Информационное
агентство России
-5°C
25 ноября, 14:32

Союз мусульман Казахстана твердо стоит на защите ислама

muh
Союз мусульман Казахстана твердо стоит на защите ислама
Зам. директора Мусульманского комитета по правам человека в Центральной Азии Курбангали Юнусов

Разразившийся недавно скандал в связи с решением суда города Астаны о запрете аудиозаписей некоторых сур Корана вызвал бурные протесты среди мусульман России и СНГ, и привлек всеобщее внимание к положению ислама в Казахстане. Свою оценку действиям судебных властей республики дала и неправительственная организация Союз мусульман Казахстана (СМК). Председатель Союза Мурат Телибеков в интервью ряду СМИ заявил: «Это уму непостижимо. Наложить запрет на эти суры — то же самое, что наложить запрет на Коран». В результате активной позиции мусульман Казахстана и России Министерству юстиции республики пришлось выступить с разъяснением, что экстремистскими признаны не сами суры, а комментарии к ним неизвестных лиц. Свою точку зрения на этот инцидент «Фергане.Ру» в интервью о деятельности и работе СМК изложил вице-президент Союза, заместитель директора Мусульманского комитета по правам человека в Центральной Азии Курбангали Юнусов.

Фергана.Ру: — Курбангали Нуркеевич, расскажите, пожалуйста, когда был создан СМК и что представляет сегодня собой эта организация?

К.Юнусов: — Официально СМК был зарегистрирован в апреле 2004 года. Это неправительственная организация, одной из главных задач которой является создание позитивного образа ислама и проведение контрпропаганды против дискредитации ислама, которая время от времени появляется в мировых СМИ. В такого рода публикациях выстраивается ассоциативный ряд: «ислам – бородачи – автомат – терроризм». Всей своей деятельностью, уважительным отношением к культуре, истории и традициям мы стремимся показать, что мусульмане – это люди культурные и просвещенные, стремимся разрушить предубежденное отношение к исламу, которое есть в СМИ. Мы не претендуем на то, чем занимаются муллы, а мы беремся за то, чему муллы в силу объективных причин не могут уделить достаточно внимания.

— Кого объединяет Союз?

— Потенциально — всех граждан Казахстана, которые считают себя мусульманами. У нас нет личного членства. Орган управления СМК – президиум во главе с президентом Муратом Телибековым, известным писателем и журналистом. В каждой области Казахстана у нас есть свои представители, благодаря чему мы проводим активную работу.

— Не могли бы Вы привести конкретные примеры деятельности Союза?

— Ислам, как и все традиционные религии, осуждает движение гомосексуалистов. Когда не так давно они решили провести в Алма-Ате гей-парад, их поддержал ряд общественных организаций, а СМК был единственным, кто выступил резко против этого. Мы провели несколько акций и пресс-конференций, чтобы дать понять гомосексуалистам, что мы не допустим проведения парада. И они благоразумно свернули свои действия.

— А как у СМК складываются отношения с официальными духовными структурами?

— Мы открыты для сотрудничества со всеми организациями и общественными силами. Как я уже сказал, мы стараемся не лезть в духовные дела, которые являются компетенцией мулл. К верховному муфтию Духовного управления мусульман (ДУМ) Казахстана Абсаттару-хаджи Дербисали мы относимся с уважением. Он – бывший дипломат и ученый, волею Аллаха ставший муфтием республики. Но иногда возникают недоразумения, потому что мы — неправительственная организация, и критикуем любые ошибки любых деятелей, в частности, ошибки ДУМ. Естественно, это вызывает неприязнь. В 2005 году ДУМ подавало иск с требованием ликвидировать нашу организацию, но им было отказано. Мы готовы действовать совместно, ведь задачи у нас одни и те же – чтобы в Казахстане всегда был мир и согласие, а права мусульман – соблюдались.

— Кстати, о правах мусульман. Последний скандал с кораническими сурами и активная позиция вашей организации показывают, что не все в порядке в данной сфере. Вы являетесь заместителем директора Мусульманского комитета по правам человека в Центральной Азии. Часто ли обращаются к вам за помощью мусульмане, чьи права нарушены?

— Довольно часто. Сами мы не ведем процессы, а оказываем консультативную юридическую помощь. Это моя непосредственная обязанность, так как я — бывший судья, в последние годы занимаюсь адвокатской практикой, и юриспруденция, что называется, моя епархия. Вот один из последних примеров. В одной из школ Южно-Казахстанской области в начале этого учебного года девушке запретили появляться на занятиях в хиджабе (головной убор у мусальманок. — Прим. ред.), мотивируя это тем, что данный вид одежды не сочетается с принятой в учебном заведении школьной формой. Закона, формально запрещающего ходить в светские школы в хиджабе, нет, поэтому мы публично выступили в защиту девушки. Конфликт был улажен, и она получила разрешение носить хиджаб.

До суда чаще всего не доходит. Вот, к примеру, в 2008 году мы вместе с акиматом (администрацией) Астаны намеревались провести международную конференцию «Ислам в ХХI веке: проблема религиозного экстремизма», повсюду разослали совместные письма. Однако за день до начала конференции акимат в одностороннем порядке отказался от принятых обязательств и объявил об отмене мероприятия, не предоставив никаких объяснений. Мы пригрозили подать в суд на администрацию, в итоге ее представители обратились к нам с просьбой разрешить все дело миром, пояснив, что произошло досадное недоразумение. Мы приняли устные извинения.

— А жители других стран региона обращаются в Мусульманский комитет по правам человека в Центральной Азии?

— Да, подобные случаи были, но пока не выработан механизм оказания правовой помощи. Поясню, что я имею в виду. Вы помните летние волнения в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР? Мы были на стороне невинно обиженных. Уйгурский народ имеет свою длительную историю, у него была своя государственность, и то, что сегодня он не может себя реализовать, вызывает у нас глубокую озабоченность. Но кроме моральной поддержки мы не можем оказать им никакой помощи, так как межгосударственные соглашения – не в нашей юрисдикции. Между Казахстаном и Китаем подписана декларация о выдаче террористов, и когда наши власти получают запрос на выдачу уйгура, проживающего в Алма-Ате и имеющего, по мнению китайских властей, отношение к беспорядкам, Казахстан обязан его выдать. Закон есть закон, тут ничего не попишешь, и помочь этому человеку мы не сможем, так как он не является гражданином Казахстана.

— Вернемся к скандалу вокруг запрета коранических сур судом Астаны. Как вы его расцениваете?

— Мы рассматриваем этот случай как провокацию или, если говорить мягче, обычный «ляп», который раздут до небес не самыми нашими преданными друзьями. Исламское государство, а именно так Казахстан себя презентует (К.Юнусов, видимо, имеет в виду то, что ислам в Казахстане является доминирующей религией. В действительности же Казахстан презентует себя как светское государство. — Прим. ред.), никогда не позволит себе анти-исламские жесты типа того, который ему приписали. Компетентные органы прямо заявили об этом. Союз мусульман Казахстана озабочен таким пристальным вниманием к этому вымученному моменту, который не красит наших друзей, если они действительные друзья и наши братья. В мире достаточно других проблем, куда следовало бы применить ту энергию, которую понапрасну потратили некоторые исламские ура-патриоты в России. Вместо того чтобы спросить, а что же произошло, устроили настоящую камарилью. Надеюсь, что и мусульмане Казахстана, и мусульмане Российской Федерации — совсем еще недавно граждане одного государства — найдут более благородные цели для применения своей кипучей энергии.

— Что лично Вы находите для себя в работе СМК?

— Я исхожу из принципа, который сформулировал президент США Джон Кеннеди: «Нужно ставить вопрос, не что мне даст Америка, а что я могу дать Америке». Точно также работаю и я: «не что мне даст СМК, а что я могу сделать для СМК».

Во-первых, у меня есть определенный багаж юридических знаний и большой опыт работы, я отвечаю за все юридические вопросы, стараюсь помочь тем, кто обращается в нашу организации с просьбой защитить их права. Во-вторых, я получаю огромное моральное удовлетворение оттого, что деятельность СМК и мой скромный вклад в нее способствует росту популярности ислама в Казахстане. Несмотря на отдельные эксцессы, в целом положение ислама в республике благоприятное. Значительная часть населения исповедует ислам, президент позиционирует себя как мусульманин. У нас нет особых проблем, да и представители других конфессий не могут пожаловаться на то, что их права ущемляются. В стране работают многочисленные храмы. В Астане есть прекрасный Дворец Согласия, где всегда рады представителям иудаизма, буддизма, православной церкви и других конфессий. Задача нашего Союза в том, чтобы в Казахстане верующие могли спокойно исповедовать свою религию, и развивался межконфессиональный диалог.

Беседовал Алексей Старостин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: