д. Главная задача психологической войны – не создание альтернативной картины мира, а разрушение существующей у общества противника целостной модели мира, максимальная дезорганизация социума, формирование волн паники, деморализация основных институтов противника, создание полного недоверия основных групп населения к существующей власти.

Наиболее часто психологическая война используется по мере нарастания регионального или внутринационального кризиса, в преддверии прямых военных столкновений, а также во время войны.

Во время военных действий в Афганистане министерство обороны СССР, и в частности ГРУ, развернули психологическую войну против моджахедов. Москва сформировала специальную группу, в которую вошли специалисты по различным аспектам психологической войны. Была создана специальная сетевая агентурная группа из числа местного населения, которая занималась мониторингом настроений населения в различных афганских провинциях, распространением специально создаваемой информации и т.д. Активно использовались приемы черной пропаганды, например, выпуск газет якобы от имени различных повстанцев. Планировались и запускались специальные кампании слухов и т.д.

Накануне вторжения в Ирак в 2003 году американцы задействовали значительные ресурсы своего орг.оружия для обеспечения военной операции. Конечно, основным стала технология кадрового обеспечения. В предшествующий период американские спецслужбы вышли на контакты с рядом ведущих генералов саддамовского режима, многие из которых были достаточно легко завербованы. По некоторым оценкам, на это Пентагон потратил около 25 миллионов долларов. Именно «специальная кадровая работа» сыграла важную роль в том, что военная операция по оккупации страны стала настолько скоротечной, а большая часть иракской армии фактически и не сопротивлялась наступающим американским частям.

Но на фоне негативного отношения международного сообщества к планируемому вторжению в Ирак, Совет национальной безопасности США спланировал и провел в преддверии прямого силового вторжения в Ирак, массированную психологическую войну по максимальной дискредитации Саддама Хусейна.

В этой подрывной акции американцы сделали акцент на создании образа иракского лидера как (а) спонсора и промоутера международного терроризма, и (б) руководителя страны, которая уже обладает ядерным оружием и готова его использовать в любой момент. Разведсообщество США привлекло к проведению такой психологической войны некоторых своих союзников, использовали своих высокопоставленных руководителей (Пауэрс) и западных партнеров в ООН, использовали «втемную» некоторых своих же дипломатов. В целом цель была достигнута: Саддам Хусейн, оставшись без глобальной поддержки и оказавшись в международной изоляции, полностью проиграл психологическую войну.

Когда же через несколько месяцев обнаружилось, что все инсинуации в отношении свергнутого иракского лидера оказались циничной ложью, американцы даже не стали оправдываться. «Победителей не судят!»

По мере нарастания того или иного кризиса, приемы и технологии информационной и психологической войны часто комбинируются.

IV. Эффективные политические стратегии и орг.оружие.
Для эффективной реализации политических стратегий, особенно в острокризисные периоды, требуется применение креативных технологий орг.оружия.

Прежде всего, необходима особая модель системообразующей политической структуры, учитывающая требования «конкретного места и конкретного времени». Стратегическое мышление Сталина сформулировало метафорическую идею использования модели ордена меченосцев для (а) кардинального переформатирования большевистской партии в условиях продолжающегося системного кризиса в СССР и на фоне неизбежной Второй мировой войны и одновременно (б) создания базового механизма для реализации «красного проекта».

Креативная метафора Сталина зародилась исходя из исторического опыта большевистской партии, которая до революции была очень специфической структурой, включавшей в себя такие разные компоненты как конспирологическое политико-идеологическое ядро, подпольную организацию, легальную парламентского структуру и т.д. Сталин фактически предвосхитил многие позднейшие идеи общей теории систем по поводу создания целевых сложных многофункциональных организаций, включая новейшие системные представления о генетическом проектировании.

Основные требования к модели принципиально новой системной организации как «ордена меченосцев» заключались в следующем.
1. Многослойная, эшелонированная, иерархическая организация строго мобилизационного типа.
2. Особая роль политического ядра в такой организации.
3. Своего рода щупальцами такой особой политической организации в многоукладном советском социуме должны были стать профсоюзы, комсомол, органы народного контроля и т.д.
4. Именно советский «орден меченосцев» должен был формулировать и реализовывать общенациональные идеологические задачи.
5. Для такой организации должна быть характерна личностная и групповая жертвенность, наличие героического ареопага и механизма массового создания героев.
Сегодня вновь одна из главных стратегических задач для руководства России заключается в формировании организационного потенциала для мобилизационной консолидации социума, чтобы противостоять быстро надвигающейся волне новых опасных рисков и вызовов. В рамках этой задачи первостепенно важно скорейшее переформатирование и объединение российской политической элиты.

На самом деле трагедия сегодняшней России в том, что в стране отсутствуют действительно массовые и эффективные мобилизационные структуры, работающие в долгосрочных государственных интересах. Это означает, что в случае возникновения острой чрезвычайной ситуации нельзя будет задействовать социально-политический механизм, способный противостоять массовой панике и масштабной социальной дезорганизации. Например, летом 2010 года в Москве и близлежащих регионах сложилась такая ситуация, когда даже незначительное использование противником соответствующего орг.оружия могло привести к предельно драматическому внутреннему кризису.

V. Оргоружие в условиях различных кризисных ситуаций. В определенном смысле жизнь человека, корпорации или страны состоит в постоянном переходе от одного кризиса к другому. Другое дело – осознается этот процесс или нет.

Есть сотни классификаций кризисов и конфликтов. Однако в прикладном смысле в любой сфере человеческой жизнедеятельности важно сформировать и в дальнейшем учитывать конкретный классификатор кризисных ситуаций с учетом двух наиболее значимых параметров: уровень интенсивности кризиса и степень контролируемости или неконтролируемости кризиса. Это, во-первых.

Во-вторых, стратегическое мышление требует формирования особой кризисной группы для выработки возможных комбинационно-рефлексивных ходов в условиях нарастающего кризиса.

В-третьих, для каждого конкретного кризиса (например, того, который разворачивается на Северном Кавказе) требуется особая модель координации и взаимодействия различных государственных институтов.

В-четвертых, необходимо заранее предусмотреть креативные технологии орг.оружия для разрешения системных противоречий, которые обязательно будут возникать в процессе развития кризиса.

В-пятых, необходимо заранее исходить из того, что стратегически мыслящий противник, будь это в корпоративной, политической или международной сферах, чаще всего будет исходить из концепции «управления или подталкивания кризиса». Например, специальные этнические подразделения военной разведки Великобритании в период 2005-2005 годов активно занимались разжиганием суннитско-шиитских противоречий в Ираке. В суннитских районах Багдада они взрывали или поджигали шиитские мечети, а в шиитских районах – суннитские.

Оперативная задача заключалась в том, чтобы не допустить создания единого исламского фронта сопротивления западной оккупации. Однако более важной была другая метастратегическая цель – стимулировать долгосрочную и глобальную межсектантскую конфронтацию в Исламском мире, не допустить исламской консолидации на антизападной основе.

Наконец, в-шестых, планирование антикризисных стратегий должно исходить из того, что долговременные конфликты и кризисы в принципе не могут быть разрешены за короткий срок.

VI. Оргоружие и проблемы национальной безопасности. Нынешнее орг.оружие дает возможность переносить акцент политической конфронтации с международного уровня на внутринациональный.
Для этого чаще всего используются следующие направления действий:
— создание условий для внешнего управления потенциальными экологическими катастрофами, рефлексивное подталкивание межнациональных, межрелигиозных и межсектантских конфликтов, целенаправленное внешнее стимулирование негативных экономических трендов,
— поставка неадекватных информационных технологий, которые способны вызывать управленческий хаос на определенной стадии кризиса,
— внедрение в социум противника нежизнеспособных организационных форм и структур, продуцирующих принципиально неразрешимые конфликтные ситуации,
— внедрение моделей поведения, противоречащих национальным традициям, мироощущению данного социума, стирающую историческую память общества, вызывающих постепенную нравственную деградацию.
Специальные технологии орг.оружия используются для формирования вялотекущих центробежных процессов, направленных на постепенное вымывание ресурсов противника, вынуждают его постоянно тратить средства на ликвидацию последствий значительного числа взаимообуславливающих друг друга системных болезней.

VII. Орг.оружие и «цветные революции»: идеологический фактор.
Т.н. «цветные революции» — это использование системы специальных «ненасильственных» технологий для управляемой дестабилизации того или иного слабого государства, создания в нем зоны «управляемого хаоса» с целью его дальнейшего распространения на весь социум и все государство. Ключевой момент заключается в том, что «цветная революция» может успешно произойти только в стране, которая уже охвачена системным кризисом.

Основные цели применения орг.оружия в данной операции достаточно стандартные: усиление системных противоречий, целенаправленное обострение кризисных тенденций в жизненно важных сферах общества, деморализация сил правопорядка, привлечение на свою сторону активного большинства общества, нейтрализация и компрометация основных центров управления противника.

Уникальная особенность цветной революции заключается в том, что орг.оружие позволяет переводить (пусть на время) системный кризис в форму «кардинальной социальной самоорганизации общества», которая позволяет далее легитимно вмешиваться внешним силам. В этом суть феномена «управляемого хаоса».

Практическая реализация этого оргоружия сводится к следующему. Сначала необходимо оценить и понять структурные особенности системы, намеченной к управляемой деструкции. Потом выявить существующие в ней внутренние напряжения. И, наконец, приложить к этой системе то самое «малое усилие, которое вызовет значительные разрушительные последствия».

Основной источник такого усилия — системный набор определенных идеологических и ценностных представлений, который можно сравнить с компьютерным вирусом, реорганизующим конфликт внутрисистемных напряжений в желательном для субъекта орг.оружия направлении. Об этом откровенно пишет известный Стивен Манн: «С этим идеологическим вирусом в качестве нашего оружия, США смогут…выбирать, исходя из стратегии национальной безопасности, какие цели-народы нужно заразить идеологиями демократического плюрализма и уважения индивидуальных прав человека. С масштабными американскими преимуществами в коммуникациях и увеличивающимися возможностями глобального перемещения, вирус станет самовоспроизводящимся…».

VIII. Необходимые ресурсы для использования орг.оружия.
1. Кадры. Главной предпосылкой использования орг.оружия являются соответствующим образом обученные и подготовленные новые элитные группы.
Американский истеблишмент инвестирует значительные средства в формирование нужных для своей долгосрочной стратегии иностранных элитных групп. Эти группы проходят специальное обучение в американских университетах. Соответствующие гранты распределяются как государственными (USAID), так и частными фондами (Fulbright, IREX), в рамках скоординированной внешнеполитической стратегии. Затем потенциальные лидеры получают возможность продолжить сотрудничество с различными специализированными институтами в рамках разработки и продвижения собственных конкретных национальных проектов.

Так, в начале 90-х гг. в Восточной и Центральной Европе «новая элита» проводила демократические и рыночные реформы, опираясь, в основном, на американские аналитические центры. В 2000-х годах «новые кадры» начали реализовывать т.н. демократические проекты на постсоветском пространстве. Бывший президент Литвы Вальдас Адамкус большую часть своей жизни провел в США. А нынешний глава литовского государства Даля Грибаускайте в 1991 году участвовала в американской программе по переподготовке кадров в Институте международных экономических отношений Джорджтаунского университета. М.Саакашвили, президент Грузии, активно сотрудничал с Международным республиканским институтом, а Г.Каспаров – с американским Центром безопасной политики, являясь членом его Консультативного совета по национальной безопасности.

2. «Моральный капитал». Курируемые американской элитой политики получают устойчивый имидж «демократических лидеров», вне зависимости от того, насколько их действия соответствуют этому понятию. Так, например, бывший, полностью проамериканский президент Колумбии Альваро Урибе считался Вашингтоном «одним из наиболее демократических президентов Латинской Америки», несмотря на организованные им политические убийства, сомнительные изменения конституции в свою пользу и фальсификации выборов. Такими же имиджевыми преимуществами пользуются сторонники Вашингтона в других регионах: от Саада Харири в Ливане до Саакашвили в Грузии и Карзая в Афганистане.

3. «Идеологический капитал». Основными брендовыми продуктами идеологического механизма глобальной американской корпоративной модели являются «рыночная экономика», «демократическая система», «права человека». Целая система, включающая межправительственные организации (ОБСЕ, система Всемирного банка и т.д.) и международные СМИ, работает над развитием ключевых идеологических брендов американской модели.

4. «Финансовый капитал». Вашингтон демонстрирует готовность оказывать финансовую помощь и делать инвестиции в «правильно развивающиеся страны». Бывший президент Колумбии Альваро Урибе, который прямо противостоял Венесуэле, являлся одним из главных получателей американской финансовой помощи в Латинской Америке. На постсоветском пространстве таким ключевым бенефициаром в течение длительного времени являлся режим Саакашвили. Только на преодоление последствий военных столкновений 2008 года США выделили Тбилиси более миллиарда долларов.

5. «Коалиционный потенциал». Режимы, возглавляемые целенаправленно подготовленными и обученными кадрами, Вашингтон использует для реализации своих долгосрочных стратегических задач. Так, Колумбия стала опорным пунктом для реализации «Патриотического плана», охватывающего андские страны, а также для лоббирования проекта Всеамериканской зоны свободной торговли. Осуществлялась попытка превратить Украину и Грузию в плацдармы для «цветных революций» на постсоветском пространстве, а также для создания санитарного кордона (ГУАМ, «Восточное партнерство») вокруг России. По аналогии, Куба в свое время была «Грузией» для СССР, распространяя социалистическую волну по Латинской Америке (Никарагуа, Сальвадор).

6. Стратегия китайского орг.оружия основывается на ключевом тезисе — «с нами выгодно иметь дело». При этом Пекин демонстрирует максимальную толерантность к своим партнерам по вопросам их внутренней и внешней политики.

По всему миру при более чем в ста университетах – среди них около тридцати только в США – учреждены специальные Конфуцианские центры, создающие культурно-языковый плацдарм для китайского проникновения. В Юго-Восточной Азии Пекин прямо перешел к формированию элитных групп, прямо или косвенно интегрированных в проект «Большой Китай». Нынешнее поколение политиков, находящихся у власти, например, в Лаосе или Кампучии, а также их дети получило или получает образование в Китае. Интересы их семей настолько связаны с КНР, что даже свои отпуска они проводят на китайских курортах.

Пекин делает ставку на долгосрочные экономические интересы властных групп, в том числе и оппозиционных, договариваясь и эффективно сотрудничая с различными типами режимов. Так, хотя в результате переворота в Таиланде влиятельный премьер Таксин Чинават (сам наполовину китаец) был отстранен от власти, но отношения Пекина с Бангкоком не пострадали.

Однако привязка своего влияния к экономическим аспектам сотрудничества таит для Китая ряд ограничений.

Когда экономическое сотрудничество ударяет по интересам местного населения, эффективность китайского орг.оружия существенно падает. Характерным примером является африканское сельское хозяйство. Китай инвестирует в долгосрочную аренду или покупку земельных участков для выращивания продовольствия. В частности, в Конго по соглашению с правительством Пекин создал самую большую пальмовую плантацию в мире – 2,8 млн.г, что привело к вынужденному переселению проживавших на этих территориях крестьян, соответствующим конфликтам и консолидации оппозиции на антикитайской основе.

Другим элементом формирования негативного отношения к Пекину является широкомасштабное использование китайской рабочей силы. Так, в Африке только в сельском хозяйстве трудится более миллиона китайцев.
Экономическая доминанта международной экспансии КНР является одновременно и причиной значительных рисков для китайского орг.оружия. Не случайно, что в Африке активно распространяется тезис о «желтом колониализме».

IX. Некоторые выводы и рекомендации. Орг.оружие – традиционный и необходимый элемент эффективного стратегического мышления. Многие методы и технологии орг.оружия, под другими названиями, использовались в течение столетий.

В условиях углубления глобального системного кризиса выживаемость наций и государств зависит, прежде всего, от эффективности реализуемых стратегий и эффективности стратегического мышления.

Качество стратегического мышления во многом определяется, во-первых, способностью использовать новые креативные технологии и процедуры орг.оружия, а, во-вторых, способностью противодействовать организационному оружию противника оптимальными в политическом и экономическом смысле средствами.

По мере развертывания спирали глобальной системной конфронтации значимость методов, процедур и технологий орг.оружия будет только непрерывно усиливаться. Однако, проблема в том, что в России отсутствуют соответствующие кадры. Более того, нет даже ясного понимания особой важности подготовки штучных высококлассных специалистов по орг.оружию.

Долгосрочная выживаемость России, повышение ее системной конкурентоспособности зависит от качества стратегического мышления ее элиты.

Орг.оружие важное и необходимое средство для мобилизационной консолидации многоукладного российского социума в преддверии серьезных глобальных потрясений уже в среднесрочной перспективе.

Необходимо исходить из того, что противники Российской Федерации будут все чаще использовать орг.оружие, особенно против высшего руководства страны.
Эффективное противодействие противнику требует практического знания новых, инновационных методологий, технологий и методов организационного оружия.

Шамиль Султанов — президент Центра стратегических исследований «Россия-Исламский мир»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. Gazag23.08.2013 22:54

    отличная статья!

  2. S-S M23.08.2013 23:58

    Спасибо автору за статью!

    Этими знаниями должен владеть каждый мусульманин.

  3. нагимович25.08.2013 10:33

    Очень сложная,многоуровневая статья,охватывающая широкий спектр проблем и привод-я их к общему знаменателю.Целиком осмыслить трудно,что говорит о недюжем уме автора,и высоком горизонте полета мысли.

  4. R***ullah25.08.2013 10:44

    Может оно и хорошо что у российской элиты нет понимания в этом вопросе (Зная что из себя представляет из себя элита не трудно догадаться куда они нас опять заведут ) А нам такие знания необходимы .

    • нагимович25.08.2013 11:01

      Да любая элита-это проекция общества.Сегодня элита многослойная,есть и ельциноиды-временщики и вторая волна,на ком собственн и держится чиновн. аппарат(голодные пока).А откуда там взяться почвенникам,поглощенным заботой об Отчизне,коль и в массах это явление исчезло.Претензии не к кому отсылать.И даже если допустить,что к власти пришел костяк за Родину радеющих,откуда им черпать поддержку(народных масс) и честных исполнительных(бюрократов).
      p.s.Это я к тому,что даже если такие,как Ш.Султанов(мусульм.мыслители) и будут услышаны властью(верхами),то низы,уже за эти 20 лет стали инфантильными потребителями,высокие материи людям чужды.Вот «хомо советикус»,бл готов к восприятию высоких идеалов,ему только религии не хватало,но этот тип человека вымирает.Автор статьи из той же плеяды мыслителей,имеющих огромный перевес по сравнению с мыслителями буржуазными(хоть и мусульманами).

      • R***ullah25.08.2013 11:35

        Та элита которая нас представляет в принятии важных гос решений не принимает участия . Рулят другие силы . Что касается СССР то вы правы насчет воодушивленных масс Только нас использовали как всегда авантюристы или не далекие люди .Ps По этому поводу вспомнилась служба в СА в 90 годы когда многие из нас рвались в Афганистан (и я том числе за что мне стыдно ) АЛЛАГА шукур что не получилось .

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: