Информационное
агентство России
-4°C
23 ноября, 17:54

АЛЬ-ДЖАЗИРА ОТКРЫЛА НОВУЮ ЭРУ НА АРАБСКОМ ТЕЛЕВИДЕНИИ

art_dev
АЛЬ-ДЖАЗИРА ОТКРЫЛА НОВУЮ ЭРУ НА АРАБСКОМ ТЕЛЕВИДЕНИИ
1012_Jazeera

Беседа Шамиля Ильясова с шефом Московского бюро Аль-Джазиры Амром Абд Эль-Хамидом

– Как вы прокомментируете недавнюю смену руководства в московском бюро канала?

– Смена руководства — общая практика для всех новостных агентств, будь то Си-Эн-Эн, Аль-Джазира или любое другое. Эта смена является чисто технической.

– Как изменится в этой связи информационная политика?

– Никак не изменится, так как наша политика состоит в том, чтобы освещать события как можно объективнее. Меня, больше удивляет шум, поднятый в российских СМИ из-за этой чисто технической смены, и в то же время отсутствие реакции в России на угрозу в адрес Аль-Джазиры со стороны Буша! Я ожидал, что будет хоть какой-то протест со стороны российских журналистов против подобных угроз в адрес СМИ.

– Как отреагировало руководство канала на эту угрозу?

– Генеральный директор Аль-Джазиры направился в Лондон, где встречался с Блэром. Сейчас на британскую газету Дейли Миррор оказывается давление с целью вынудить ее отказаться от публикации текста разговора Блэра и Буша, в ходе которого они говорили о бомбежке Аль-Джазиры.

– Как вы считаете, с чем связана эта угроза?

– Это связано с профессиональной деятельностью телеканала. Аль-Джазира показывает преступления, которые совершаются в Ираке, Гуантанамо, Афганистане. Я был в Афганистане и могу сказать, что то, что я видел, — чудовищно. Наш корреспондент Сами ал-Хадж, уже четыре года находится в тюрьме Гуантанамо, где в отношении него применяются меры физического и психического воздействия..
Аль-Джазира — единственный телеканал, который вел съемку в Афганистане. Из-за этого наше бюро в Кабуле подверглось бомбардировке. То же самое случилось в Ираке. В результате обстрела был убит оператор Тарик Аюб. После этого в Кабуле бюро не работало больше года, а в Ираке не работает до сих пор.

– В свое время канал громко заявил о себе, когда транслировал обращения Бин Ладена.

– Это обычная журналистская работа. Если бы канал Си-Эн-Эн или Би-Би-Си получил бы такой материал первым, то он сразу поставил бы его в эфир. Но на таких темах мы не хотим делать себе имя.

– За недолгое время своего существования канал завоевал репутацию надежного источника информации. Как этого удалось достичь?

– Создатели канала ставили перед собой задачу быть объективными. Журналистам в Аль-Джазире созданы все условия для работы. Здесь работают профессионалы, и только профессионалы. Это — основной принцип. С первой минуты всем стала очевидна независимая позиция редакции. Государство Катар не вмешивается в дела телеканала. Наоборот, другие государства давят на Катар, чтобы создать препятствия в работе Аль-Джазиры. Аль-Джазира завоевала доверие зрителей и пользуется авторитетом в арабском мире. По некоторым данным, на сегодняшний день рейтинг Аль-Джазиры в мире превосходит рейтинг Си-Эн-Эн.

– Каковы источники финансирования канала?

– Это независимый канал. Он не является государственным, хотя пользуется поддержкой государства Катар. Деньги приходят от рекламы и от спонсоров. Также нашу продукцию, документальные фильмы и репортажи, покупают другие телеканалы.

– Расскажите вкратце о себе.

– По образованию я фармацевт. Закончил Пятигорскую фармацевтическую академию. Родители хотели, чтобы я стал медиком, но с детства я мечтал стать журналистом. После окончания института у меня появилась возможность работать журналистом в России. Первое время я работал на телевидении Саудовской Аравии. Реальный шанс заявить о себе мне представился с приходом на арабскую службу радио Би-Би-Си. Там я проработал почти три года, после чего перешел на телеканал Аль-Арабия. Мне нравится работать в горячих точках. Три раза я был в Афганистане, когда там шли боевые действия, а в Ираке я провел почти четыре месяца.

– Расскажите про московское бюро Аль-Джазиры.

– Вместе со мной в Москве работает корреспондент Салям Эль Обейди. Недавно он сделал очень интересный материал о ходе парламентских выборов в Азербайджане. В Москве у нас два оператора, одна из них арабка, закончившая российский вуз. Коллектив небольшой, всего шесть человек, половина из них русские. Все российское бюро располагается в одной московской студии.

– Что бы вы лично хотели изменить в информационной политике телеканала?

– С приходом в Аль-Джазиру у меня появилось желание расширить тематику канала и не ограничиваться только Москвой. По моему мнению, Средняя Азия в ближайшем будущем будет очень интересным регионом для СМИ, поскольку здесь идет борьба за влияние между Россией и США.

– Не кажется ли вам, что на телеканале Аль-Джазира недостаточно освещаются события мусульманской жизни России?

– Я согласен, что это серьезный недостаток, учитывая, что в России проживает более двадцати миллионов мусульман. Теперь мы хотим больше освещать жизнь мусульман, тем более что за 70 лет советской власти наши телезрители практически не получали информацию о вашей стране.

– Какова аудитория телеканала Аль-Джазира?

– По разным оценкам аудитория составляет около 40 млн человек по всему миру. Это люди разного возраста, в основном жители арабских стран. Как массовый зритель, так и представитель интеллигенции найдет в передачах что-то интересное для себя. Мы часто приглашаем известных религиозных деятелей, таких как Кардави, потому что в арабском мире религиозные передачи вызывают особый интерес.
Появление Аль-Джазиры открыло новую эру на арабском телевидении. До этого арабский зритель смотрел выпуски новостей на государственных каналах, в которых рассказывалось о том, во сколько проснулся руководитель той или иной арабской страны, с кем и когда он встретился и т.п. Если происходило землетрясение, в результате которого погибали несколько тысяч человек, об этом могли вообще не сказать.

– Можно сказать, что телеканал Аль-Джазира внес весомый вклад в демократизацию арабских стран?

– Да, безусловно. Даже те, кто ненавидят Аль-Джазиру, признают это.
Сейчас жизнь на Ближнем Востоке напоминает пребывание в горячей точке, поэтому арабский зритель волей-неволей политизирован. Очень популярны у наших зрителей политические ток-шоу.

– Насколько я знаю, были попытки со стороны США создать вам конкуренцию в лице других каналов?

– Созданный американцами в противовес Аль-Джазире телеканал Аль-Хурра терпит полный провал. Поскольку он был создан с очевидной целью, никто не воспринял его как объективный источник информации. Этот канал создавался, чтобы приукрасить лицо Америки. Хотя среди населения очень велика неграмотность, все равно, так просто обмануть арабского зрителя нельзя.

– Какова сфера ваших интересов в России?

– Нас интересует не только политика, спектр наших интересов очень широк. Сейчас готовится сюжет о СПИДе, на прошлой неделе я сделал сюжет о растущей в Москве ксенофобии. В репортаже был показан ролик Рогозина и затем интервью с ним. Этот сюжет вызвал большой интерес у арабских зрителей. Особой политики в отношении России нет. К освещению событий в России мы подходим также, как и к любой другой стране мира, будь то Алжир или Франция. Сейчас мы хотим сделать больший акцент на жизни российских мусульман, о чем к сожалению на протяжении восьми лет работы в России сообщалось очень мало.

– Что интересует арабского зрителя в России?

– Зрителей интересует все, потому что арабский зритель очень мало знает о России. За время работы в России несколько моих сюжетов вызвали особый интерес. Например, арабам интересно, как люди живут в такую «холодину»? Ведь по статистике каждую зиму в России замерзают тысячи человек. Например, заинтересовал репортаж о коммуналках в России. Интересуют не столько острополитические репортажи, сколько жизнь простых россиян. Кто станет премьер-министром, или кто победит на выборах в Кремле, интересует в основном определенный слой интеллигенции. Массовому зрителю больше по душе жизнь простых людей в далекой сибирской деревне.

– Могут ли арабские зрители почерпнуть для себя что-то, глядя на жизнь мусульман в России?

– Да. Например, в прошлом году в рамадан, работая на телеканале Аль-Арабия, я ездил в татарскую деревню Рыбушкино Нижегородской области, где провел целый день. Этот сюжет был воспринят в арабских странах с большим интересом. Арабского зрителя удивило, что в российской глу-бинке 20-30 человек собираются у кого-то дома для проведения ифтара; что люди живут почти так же, как они, и даже лучше; что россияне, недавно получившие свободу, ценят открывшиеся возможности. Интересно было посмотреть на традиционный уклад жизни, в деревне, до которой еще в полной мере не дошла модернизация.

– Планируется ли расширение?

– Да, скоро у нас будет свой корреспондент в Казахстане, может быть еще в какой-то из стран СНГ.

– Сейчас у россиян появляется все больше возможностей смотреть спутниковое телевидение. Планируются ли вещание на русском языке?

– Такая возможность рассматривается руководством телеканала, но она не относится к первоочередным проектам. Весной будущего года открывается Аль-Джазира Интернэшенл, вещающая на английском языке. Это будет очень мощный канал.

– Какие сюжеты о России вы готовите сейчас?

– Сейчас готовится сюжет о СПИДе, приуроченный к 1 декабря — дню борьбы с этой угрозой. Также мы готовим сюжет об украинском корреспонденте, убитом военными США в гостинице в центре Багдада, родным которого американцы отказались выплатить компенсацию. Совсем недавно мы взяли интервью у президента Чечни Алу Алханова.

– Какие СМИ вы считаете эталоном?

– Аль-Джазиру.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: