Информационное
агентство России
11°C
26 сентября, 10:33

РОССИЯ И ИСЛАМСКИЙ МИР От намерений к реальным делам

art_dev

Поворот, сделанный президентом Путиным в сторону исламского мира, не превратил Россию во всецело азиатскую страну. Она осталась такой, какой была до саммита ОИК в Малайзии – евразийской. Вспомним, что России на протяжении всей ее истории приходилось искусно маневрировать между Западом и Востоком, Европой и Азией. Сегодня политическая ситуация складывается так, что сотрудничество с исламским миром выгодно России. Поэтому либералам-западникам не стоит посыпать голову пеплом и биться в истерике по поводу того, что Москва корректирует свой внешнеполитический курс. Равно как и тем, кто использует исламский фактор в качестве инструмента давления на Кремль. Ведь по большому счету во внутренних отношениях государства и ислама пока ничего не изменилось: осталась Чечня, ксенофобия, антиисламские проявления на местном уровне и другие проблемы. Но их, вопреки всем стараниям недоброжелателей, можно и нужно решить. Главное – наличие искреннего желания и политической воли.

Развитие контактов Владимира Путина с руководством мусульманских стран, продиктованное желанием России вступить в ОИК, стало темой для оживленного обсуждения в мировых политических кругах и СМИ. Окончательно ли Россия развернулась в сторону исламского мира? Неужели Запад с его развитой экономикой и демократическими институтами теряет свою привлекательность для России? Какими могут быть последствия этого шага?.. — вот лишь небольшой перечень вопросов, возникших в этой связи как у сторонников этих инициатив, так у их противников.
Еще совсем недавно президент Путин стремился предстать щитом против распространения "исламского экстремизма", требуя взамен существенных экономических и политических дивидендов. Многие наблюдатели тогда отмечали, что это не было продиктовано исключительно опасениями Кремля, связанными с конфликтами в Афганистане, Чечне и угрозой терроризма. Очевидно, имело место и желание воспользоваться ситуацией, сделать шаги в направлении сближения с Европой и США. Но оказалось, что на Западе как не ждали так и не ждут нас с распростертыми объятьями. Для Запада Россия выглядит куда страшнее исламского мира, оставаясь огромной, непредсказуемой, политически нестабильной страной, да еще с имперскими амбициями и громадным ядерным арсеналом.
Принимать нас в сообщество "цивилизованных" стран в качестве полноправного члена никто не собирается. Цивилизованная нация должна отвечать определенным стандартам экономического и демократического развития: иметь развитую промышленность, сельское хозяйство, высокотехнологичный сектор и другие определяющие в современных условиях отрасли экономики, способные обеспечить гражданам высокий уровень жизни, который в свою очередь создает условия для развития демократических институтов. Но, богатыми и сильными мы Западу не нужны. Гораздо выгоднее использовать Россию в качестве сырьевого придатка. Сегодня наша страна нужна Западу такой, какой она еще недавно была при Ельцине, когда олигархи растаскивали и распродавали ее по частям, разводя демагогию о демократических ценностях и прелестях европейского образа жизни.
Такое отношение к нам Европы и США в целом понятно. Непонятно другое — зачем нужна России, занимающей по территории 1/8 часть суши, с ее громадным экономическим, военным, интеллектуальным потенциалом, огромными запасами природных ресурсов, перспектива сомнительной дружбы с Западом, если даже "полноправная" дружба — на общих основаниях с такими карликовыми государствами, как Словения, Хорватия или Латвия — нас вряд ли бы устроила. Ведь Россия сама способна стать центром объединения для окружающих ее стран, что, несомненно, принесет ей гораздо больше пользы.
Во всех отношениях инициатива Путина по вступлению в ОИК — важный и дальновидный политический ход. Во-первых, став членом этой организации, Россия официально признает себя в определенной мере частью исламского мира. Это поможет стране в решении многих внутриполитических проблем, в том числе проблемы урегулирования чеченского конфликта. Тем более что руководство мусульманских стран продемонстрировало свое намерение не мешать Москве решить чеченский вопрос по своему усмотрению. Более того, в этом Путину было даже оказано содействие: ОИК и Лига арабских государств прислали своих наблюдателей на президентские выборы в Чечню в отличие от европейских стран.
Во-вторых, сегодня экономика России (не сырьевая экономика, а реальная) развивается во многом благодаря выгодным контрактам с Ираном, Малайзией, Индонезией, Турцией и рядом других мусульманских стран, в числе которых до недавнего времени был Ирак, пока американцы силой не переориентировали его на Запад. Открываются большие возможности для сотрудничества с богатыми странами Персидского Залива и Ливией. Нельзя сбрасывать со счетов перспективу получения от богатых исламских стран значительных инвестиций, о чем, неоднократно говорил Владимир Путин во время своего визита в Малайзию. Как сказал президент, "значительная часть свободных ресурсов сосредоточена именно в мусульманских государствах" и расширение отношений между Россией и ОИК "создаст хорошие условия для инвестиций, для привлечения ресурсов в экономику России". Нельзя не отметить своевременность такого шага: сейчас крупные кредиторы США, такие как Саудовская Аравия, Ливия, Кувейт, Иран, ОАЭ и др. сильно обеспокоены судьбой своих денег и, безусловно, они ищут более надежных в политическом отношении экономических партнеров. Во время недавнего визита наследного принца Саудовской Аравии Абдаллы ибн Абдель Азиза в Россию вопрос саудовских инвестиций активно обсуждался с российским руководством. Как отметил министр энергетики Юсуфов, во время визита принца речь шла об ожидаемых инвестициях в пределах 25 млрд долларов.
Наконец, не стоит забывать и о такой важной политической составляющей как президентские выборы. Перспектива завоевать симпатии 20-миллионой мусульманской уммы России выглядят очень привлекательной для любого кандидата в президенты, даже для такого рейтингового, как Путин.
К сотрудничеству России с миром Ислама положительно отнеслась Русская православная церковь, уставшая от засилья на своей канонической территории всевозможных тоталитарных сект, финансируемых Западом, а также от периодически возникающего желания Папы Римского, несмотря на тяжелую болезнь, посетить Россию в качестве главы Католической церкви. На состоявшемся в Москве круглом столе, главной темой которого было заявление В. Путина о намерении России вступить в ОИК и диалог нашей страны с исламским миром в целом, представитель РПЦ Роман Силантьев отметил, что руководство РПЦ не выступает против вступления РФ в ОИК. Примечательно, что во время своего исторического визита в Москву принц Абдалла встречался с православными лидерами России. Содействие такой влиятельной организации как РПЦ в значительной мере облегчит Владимиру Путину реализовать свои инициативы.
В исламском мире восприняли это сближение с не меньшим энтузиазмом. Вспомнить хотя бы, какими бурными овациями было встречено выступление Владимира Путина на саммите в Малайзии. Премьер Катара шейх Хамад бен Халифа ат-Тани, приветствуя президента России, заявил об уверенности, что столь высокий гость "окажет очень положительное влияние на нашу конференцию". В арабском мире также надеются, что Россия окажет содействие в урегулировании палестинского конфликта.
Очевидно, что практическую пользу союза России и исламского мира для обеих сторон трудно переоценить. Но для достижения поставленных целей власти нужна консолидация российского общества, которой вряд ли удастся достичь, если она не будет прислушиваться к мнению многомиллионной мусульманской уммы. К тому же сегодня против нового президентского курса развернута массированная пропаганда в западных и некоторых российских СМИ, за которой стоят те, кто на протяжении долгого времени бессовестно грабит и унижает Россию. Они вбрасывают мысль о неполноценности, в которой якобы призналась Россия, изъявив желание вступить в ОИК. Но все эти заявления — не более чем болтовня, цель которой помешать взаимовыгодному сотрудничеству. Россия станет полноценной страной, лишь вернув себе способность выступать на мировой арене в качестве самостоятельной силы, а не будет ждать милости извне. Поэтому все стороны, заинтересованные в развитии отношений России и исламского мира, сегодня надеются на то, что инициативы Владимира Путина не связаны с сиюминутной политической конъюнктурой, а носят долгосрочный характер. Сделан первый шаг навстречу друг другу. И от того, последуют ли за ним другие шаги, будет понятно, насколько руководство каждой из сторон серьезно в своих намерениях.

Поворот, сделанный президентом Путиным в сторону исламского мира, не превратил Россию во всецело азиатскую страну. Она осталась такой, какой была до саммита ОИК в Малайзии — евразийской. Вспомним, что России на протяжении всей ее истории приходилось искусно маневрировать между Западом и Востоком, Европой и Азией. Сегодня политическая ситуация складывается так, что сотрудничество с исламским миром выгодно России. Поэтому либералам-западникам не стоит посыпать голову пеплом и биться в истерике по поводу того, что Москва корректирует свой внешнеполитический курс. Равно как и тем, кто использует исламский фактор в качестве инструмента давления на Кремль. Ведь по большому счету во внутренних отношениях государства и ислама пока ничего не изменилось: осталась Чечня, ксенофобия, антиисламские проявления на местном уровне и другие проблемы. Но их, вопреки всем стараниям недоброжелателей, можно и нужно решить. Главное — наличие искреннего желания и политической воли.
Развитие контактов Владимира Путина с руководством мусульманских стран, продиктованное желанием России вступить в ОИК, стало темой для оживленного обсуждения в мировых политических кругах и СМИ. Окончательно ли Россия развернулась в сторону исламского мира? Неужели Запад с его развитой экономикой и демократическими институтами теряет свою привлекательность для России? Какими могут быть последствия этого шага?.. — вот лишь небольшой перечень вопросов, возникших в этой связи как у сторонников этих инициатив, так у их противников.
Еще совсем недавно президент Путин стремился предстать щитом против распространения "исламского экстремизма", требуя взамен существенных экономических и политических дивидендов. Многие наблюдатели тогда отмечали, что это не было продиктовано исключительно опасениями Кремля, связанными с конфликтами в Афганистане, Чечне и угрозой терроризма. Очевидно, имело место и желание воспользоваться ситуацией, сделать шаги в направлении сближения с Европой и США. Но оказалось, что на Западе как не ждали так и не ждут нас с распростертыми объятьями. Для Запада Россия выглядит куда страшнее исламского мира, оставаясь огромной, непредсказуемой, политически нестабильной страной, да еще с имперскими амбициями и громадным ядерным арсеналом.
Принимать нас в сообщество "цивилизованных" стран в качестве полноправного члена никто не собирается. Цивилизованная нация должна отвечать определенным стандартам экономического и демократического развития: иметь развитую промышленность, сельское хозяйство, высокотехнологичный сектор и другие определяющие в современных условиях отрасли экономики, способные обеспечить гражданам высокий уровень жизни, который в свою очередь создает условия для развития демократических институтов. Но, богатыми и сильными мы Западу не нужны. Гораздо выгоднее использовать Россию в качестве сырьевого придатка. Сегодня наша страна нужна Западу такой, какой она еще недавно была при Ельцине, когда олигархи растаскивали и распродавали ее по частям, разводя демагогию о демократических ценностях и прелестях европейского образа жизни.
Такое отношение к нам Европы и США в целом понятно. Непонятно другое — зачем нужна России, занимающей по территории 1/8 часть суши, с ее громадным экономическим, военным, интеллектуальным потенциалом, огромными запасами природных ресурсов, перспектива сомнительной дружбы с Западом, если даже "полноправная" дружба — на общих основаниях с такими карликовыми государствами, как Словения, Хорватия или Латвия — нас вряд ли бы устроила. Ведь Россия сама способна стать центром объединения для окружающих ее стран, что, несомненно, принесет ей гораздо больше пользы.
Во всех отношениях инициатива Путина по вступлению в ОИК — важный и дальновидный политический ход. Во-первых, став членом этой организации, Россия официально признает себя в определенной мере частью исламского мира. Это поможет стране в решении многих внутриполитических проблем, в том числе проблемы урегулирования чеченского конфликта. Тем более что руководство мусульманских стран продемонстрировало свое намерение не мешать Москве решить чеченский вопрос по своему усмотрению. Более того, в этом Путину было даже оказано содействие: ОИК и Лига арабских государств прислали своих наблюдателей на президентские выборы в Чечню в отличие от европейских стран.
Во-вторых, сегодня экономика России (не сырьевая экономика, а реальная) развивается во многом благодаря выгодным контрактам с Ираном, Малайзией, Индонезией, Турцией и рядом других мусульманских стран, в числе которых до недавнего времени был Ирак, пока американцы силой не переориентировали его на Запад. Открываются большие возможности для сотрудничества с богатыми странами Персидского Залива и Ливией. Нельзя сбрасывать со счетов перспективу получения от богатых исламских стран значительных инвестиций, о чем, неоднократно говорил Владимир Путин во время своего визита в Малайзию. Как сказал президент, "значительная часть свободных ресурсов сосредоточена именно в мусульманских государствах" и расширение отношений между Россией и ОИК "создаст хорошие условия для инвестиций, для привлечения ресурсов в экономику России". Нельзя не отметить своевременность такого шага: сейчас крупные кредиторы США, такие как Саудовская Аравия, Ливия, Кувейт, Иран, ОАЭ и др. сильно обеспокоены судьбой своих денег и, безусловно, они ищут более надежных в политическом отношении экономических партнеров. Во время недавнего визита наследного принца Саудовской Аравии Абдаллы ибн Абдель Азиза в Россию вопрос саудовских инвестиций активно обсуждался с российским руководством. Как отметил министр энергетики Юсуфов, во время визита принца речь шла об ожидаемых инвестициях в пределах 25 млрд долларов.
Наконец, не стоит забывать и о такой важной политической составляющей как президентские выборы. Перспектива завоевать симпатии 20-миллионой мусульманской уммы России выглядят очень привлекательной для любого кандидата в президенты, даже для такого рейтингового, как Путин.
К сотрудничеству России с миром Ислама положительно отнеслась Русская православная церковь, уставшая от засилья на своей канонической территории всевозможных тоталитарных сект, финансируемых Западом, а также от периодически возникающего желания Папы Римского, несмотря на тяжелую болезнь, посетить Россию в качестве главы Католической церкви. На состоявшемся в Москве круглом столе, главной темой которого было заявление В. Путина о намерении России вступить в ОИК и диалог нашей страны с исламским миром в целом, представитель РПЦ Роман Силантьев отметил, что руководство РПЦ не выступает против вступления РФ в ОИК. Примечательно, что во время своего исторического визита в Москву принц Абдалла встречался с православными лидерами России. Содействие такой влиятельной организации как РПЦ в значительной мере облегчит Владимиру Путину реализовать свои инициативы.
В исламском мире восприняли это сближение с не меньшим энтузиазмом. Вспомнить хотя бы, какими бурными овациями было встречено выступление Владимира Путина на саммите в Малайзии. Премьер Катара шейх Хамад бен Халифа ат-Тани, приветствуя президента России, заявил об уверенности, что столь высокий гость "окажет очень положительное влияние на нашу конференцию". В арабском мире также надеются, что Россия окажет содействие в урегулировании палестинского конфликта.
Очевидно, что практическую пользу союза России и исламского мира для обеих сторон трудно переоценить. Но для достижения поставленных целей власти нужна консолидация российского общества, которой вряд ли удастся достичь, если она не будет прислушиваться к мнению многомиллионной мусульманской уммы. К тому же сегодня против нового президентского курса развернута массированная пропаганда в западных и некоторых российских СМИ, за которой стоят те, кто на протяжении долгого времени бессовестно грабит и унижает Россию. Они вбрасывают мысль о неполноценности, в которой якобы призналась Россия, изъявив желание вступить в ОИК. Но все эти заявления — не более чем болтовня, цель которой помешать взаимовыгодному сотрудничеству. Россия станет полноценной страной, лишь вернув себе способность выступать на мировой арене в качестве самостоятельной силы, а не будет ждать милости извне. Поэтому все стороны, заинтересованные в развитии отношений России и исламского мира, сегодня надеются на то, что инициативы Владимира Путина не связаны с сиюминутной политической конъюнктурой, а носят долгосрочный характер. Сделан первый шаг навстречу друг другу. И от того, последуют ли за ним другие шаги, будет понятно, насколько руководство каждой из сторон серьезно в своих намерениях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: