Информационное
агентство России
2°C
20 ноября, 12:49

Проблемы христиан и мусульман Судана Запад видит не там, где жители страны

art_dev
Проблемы христиан и мусульман Судана Запад видит не там, где жители страны
Пастор Yohana Benjamin Dirar

Пастор Yohana Benjamin Dirar обходит весь круг сидящих в церкви мужчин, женщин и детей, и с каждым здоровается за руку. Эти люди готовят библейскую детскую конференцию – св понедельник две недели 200 христиан от 5 до 14 лет будут здесь выступать, петь, читать стихи. К местным детям приедут гости из соседних приходов. Каждый участник должен пожертвовать по 5 суданских фунтов (2,5 доллара) на еду и питье, но не у каждой семьи они найдутся. Так что Тереза Вильям, отвечающая за организационные вопросы, надеется на Бога.

В бывшем лагере беженцев, а ныне районе Хартума Hai al Baraka, надеяться на Бога очень уместно. Пастору Yohana было 18, когда в 1983 году на юге Судана началась война, и толпы беженцев-христиан двинулись в столицу. Сейчас ему 45. За это время беженцам дали здесь землю, они построили домики, пробурили воду, кое–где перед воротами посадили деревца. Самое яркое, что здесь есть – это крашеные ворота у каждого дома. Самое прочное – церкви и мечети. Мечети появились недавно – после 2003 года, когда сюда же бежали мусульманские беженцы из Дарфура.

Тем, кто полагает, что в Судане идет война мусульман и христиан, пастор Yohana готов объяснить:

«Вокруг нас много мусульман. Рядом магазин держит мусульманин – у нас дружеские отношения. Он из Дарфура, на Юге тоже много мусульман. Мы живем здесь все вместе. Проблемы создают политики. На Юге правительство христианское, на Севере – мусульманское, поэтому выглядит как будто это религиозная проблема. У нас, христиан, ни с кем нет проблем. В парламенте на Севере есть христиане, есть один пастор-депутат. В правящей партии тоже есть христиане».

Христиане Судана могут много об этом говорить. Все равно их никто не слышит, потому что в проблемах, которые создают политики, нужно долго разбираться и их можно решить. А так – гораздо проще: мусульмане режут христиан, потому что они такие. Эта проблема в такой подаче решения не имеет. Значит, надо мировому сообществу давить на Судан и отделять от него кусочек за кусочком. На Юге – нефть. Там была война 20 лет. Свободу Югу, хочет он этого или не хочет. В 2011 году будут проводить референдум. В Дарфуре – нефть и уран. Свободу Дарфуру — гигантские постеры размещались в газетах и на телевидении. И даже сам Джордж Клуни намеревался сделать доклад в ООН об этом. Но ООН отказалась его слушать. Если посмотреть публикации по Дарфуру, то сначала речь шла о нескольких десятках погибших, потом цифра вдруг превратилась в 10 тысяч погибших. Сейчас уже говорят о сотнях тысяч.

Прихожанин этой церкви Жорж работает в ООН. Он сам выходец с Юга, его семья тоже беженцы. Он уверен, что на его страну оказывается давление.

«Мы должны держаться вместе, а не отделяться. Вместе мы сильнее, чем по отдельности. В западном мире идет интеграция, нас же заставляют дезинтегрироваться. Под разными предлогами это делается. Народ не успевает понять, что происходит. Но я не уверен, что на Юге люди это понимают. Очень тяжелая жизнь. Там плодородные земли, гораздо более пригодные для земледелия, чем на Севере. Но минные поля — разминируют медленно, хотя ведут работы совместно правительство Хартума и ООН».

Спрашиваю пастора Yohana, настроены ли его прихожане вернуться – война окончена шесть лет назад.

«Многие, конечно, хотели бы вернуться. Но у большинства потеряны дома, у многих даже нет денег на билеты, не то что вернуться. Те, кто из более близких районов, может и вернуться со временем, но те, кто с самого юга – не думаю. Хотя, конечно, здесь – пустыня, а там – фермы, земля, жизнь проще».

С образованием на Юге гораздо хуже. В Хартуме большинство детей учится в школе, даже если семьи бедные. На юге половина женщин и большая часть мужчин не умеет читать.

У пастора четверо детей, старший через год будет поступать в университет учиться на врача.

Он показывает церковную школу. Если саму церковь община в 2006 году отстроила, то на классы пока что сил не хватает. Классы – маленькие глинобитные комнаты с потолком, сквозь который видно небо. Но и таких классов для учеников не хватает – некоторым приходится сидеть на улице. Пастор видит, что нищета производит впечатление удручающее.

«Ничего, из этих классов в университеты поступают»

Актив церкви, включая Жоржа и Терезу Вильям, живое подтверждение правоты Yohana. Они в жизни преуспели, но общину не бросают. Сама община дружная.

«По воскресеньям у нас по четыре службы, приходят 200-500 человек на каждую. У нас пять священников. Учатся наши пасторы в Хартуме и в Иордании. Мы – диоцез Англиканской церкви, наш епископ в Juba, на Юге. Прежний архиепископ Кентерберийский к нам приезжал, новый архиепископ пока не был».

Во время выборов многие наблюдатели на Юге были удивлены тем, что южане о себе говорят, как о христианах, некоторые с крестами, но живут, как язычники, с семью женами, причем все еще и проживают вместе. Проблема пастору знакома.

«Многоженство, да, есть такое. Они христиане, но не знают, что это, не знают христианской жизни, не рождены свыше. Некоторые крестились, некоторые приходят на службу, но они остаются со своими обычаями».

Во всех школах Судана есть уроки религии с первого по десятый класс по два раза в неделю. В Хартуме преподают ислам, христиане на это время выходят. Христианство им преподают в церковных школах.

«Никаких проблем детям это не создает. Учатся дружно. У нас уроки религии проходят вечером по пятницам и понедельникам. Проблема не в том, что дети из разных общин. Проблема в том, что зарплата у их родителей 150-300 суданских фунтов (70-140 долларов), у них нет страховки, значит, нет и лечения. В нашем районе больницы нет, только медпункт, там тоже нужно платить, хотя это маленькая плата. Только на Бога надеются. За все нужно платить – за школу тоже. В год около 200 фунтов. Если в семье много детей, за всех не смогут заплатить. За уроки по наукам тоже приходится платить – по математике, физике, химии. На Юге живут на фермах – там до школы далеко, вот и получается неграмотное население. Так что проблема совсем не в том, что христианские дети выходят из класса во время урока ислама. И не в том, что христиане и мусульмане живут в Судане».

Приходят пасторы Фрэнсис и Вильсон. Говорят друг другу «салям уалейкум». Спрашиваю, как они во время службы называют Бога.

«Мы говорим Аллах. И мы говорим ал рабби Йасу, то есть учитель Иисус».

RT.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: