Информационное
агентство России
-6°C
25 ноября, 08:58

Умарали Кувватов собирается устроить Рахмону таджикский Майдан

Главным своим козырем оппозиционер считает шокирующую информацию, которой он располагает благодаря близости в прошлом к семье президента

Rinat
Умарали Кувватов собирается устроить Рахмону таджикский Майдан
Умарали Кувватов

Таджикский оппозиционер Умарали Кувватов обратился в редакцию ИА IslamNews и заявил, что опасается за свою жизнь. По словам политика, его хотят ликвидировать. Но оппозиционер не сдается и планирует к концу лета объединить таджикскую оппозицию против действующего президента Эмомали Рахмона.

– Вы утверждаете, что опасаетесь за свою жизнь. Что вы имеете в виду?

– Да, есть свидетели, подтверждающие данный факт. Приведу один пример – человек, которому поручили физически меня устранить, позвонил и признался в поступлении заказа. В случае отказа угрожали расправой его семье и уже частично реализовали эту угрозу, а также обещали закрыть его бизнес. Будучи оппозиционером, он отказался исполнять этот заказ. Кроме того, он собирался выступить на ТВ и рассказать, кто, где и за какую сумму предлагали ему меня убить. Но он сказал, что если все мы будем молчать, мы потеряем не только родину, но и честь, совесть и все что у нас есть. Я на сто процентов уверен, и даже знаю, какие группы выдвинулись из Таджикистана для моей ликвидации. Они выдвигались не только в сторону Казахстана или Москвы – они выдвигались по тем местам, где, по слухам, я мог находиться. Эти группы продолжают меня разыскивать, я постоянно меняю свои места. Оппозиционер – это человек, который совершил преступление только за свои убеждения и действия. Его ищут не только органы, но и преступники, так как выделяются определенные денежные средства.

– А что вы натворили, если можно так выразиться?

– Это связано, конечно, с моей оппозиционной деятельностью в Таджикистане. По воле судьбы я работал с семьей президента Рахмона и был в курсе последних событий двухлетней давности, происходящих в Таджикистане – это война на Памире и давление всей оппозиции.

Практически в ход идет весь набор известных приемов: “наезды” и избиения лиц, неугодных властям; неправомерные аресты и обыски; издевательства (вплоть до истязаний) над задержанными, фальсификации и провокации в ходе процессуальных действий; пристрастное и иезуитски формализованное правосудие.

– Но здесь, как бы, ничего нового вы не открыли?

– Понимаете, я прекрасно осведомлен о семье президента. Но из той информации, которой я располагаю, еще далеко не все рассказал. В одно время мы выступали на телеканале К-плюс (оппозиционный казахстанский канал, расквартирован в Москве – прим.ред), наметили план выступлений два раза в неделю с одной лишь целью – довести до общественности каждое совершенное семьей преступление. Но, к сожалению, К-плюс отказал нам, и мы не имели возможности выходить в эфир.

– По какой причине вам отказали ваши, казалось бы, единомышленники-оппозиционеры, страстно ненавидящие президента Назарбаева и прочих «азиатских диктаторов»?

– Причина отказа заключается чисто в коммерческих интересах. Таджикская сторона через другую оппозиционную партию предложила выкупить эфирное время на К-плюс. Для нашего выхода в эфир необходимы были финансовые ресурсы на условиях предварительной оплаты и долгосрочной основе. Такими средствами мы не располагали. При этом я благодарен им за то, что они дали мне возможность сделать 14 выступлений. Эти выступления произвели в Таджикистане революцию в мышлении людей.

В ответ властными структурами Таджикистана «задним числом» в течение трех суток был сформирован пакет сфабрикованных документов, на предмет якобы совершенного мною преступления, который был направлен в Интерпол. К сожалению, Интерпол – это та международная организация, которая опирается только на решения судей и прокуроров Таджикистана. В результате применения ко мне репрессивных методов со стороны государственных структур, меня без каких-либо оснований незаконно задержали на территории Дубая. В тюремных застенках этой страны я пробыл 10 месяцев, из них 5 месяцев меня продержали в «зиндане» для полной изоляции. И, при этом, меня не ознакомили с обвинительными документами, ограничили доступ к информации и лишили меня общения. Это еще раз подтверждает факт отсутствия конституционных прав человека в Таджикистане.

– Что вам инкриминировалось?

– В обвинительном заключении отражен факт хищения 1 млн 200 тыс долларов у компании, расположенной на территории Афганистана. Парадокс заключается в том, афганская компания не представила никаких подтверждений о хищении 6 млн сомали. Аналогичная ситуация раскрывается по китайской компании в части приобретения 28 автомашин без какой-либо оплаты с моей стороны. Кстати, автомашины данной китайской компании были задержаны на таможне Таджикистана с целью подтверждения факта совершения мною преступления. Отсутствие доказательств и открытое заявление китайской компании по радио о давлении со стороны властей Таджикистана еще раз подтвердили мою невиновность. Но, в то же время ярко продемонстрировали стремление и решимость Рахмона устранить меня как политического оппонента путем возбуждения уголовного дела по экономическим вопросам.

Интерпол не стал детально разбираться в представленных Таджикистаном документах по совершенному мною экономическому преступлению, но при этом явился инструментом их борьбы с инакомыслящими.

– Есть масса международных организаций, которые отслеживают подобного рода правонарушения. Почему бы вам не обратиться туда?

– Естественно, мы не могли молчать о подавлении прав и свобод человека в Таджикистане, и обращались за помощью в международные неправительственные организации. Но, данные организации не имеют возможности защитить права человека на территории Таджикистана. Их реакция ограничивается всего лишь письменным обращением в устранении установленных нарушений. На что правительство Таджикистана им отвечает в стандартном порядке – «у нас все в порядке, никаких нарушений нет, методы насилия не применяются, а все прочее – это домыслы наших политических оппонентов». В сущности, правозащитные организации на территории Таджикистана никакой реальной силой не обладают. К примеру, на Памире была убита почти сотня местных жителей и никто об этом открыто не заявляет и не требует международного расследования. А наоборот, погибших людей объявили террористами и врагами страны.

Власти Таджикистана продолжают использовать различные способы сокрытия правдивой или создания ложной информации о причинах преследований политических оппонентов.

– Вернемся к периоду вашего пребывания в ОАЭ. Что происходило в дубайских судах?

– В силу отсутствия правовых и экономических обоснований по факту якобы совершенного мною преступления, наши доводы и факты не принимались во внимание. Позже я узнал, что таджикской стороной производилась оплата за положительное для них решение вопроса. Прямыми доказательствами я не располагаю, но проведя анализ произошедших событий, можно сделать вывод, что политический заключенный для Дубая – это одиозная фигура, на которой можно дополнительно заработать.

По установленным процедурам рассмотрения уголовных дел судья обязан был выпустить меня для предоставления возможности защиты своих прав, но он этогоне сделал. Решение о моей депортации, как я ранее говорил, было принято за определенную оплату со стороны обвинения. В аэропорту Дубая всегда был наготове воздушный борт, и в случае положительного решения вопроса для заинтересованных сторон можно было меня срочно вывезти. Но, к общему разочарованию властей Таджикистана, в Абу-Даби заинтересовались – на каком основании меня как «узника совести» собираются выслать? В результате рассмотрения представленных Таджикистаном документов по ложным обвинениям и отсутствии каких-либо обоснований, было принято решение об отправке меня в любом направлении в течение 24 часов. К тому моменту у меня не было визовой поддержки в Европу, а вылетать в Москву было очень опасно ввиду того, что меня предупредили о возможном физическом устранении на территории России.

При таких сложившихся обстоятельствах я вынужден был вылетать в направлении Казахстана. Параллельно властными структурами Казахстана проводились долгие переговоры с представителями Таджикистана, в результате чего было принято решение о распространении моей фотографии на постсоветском пространстве для последующего задержания. Но, убедившись в уголовном преследовании меня как политического противника, в Казахстане мне предложили в течение недели покинуть их территорию.

Моя ситуация стала намного опаснее. Меня везде преследовали как преступника, хотя сейчас я понимаю, что преследование по политическим мотивам – еще страшнее. На лицо политически мотивированные нарушения властями Таджикистана элементарной законности и прав личности, причем масштабы уголовного преследования их политических противников постоянно расширяются.

– Вы не просили политического убежища в Америке, в Европе?

– ООН не может обеспечить нормальные условия для безопасного проживания политического оппонента на территории бывшего СНГ, а также вывезти его до Европы. ООН на бывшем постсоветском пространстве очень слаба. Да и по территории этих стран ты не можешь добраться до Дома ООН. Кроме того, нельзя забывать, что в Доме ООН работают граждане тех государств, где он подвергся преследованиям по политическим мотивам, и вся информация становится известной и доступной.

– И каков выход из положения? Как вы дальше собираетесь «выживать» в этих условиях?

– Думаю, и твердо уверен в том, что справедливость обязательно восторжествует. Приложу все усилия для реализации задуманного, так как это вопрос чести, совести и будущего моего народа. В приоритетном порядке необходимо объединение всей оппозиции, консолидация ресурсов и энергии, и это становится единственным способом противодействия насилию и защиты прав и свобод.

– Речь идет о серьезном противодействии режиму. Вы к этому готовы – финансово, морально, организационно?

– Я готов. В настоящее время не предоставляется возможным более детально информировать СМИ о методах достижения поставленной цели.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. voditel18.04.2014 22:12

    В Таджикистане да же вот оппазиция есть,а вот мне тревожно за Узбекистан.Там вообще кто нибудь есть?!

    • СМУГЛОВ19.04.2014 8:58

      спросили..а когда восстанут узбекский народ??? отвечали..просто..в судьный день!!! т.е..когда шруппами начнуть все из могил…

  2. Эхсон Одинаев18.04.2014 22:37

    Как Эмомали Рахмонов много болтаете и ничего не делайте. Не смог до конца читать эту статью.. каждый раз одно и тоже Жалоба, Оскорбления, Обещание.

  3. Yusuf Sharifi19.04.2014 13:27

    Умарали Кувватов Я с вами.Народ Таджикистан с вами!!Мы хотим перемен!!Давайте устроим Майдон.Все таджики вас уважают!!Рахмона скоро конец будет Ин ша Аллах!!Мы победим Ин шо Аллах!!Мы ждем Майдана!!

  4. Yusuf Sharifi19.04.2014 13:50

    о Аллах дай нам сила творить чуду которые мы боли 20 лет ждем по воля тебя Аллах мы можем ждать но скоро нам молитву читать запрещать дай нам силу

  5. Yusuf Sharifi19.04.2014 15:36

    вы настоящий мужчина огои Умарали Кувватов мы от души вас поддерживаем до последний капля кровью

  6. Yusuf Sharifi19.04.2014 15:40

    Ребята мы с Умарали Кувватов. Только перёд!… Кто ни с нами тот под нами……. только перёд перёд!!!!!!!

  7. абаул20.04.2014 21:44

    У таджиков был лидер который мог объединить и их и умму россии — Ахмад шах Масуд.

  8. Сибиряк22.04.2014 20:49

    Умарали Кувватов, Мухиддин Кабири, Братья Тураджон-зода, Абдумалик Абдуладжанов, Дододжон Атовуллоев и т.д. если все вместе, то конечно Рахмонов падёт с помощью Всевышнего!

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: