Информационное
агентство России
14°C
21 сентября, 19:07

Жертвы демагогии

art_dev
Жертвы демагогии
1511_hizb

В последнее время широкое освещение в СМИ получила тема борьбы правоохранительных органов ряда стран с религиозно-политическим движением “Хизб ут-Тахрир”. Следует отметить, что большая часть информации как о самой партии, так и о масштабах ее деятельности имеет мало общего с реальностью. Например, в июне прошлого года по российским телеканалам прошла сенсационная весть – в Москве раскрыта масштабная сеть “Хизб ут-Тахрир”, арестованы 121 человек, большинство которых уроженцы Средней Азии, но есть и граждане дальнего зарубежья. Однако только двоим из них было инкриминировано участие в “Хизб ут-Тахрир”, остальные 119 задержанных были почти сразу же отпущены.Совсем недавно очередной перл из этого цикла преподнесло издание “МК”, широко известное своими скандальными материалами. Один из таких материалов под названием “200 дней в джихаде” был опубликован в номере от 19 июля 2004 года. В нем утверждалось, что корреспондент “МК” Светлана Метелева провела полгода в рядах “Хизб ут-Тахрир” под видом члена этой организации. Судя по информации, приведенной в статье, журналистка продемонстрировала незаурядные навыки разведчика, выведав столько секретов о деятельности партии и ее руководителях, что даже сотрудники спецслужб могли позавидовать такой продуктивности. Партия, сообщалось в статье, хорошо законспирирована, располагает широкой сетью ячеек по всей России и финансируется “Аль-Каидой”. За вербовку самой Метелевой, по ее же утверждению, руководитель и идеолог партии – некий Али – получил от “Аль-Каиды” 2 тыс долларов!

Что же это за таинственная сила, вокруг которой развернулся такой ажиотаж?

Партия исламского освобождения – как переводится с арабского ее название “Хизб ут-Тахрир аль-ислами” – основана в 1953 году в Аль-Кудсе (Иерусалиме) палестинцем Такиуддином ан-Набхани (1909–1979 гг), занимавшем должность судьи апелляционного суда. Незадолго до основания партии в свет вышла книга шейха ан-Набхани под названием “Послание арабов”, где получили отражения его националистические воззрения.

Неоднозначность убеждений основателя “Хизб ут-Тахрир” проявилась не только в его приверженности идеи арабского национализма. Ан-Набхани утверждал, что возрождение народов никак не связано с возрождением морали и благонравия общества. Что же до слов Всевышнего: “И, поистине, ты – великого нрава”, то, по мнению тахрировского идеолога, они касаются только самого пророка Мухаммада, а не общества в целом. В книге “Политические группировки” шейх, в частности, утверждал: “Народы не существуют благодаря морали, в основе их существования лежат убеждения, идеи и организация”.

Идеи ан-Набхани изначально страдали утопичностью. На заре своего пути возглавляемая им Партия исламского освобождения ставила целью приход к власти за тринадцать лет – по аналогии с периодом пребывания посланника Аллаха в Мекке до того, как он переселился в Медину и основал исламское государство. Другие исламские движения тахрировцы упрекали в неспособности решить задачу построения исламского государства за столь короткий срок.

По мнению идеологов “Хизб ут-Тахрир”, в качестве первого шага необходимо восстановить доверие к исламской идеологии посредством просветительской и политической работы. Просветительская деятельность должна подготовить почву для появления единомышленников среди политической элиты. На последней стадии деятельности, когда произойдет переворот в сознании общества, надлежит обратиться за поддержкой к власть предержащим, как это сделал пророк, в его случае попросивший помощи у вождей племен.

Одно из самых очевидных заблуждений тахрировских идеологов – утверждение, что пророк Мухаммад не полагался на собственные силы, рассчитывая на помощь извне. Заключая пакт при Акабе, пророк действительно договаривался с ансарами, но то были люди, искренне и глубоко уверовавшие в Аллаха, готовые стойко переносить во имя своей веры любые тяготы. К тому же пророк отправил к ним наставников, дабы обучить их исламу и воспитать в соответствии с его императивами. В результате ансары стали представлять собой самостоятельную силу в религии Аллаха, создав совместно с мухаджирами прочный фундамент, на котором было возведено здание ислама.

Почему же, несмотря на нетрадиционные религиозно-правовые и политические взгляды, “Хизб ут-Тахрир аль-ислами” получает отклик у некоторых мусульман? На этот вопрос трудно дать исчерпывающий ответ, не углубляясь в тонкости исторического периода, в условиях которого возникла и формировалась партия. Сделать это в рамках одной статьи не представляется возможным, поэтому кратко отметим лишь основные моменты.

“Хизб ут-Тахрир”, как уже отмечалось, образовалась в начале 50-х годов XX в., когда в мусульманском мире получили широкое распространение идеи исламского возрождения, среди которых центральное место занимала идея воссоздания исламской государственности в ее современном виде, основанной на принципах Корана, сунны, исламской правовой и экономической системе. Данный период отмечен бурным ростом политической активности мусульманских партий и общественных организаций различного толка. Изначально в основу идеологии “Хизб ут-Тахрир” легли идеи, господствовавшие тогда среди подавляющего числа исламской интеллигенции, представленной известными мыслителями и общественными деятелями, такими как Хасан аль-Банна, Саид Кутб, Абу Аля аль-Маудуди и пр. Отцы-основатели партии были охвачены общим чувством борьбы за свободу мусульманских народов от колониальной зависимости. Однако, потеряв чувство времени, они не смогли реально оценить политическую ситуацию и стали обвинять лидеров исламской уммы в неспособности построить исламское государство за 13 лет, как это сделал пророк Мухаммад. Ан-Набхани предложил свой путь, который, по его мнению, должен был привести к быстрому и относительно легкому построению исламского государства, во главе которого, по мнению идеолога “Хизб ут-Тахрир”, мог встать немусульманин. Но именно в кажущейся быстроте и легкости достижения столь непростой цели посредством обращения за помощью к внешним силам и заключался утопизм идей ан-Набхани.

Партию “Хизб ут-Тахрир” с самого начала отличает крайняя идеологизированность. В основу ее программы положена идея изменения государственного строя, которому предшествует подготовительная работа не столько с массами, сколько с высокопоставленными деятелями государства, их идеологизация в соответствии с учением партии. Доктрина “Хизб ут-Тахрир” гласит, слабость мусульман заключается в несостоятельности их идей. Провозгласив идейно-политическую борьбу в качестве главного средства достижения поставленных целей, партийные руководители “Хизб ут-Тахрир” оставили призыв к исламу на второй план. По их утверждению, путь даавата полон различных трудностей и неоправданно долог. Духовной стороне в борьбе за укрепление Халифата была отведена лишь незначительная роль, так как источником идей является разум, а не душа. Подобные убеждения зачастую приводили к пренебрежению дополнительным поклонением (навафиль, зикр) и духовным совершенствованием в целом. Широко известен рассказ одного из видных активистов партии, который предложил шейху Такиуддину ан-Набхани включить дисциплину Корана в программу обучения халакат (организационных ячеек) партии, на что получил лаконичный ответ: “Слушай, Амин, не порть мне молодежь; партии не нужны убогие святоши”. Очевидно, что такой односторонний подход не мог привести к успеху, ибо противоречил пути Всевышнего и Его посланника в воспитании сподвижников, которые в своем благочестии не переходили от одного аята к другому, не выполнив предписаний первого.

Для государств, образовавшихся на постсоветском пространстве, характерна одна особенность: здесь идеология “Хизб ут-Тахрир” получила распространение главным образом среди вновь исламизированной слабообразованной части людей. В этом отношении наиболее показательна ситуация в Узбекистане. Еще в советское время узбекское общество было более религиозным по сравнению с другими регионами Союза. Поэтому исламские политические идеи, носителями которых выступали различные движения, включая Исламскую Партию Возрождения, “Адалят” и пр., получили наибольший отклик именно в Узбекистане. Ответная попытка президента Каримова путем жестких репрессий в одночасье уничтожить исламскую оппозицию, взять под контроль нелояльных исламских деятелей в начале 1990-х гг. привела к тому, что массы молодых мусульман влились в ряды движений, привлекавших всех униженных и оскорбленных своей религиозно-политической демагогией и обещаниями быстро построить государство социальной справедливости – Халифат. Не имея под собой никакой реальной основы, они, тем не менее, оказались востребованными у части исламизированной молодежи, не видевшей альтернативы как в лице конформистски настроенных мулл и руководителей духовных управлений, так и в лице интеллигенции.

Когда спецслужбы Узбекистана развернули жестокое преследование исламских движений, многие активисты “Хизб ут-Тахрир” нашли пристанище в различных городах России, где продолжили проповедовать свои романтические идеи, привлекая эффектными лозунгами главным образом мусульманскую молодежь. Однако в отличие от Узбекистана, где в ряды Партии исламского освобождения людей толкали жесткие репрессии и ощущение безысходности, в России идея Халифата пришлась по душе студентам и людям, не имеющим постоянного занятия, для которых обсуждения абстрактных тем в кругу единомышленников стало чем-то вроде приятной формы досуга.

В заключении – небольшое примечание. Когда говорят, что “Хизб ут-Тахрир” и другие исламские организации совершают террористические акты в Узбекистане, важно иметь в виду следующие обстоятельства.

Во-первых, согласно доктрине “Хизб ут-Тахрир”, эта партия не стремится своими силами захватить власть, а делает упор исключительно на изменение идеологии, чем, по ее мнению, готовит почву для будущего Халифата. После этого должна произойти передача власти третьей силе, с которой партия вошла бы в коалицию. Поэтому вызывает сомнение причастность “Хизб ут-Тахрир” к террористическим актам в Узбекистане.

Во-вторых, слыша подобные обвинения, на ум приходит сакраментальный вопрос: кому это выгодно? Многие узбекские политические деятели и правозащитные организации утверждают, что взрывы в Узбекистане – всего лишь провокации, за которыми стоит сам президент Каримов, использующий их для укрепления своей власти. На это объективно указывают и другие обстоятельства. Для Каримова и иже с ним не существует более подходящего козла отпущения, на который удобнее всего повесить ответственность за террористические акты, чем организации, подобные “Хизб ут-Тахрир”, способные своей демагогией задеть нервные окончания любой власти.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: