Информационное
агентство России
19°C
21 августа, 01:51

Джихад по вызову

Эксперты воскресного телеэфира объяснили отличие Аль-Каиды от гриба

ulka_cat
Джихад по вызову
Курбанов: «Не могут же спецслужбы уничтожить свой собственный инструмент!»

Последний «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» снова прошел под эгидой борьбы с джихадом. «Джихад на заказ: международный исламский терроризм как угроза для России. Есть ли противоядие от вируса радикального ислама, и как нам поставить заслон на его пути в России?» – говорилось в анонсе передачи.

В начале диспута Соловьев, дабы ввести зрителей в курс дела, произнес небольшую вступительную речь. «Международный исламский терроризм опять потряс мир своей изощренностью. На днях в столице Кении Найроби боевики 4 дня убивали заложников и расстреливали детей, которые не могли процитировать Коран. А сегодня в Нигерии, где расстреляли студентов общежития. Атаки экстремистов, прикрывающихся знаменем ислама, становятся явлением практически обыденным. Меняются страны и количество жертв, а сценарий практически везде один и тот же. За взрывами и расстрелами следуют громкие заявления в интернете, фотографии истерзанных жертв, растиражированные по всему миру. Известны актеры и исполнители кровавого джихада, понятна цель их режиссеров. Неясно одно: как остановить распространение этой чумы и предотвратить ее проникновение в Россию», — сказал он.

Далее ведущий поговорил про правила организации и медийного продвижения теракта с президентом института Ближнего Востока Евгением Сатановским. «Теракт удался только тогда, когда он попал в мировые СМИ», — поделился мудростью г-н Соловьев.

Сатановский со знанием дела рассказал о том, как правильно спланировать и распиарить теракт для отчета спонсорам. «Кого будет волновать теракт, о котором никто не знает? Как отчитываться спонсорам?» — поддержал он мысль ведущего, особо выделив при этом «замечательный, яркий теракт 11 сентября». «Это большой бизнес», – поведал телезрителям Сатановский.

Депутат Госдумы Игорь Баринов перебил предыдущего оратора, немного завистливо отметив, что «в результате имена лидеров боевиков у всех на устах, все СМИ практически о них говорят». «Не хочу даже имена их произносить, о них знает каждый ребенок», возмутился депутат и зачем-то тут же перечислил в качестве «лидеров этой индустрии» «Басаева, Хаттаба и Доку Умарова». «Кто не знает Доку Умарова? – задал риторический вопрос парламентарий. – Почему мы начинаем им подыгрывать? Почему им подыгрывают СМИ?»

При этом, отметил Баринов, «исламизация, религиозный аспект на Северный Кавказ пришел на моих глазах». Раньше все было хорошо: «был бандитизм, экстремизм и сепаратизм, но не было религиозного фактора». А вот «когда между первой и второй кампанией тысячи молодых людей стали уезжать учиться в Египет, в Саудовскую Аравию и Иорданию, когда сотни медресе начали создаваться на Северном Кавказе, вот тогда у молодежи произошел сдвиг по фазе, у них появилась идеологическая основа, и они начали спокойно взрывать себя», пояснил депутат. Пользуясь случаем, он предложил «вырвать Северный Кавказ из той отсталости, в которой он находится».

Тут уже не выдержал член высшего совета Российского конгресса народов Кавказа Руслан Курбанов, который, впрочем, согласился с предыдущими ораторами в том, что терроризм как вид большой политики появился именно с развитием СМИ. «Когда появилась возможность доводить информацию об ужасах, о крови, о жертвах, именно тогда начал развиваться терроризм. И началось это у нас в России на рубеже 19-20 веков – террор социалистов против империи», отметил он.

Ведущий Соловьев, между тем, задался резонным вопросом: если, как утверждает Сноуден, Агентство нацбезопасности США окутало весь мир и контролируют все соцсети, «почему тогда, как только речь заходит о подготовке теракта, АНБ ничего не видит?» «Как так возможно, что спецслужбы соседних стран передают информацию о том, что в Найроби готовится теракт, но никто ничего не видит? Летит из Англии одна из организаторов, о которой известно, что она давняя сторонница радикальных взглядов, прилетают специалисты, которые проводят этот теракт, со всего – причем неисламского – мира, оружие завозят в этот торговый центр, и никто ничего не видит? Спецслужбы всего мира вдруг спят?» – недоумевает Соловьев. Далее по ходу беседы он еще отметил, что террористы напоминают неуловимого Джо: все знают, где он находится, но никто не может с ними ничего сделать.

«Складывается впечатление, что есть какие-то негласные или гласные договоренности! Их главные спонсоры где находятся? В Саудовской Аравии, в Катаре, в Иордании и так далее», — перебил депутат Баринов.

«Но ощущение, что они должны находиться в Вашингтоне и в Тель-Авиве», — неожиданно парировал Соловьев.

«Знаете, радикализм маленьких сект универсален, хоть для ислама, хоть для социализма, хоть для национализма, — включился в беседу президент Центра стратегических исследований, религий и политики современного мира Максим Шевченко. – Мы знаем жуткие теракты, которые совершались католиками-ирландцами, социалистами. Любая замкнутая группа в составе 20-40 человек, которая изолируется от внешнего мира и замыкается на собственной исключительности, путем внедрения туда какого-то человека из спецслужб становится террористическим оружием. Возьмите Кению. Очевидно, что регион Африканского рога является зоной глобальной войны между Китаем и США за доступ к полезным ископаемым Судана, например, или Южного Сомали. Понятно, что создание Южного Судана, территории с богатейшими залежами нефти и газа, куда китайцы инвестировали огромные деньги, когда Судан был единым, вызывало большой интерес США и Израиля, который оказывал и оказывает всецелую военную поддержку Южному Судану. Сегодня теракт этой безумной группы психопатов и убийц в Найроби де-факто легитимирует оккупацию Кении и Южного Сомали. Так что вот эти радикальные группы психопатов и убийц, которые действуют на основании безумного мировоззрения, абсолютно универсалистского, на мой взгляд, являются инструментом в игре циничных и подонистых мировых элит, которым наплевать на человеческую кровь».

Соловьев, между тем, вернулся к России. По его словам, опасность состоит в том, что наши граждане проходят боевую подготовку в Сирии, в Африке, «и потом, когда закончатся разборки там, они же приедут к нам!» «Так может, имеет смысл их всех прям там и замочить?» – поинтересовался ведущий.

«Это как карта ляжет, — ответил первый заместитель председателя Совфеда РФ Александр Торшин. – На самом деле, надо быть готовыми принять их назад. Национальный антитеррористический комитет в курсе того, что выезжают в третьи страны именно туда, но по туристическим визам и с концами». Сейчас законодатель подходит к целому ряду законопроектов на этом направлении, «о которых раньше было даже говорить-то неудобно», пояснил г-н Торшин. В частности, он упомянул о законопроекте, предусматривающем имущественную ответственность родственников террористов. Надо усилить контроль за теми людьми, которые сейчас уехали и «неизвестно где», отметил выступавший: «нам порядка 100 человек известны, но надо пожестче спрашивать с местных властей, почему человек уехал на месяц по турпутевке, и уже четвертый месяц его нет».

Кстати, частично ответ на вопрос, озвученный г-ном Торшиным, IN уже давал, описывая студенческие приключения наших соотечественников в «гнездовье мирового ваххабизма». Оказалось, они неплохо там устроились, побираясь по богатым шейхам, и возвращаться на родину действительно не торопятся. Собеседник агентства рассказал о том, как во время визита в мечеть они увидели сидящего там шейха, пенсионера. «Шейх богатый, бывший крупный чиновник, раздает милостыню. А в исламе считается очень похвальным раздавать милостыню для стремящихся к знаниям. И вот, значит, наблюдаем мы такую картину: наши студенты, россияне, выстроились к этому шейху за помощью. У кого-то дочь родилась вроде бы как, второму на билеты не хватает, третьему – на съем жилья, и так далее. А дедушке хочется получить довольство Всевышнего, вот он помогает студентам. Тут мы и поняли, откуда у них средства на безбедную жизнь и полное безразличие к окружающей реальности. А наши дипломаты в посольстве голову ломают, какой ваххабитский фонд спонсирует всю эту роскошь», — отметил собеседник агентства.

Еще ответственность предполагается за обучение в террористических лагерях за рубежом, сказал президент Института религии и политики Александр Игнатенко.

Он также отметил: общественность в большинстве случаев не знает тех, кто стоит за терактами.
«Дело в том, что в конце прошлого века – начале этого века сложилась мировая глобальная террористическая сеть, которая сложилась не сама. Она не выросла как трава, над этим работали определенные государства», — продолжил Игнатенко. Но уточнил, что имеет в виду «не те государства, о которых говорил Максим». «Есть такая сеть глобальная, которая называется Аль-Каида, которая действует абсолютно везде. В России это Имарат Кавказ, которым руководит упоминавшийся здесь Доку Умаров. Они вырастают не так, как грибы вырастают из грибницы, они создаются. Есть органы, или организмы, организации, которые их тщательно выращивают. Они находятся в Саудовской Аравии и Катаре. И вот эти два государства и организовывают эту сеть», — сказал президент Института религии и политики.

Говоря о методах борьбы с терроризмом, Игнатенко отметил: «если исходить из того, что есть центры силы, которые создают террористическую сеть и руководят ею, совершая теракты в мире и перемещая пул моджахедов из страны в страну, наверное, одной из форм борьбы против этой опасности являлось бы давление международного сообщества на те центры силы, которые курируют эту международно-террористическую сеть».

Курбанов же, говоря о природе терроризма, со своей стороны добавил: «практически все эти маленькие сектантские группы, о которых говорил Максим, прежде чем превратиться в орудие спецслужб больших стран, проходят несколько этапов», от зарождения самой секты, состоящей из фанатиков, твердо приверженных своей идее и готовых идти на жертвы, до внедрения агентов, через которые эти группы ведутся. «Причем сами лидеры этих групп могут даже не знать, что они под колпаком, и что им открывают дверь для совершения какого-то громкого теракта, который выгоден какой-то большой стране. Им дают возможность доехать – хотя спецслужбы знают, что они едут в тот же Найроби. И они фактически становятся инструментом в руках той большой силы. Почему не могут убить всех лидеров? Да потому что это слишком ценный товар, его слишком долго взращивали. Не могут же спецслужбы в один день уничтожить свой собственный инструмент!» – сказал Курбанов.

Шевченко к этому добавил: ваххабиты являются террористическими группами, специально созданными, курируемыми спецслужбами государств, стоящих на антиисламских позициях и атакующими, в основном, мусульман. В числе этих государств Шевченко назвал США, Великобританию, Израиль. «Террористическое оружие – это универсальная вещь, инструмент в борьбе сверхдержав, который используется разными странами в своих интересах, за исключением России», — сказал он. Пока сверхдержавы имеют между собой конфликты, будет и терроризм, подытожил он.

Добавим, что в свое время Рокфеллер в беседе с режиссером и политиком Аароном Руссо отметил, что войну с терроризмом никогда не выиграют, «потому что это – вечная война, и таким образом можно постоянно забирать у людей их свободы». На встречный вопрос своего собеседника: «А как вы собираетесь убедить людей в том, что это — настоящая война?» Рокфеллер ответил: «Через СМИ. Телевизор может всех убедить, что это реально. Вы просто говорите о чём-нибудь постоянно, снова и снова, и в конце концов люди верят этому».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. kamai04.10.2013 23:55

    верунь как дел все скребешь по стеклу

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: