Информационное
агентство России
0°C
20 ноября, 00:31

“Таджикский народ заинтересован в тесных отношениях с Россией”

art_dev
“Таджикский народ заинтересован в тесных отношениях с Россией”
1310_virdj

Мусульмане России и Таджикистана могут сыграть позитивную роль в развитии отношений между нашими странами.

В гостях у редакции газеты «Современная мысль» побывал заместитель председателя партии Исламского возрождения Таджикистана и ответил на следующие вопросы.

– Господин Кабири, вы недавно вернулись их Соединенных Штатов Америки. Каковы были цели этой поездки?
– Это моя вторая поездка в США за последний месяц. Первая была связана с президентскими выборами, на которых я присутствовал в качестве наблюдателя.
Во время последней поездки я участвовал в работе конференции по проблемам Центральной Азии, ее социально-экономическому и политическому состоянию, организованной Колумбийским университетом. Должен отметить, что в США Центральной Азией занимается узкий круг специалистов. Сейчас этот регион не очень интересует американцев; у них есть более важные регионы, где Вашингтон имеет не только геополитические и геостратегические, но и экономические интересы. В Центральной Азии Соединенные Штаты больше интересуются Казахстаном и Туркменистаном в связи с тем, что эти государства имеют большие запасы нефти и газа.
Впечатления остались неоднозначные. Если меня спросят, есть ли в США демократия, я отвечу: “Да”. Даже будучи небезупречной, она позволяет гражданам этой страны свободно выражать свои взгляды, свободно избирать президента. Но на вопрос: выступают ли Соединенные Штаты защитниками демократических ценностей в мировом масштабе, я отвечу: “Нет”. Во внешней политике США, конечно, исходят из своих геостратегических и геополитических интересов, а не из интересов демократии. Что касается демократии во внутренней политике США, то здесь дела обстоят более-менее нормально.

– Были ли у вас контакты с мусульманскими диаспорами Соединенных Штатов, с кем из мусульманских лидеров США вы встречались?
– На этот раз в программу моего пребывания в США не были включены встречи с мусульманскими лидерами и организациями, поскольку цели визита носили совсем другой характер. Тем не менее, я отметил, что в США живет очень много последователей ислама. Их можно встретить везде. Мне довелось провести два дня в вашингтонской больнице, где к своему удивлению я встретил много мусульман среди медицинского персонала. Я даже попросил, чтобы мне как мусульманину приготовили специальную пищу “халяль”. Повар-мусульманин приготовил ее и в течении 2 дней сам обслуживал меня. Надо признать, что при всем при том, что многим не нравится внешняя политика США по отношению к исламскому миру, в бытовых вопросах американские мусульмане имеют все возможности. Я видел, как там уважаются права мусульман и представителей других религий.

– Вы отметили, что Вашингтон в целом не очень интересуется Центральной Азией. На этом фоне как должна строить свою политику в этом регионе Москва, учитывая, что Центральная Азия исторически относится к сфере российского влияния?
– На протяжении последних 10 лет Россия теряла свое влияние в Центральной Азии. Хотя с недавних пор российское руководство во главе с Путиным начало пересматривать отношение к этому региону. Насколько мне известно, что на одном из последних заседаний Госсовета Путин дал четкие указания и определил основные направления внешней политики России в этом регионе. Как результат мы наблюдаем изменения отношения России к Таджикистану. Таджикский народ заинтересован в тесных отношениях с Россией, поэтому таджики поддерживают инициативы Владимира Путина.
Должен сказать, что внешняя политика России не всегда ведется успешно. Грузинские события показали, что Кремль сделал ставку не на того человека. В ситуации с абхазскими выборами Россия потерпела очередную неудачу. Неизвестно, что будет с пророссийским кандидатом на Украине. Во внешней политике Кремля вызывает непонимание ставка на непопулярных, коррумпированных чиновников в других странах. Здесь я вижу минус российской внешней политики. Необязательно искать себе друзей только среди бывшей бюрократии. Соединенные Штаты и Запад всегда учитывают смену поколений, смену политической элиты и поэтому делают ставку на новое поколение политиков, добиваясь успехов. Россия же остается в проигрыше, потому что делает ставку на прокоммунистическую элиту или бывшую номенклатуру. Я думаю, что России надо менять подходы и искать друзей не только среди номенклатуры, но и среди других социальных групп. Надо иметь дело с нацией и государством, а не с отдельными политиками.

– С кем из молодых таджикских политиков, имеющих вес, на ваш взгляд, могла бы сотрудничать Москва?
– Сейчас я не могу назвать конкретных имен. Хочу лишь отметить, что России надо иметь дело не только с официальной властью, но и с другими политическими силами, как это делают западные страны. России нетрудно найти друзей в Таджикистане. Весь таджикский народ, все политические партии Таджикистана заинтересованы в связях с Россией. Было бы неправильно делить таджикский народ на своих и чужих как в начале 90-х годов. В последние годы российское руководство действительно поняло пагубность своей политики в начале 90-х годов, после чего Россия сыграла большую роль в достижении политического урегулирования таджикского конфликта.

– Как вы считаете, какая линия больше превалирует в российско-таджикских отношениях: экономическая или обусловленная военно-техническим сотрудничеством и борьбой с пресловутым “международным терроризмом”?
– До 2003 года российско-таджикские отношения имели больше военно-технический, чем финансово-экономический характер. Но начиная с 2003 г., Россия проводит новую политику в Центральной Азии и, в частности, в Таджикистане. Достигнуты договоренности, что к нам поступят достаточно большие, по нашим меркам, инвестиции. Россия обязалась достроить Сантудинскую ГЭС, а также Рогожскую ГЭС. Это два очень важных объекта не только для Таджикистана, но и для региона в целом. С другой стороны я надеюсь, что Россия и Таджикистан сохранят и упрочат сотрудничество в военнотехнической, культурной и прочих сферах. Хочу подчеркнуть, что Таджикистан – единственная центральноазиатская страна, которая имеет на своей территории только российскую военную базу, что говорит об особом уровне отношений между нашими странами. Для сравнения, в соседней Киргизии есть и российская, и американская военные базы. Думаю, что Россия еще надолго останется в Таджикистане, поскольку она защищает не только границы этой страны, но и всего СНГ. В последние годы таджикское руководство приняло поспешные решения, заявив об уходе российских войск с границы. Мне кажется, что эти заявления имели больше политический, конъюнктурный характер и были направлены на привлечение внимания Запада. Мне кажется, что страны Запада дали понять, что уход российских войск с границы нежелателен, не только для России, но и для западноевропейских государств, поскольку это откроет новые возможности для наркотрафика. С другой стороны таджикское руководство поняло, что охлаждение сотрудничества с Россией, отнюдь не означает стопроцентного принятия Таджикистана Западной Европой и США. И в последний момент был сделан окончательный выбор в пользу сотрудничества с Россией. Я думаю, что это правильный выбор, хотя и запоздалый. Россия должна закрепить это сотрудничество не только в военно-технической, но и в экономической сфере.

– Вы, вероятно, слышали об убийстве таджикской девочки в Санкт-Петербурге, культурной столице России. Причем реакция на это гнусное преступление в российском обществе была отнюдь неоднозначная: достаточно многочисленная группа граждан отнеслась к нему с пониманием, многие просто сочли нужным промолчать. Как эта проблема отражается на развитии наших отношений, какие существуют пути ее решения?
– Если проследить за ежедневными грузами, которые поступают из России в Таджикистан, в каждом 3-4-ом рейсе обязательно есть груз-200. То есть смерть этой бедной девочки не единственная и не последняя. К сожалению, эти события имеют обыкновение повторяться. Конечно, нельзя обвинять только русских, здесь есть межтаджикские разборки, есть и бытовые случаи. Но я сожалею, что таджики в России в основном ассоциируются с наркотиками, грузчиками и цыганами, которые попрошайничают в российских городах. При этом делаются попытки не заметить другую жизнь, которая есть в Таджикистане, и других таджиков, живущих и работающих в России. Просматривая российскую прессу, СМИ, я вижу, что о Таджикистане и таджиках пишется либо плохо, либо ничего. С другой стороны, нельзя всю вину перекладывать на Россию: сами таджики и правительство Таджикистана делают очень мало, чтобы изменить эту ситуацию. Я думаю, что в России нет народа, который бы вел себя более тихо, мирно, законопослушно, чем таджики. Но поскольку они занимаются в основном грязной, не очень доходной работой, они больше попадают в руки милиционеров. Таджиков не встретить, например, в казино, игорных домах, престижных публичных заведениях, они в основном находятся на рынке или стройках: они более доступны, чем представители других народов.

– Расскажите, пожалуйста, о подготовке к предстоящим в феврале парламентским выборам в Таджикистане. Какую роль в них будет играть ваша партия и исламские силы в целом?
— Мы готовимся к выборам. Это уже вторые выборы с нашим участием. В 2000 г., несмотря на фальсификацию всех выборов, мы получили 2 места в парламенте – это около 8% от общего числа депутатов. В этот раз мы намерены добиться такого результата, который позволил бы нам создать свою фракцию, а это – минимум 5 депутатов. Что касается наших прогнозов, то в целом следует ожидать, что выборы пройдут с большими нарушениями, поскольку это вошло в политическую традицию центральноазиатских государств, да и всех стран СНГ. Другая проблема заключается в том, что из трех миллионов таджикских избирателей, около миллиона находится в России. Естественно у них нет возможности принять участие в голосовании, хотя власти заявляют, что создадут все необходимые условия для голосования при таджикском посольстве и представительствах в городах России. Но опыт показывает, что в таких голосованиях может учувствовать 1 – максимум 3% таджикских граждан. Официальная же статистика показывает, что в голосовании участвует чуть ли не 90% избирателей, и из них 98% голосует “как надо”.

– Какова роль мусульман России и Таджикистана в развитии отношений между нашими странами?
– Прежде чем ответить на поставленный вопрос, хочу подчеркнуть, что если мусульманские общины Запада – это результат миграционных процессов за последние 100 лет, то мусульманские общины России – это коренное население, часть которого жила на этой земле дольше, чем многие русские. В отношении них такая постановка вопроса, как “иммигранты – титульное население”, не актуальна. Поэтому я не понимаю некоторых российских мусульман, которые ведут себя в России как иммигранты, не участвуют в общественно-политической, культурной жизни своей страны, будто у них есть другая родина, а все происходящее в России для них чуждо. К счастью, таких людей меньшинство. Большинство же участвует в этих процессах. Мне очень хочется, чтобы все мусульмане относились к России как к своей стране, чтобы они с гордостью говорили, что Россия – их Родина. В свою очередь и Россия должна осознавать и признавать, что мусульмане здесь – не приезжие, а коренное население и делать хотя бы немного для того, чтобы интегрировать мусульман в общественную жизнь страны.
Возвращаясь к сути вопроса, замечу, что пока отношения России к Таджикистану строятся не на основе того, что Таджикистан – мусульманская страна, а того, что Таджикистан – постсоветская страна, государство СНГ. Со временем, я думаю, такой подход будет меняться, т.е. Россия будет смотреть на Таджикистан, равно как и на Узбекистан, Казахстан, Туркменистан и Киргизию как на государства, где живут в основном мусульмане, а не государства, где преобладает прокоммунистическая верхушка. Этот процесс будет сопровождаться повышением роли российских мусульман в налаживании отношений России с этими государствами. Думаю, что не только мусульмане России, но и их центральноазиатские единоверцы должны быть готовы к такому уровню сотрудничества. Что касается нашей партии, то у нас уже есть хороший опыт контактов и сотрудничества с российскими представителями как в самой России так и в Таджикистане. Таджикские мусульмане заинтересованы в дальнейшем развитии сотрудничества с Россией больше, чем с другими государствами, поскольку за 70 лет сосуществования у наших народов появилось много общего, и этот потенциал надо использовать обеим сторонам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: