Информационное
агентство России
1°C
23 октября, 14:23

Шариат — открытая книга, но прочитать ее дано не каждому

art_dev

Декларации, о которых идет речь, вызывают противоречивые чувства, дают основания для неоднозначных оценок. И это не случайно, поскольку затронутая проблема имеет несколько сторон. Важным ее аспектом, например, является отношение к государственному законодательству как чуждому мусульманам и несовместимому с шариатом, что сочетается с прямым неповиновением официальным властям. Это сюжет для особого и подробного обсуждения. А начать разговор о шариате в современной России я бы хотел с обращения к некоторым исходным началам самого шариата и путям его претворения.

Призывы к введению шариата и практические шаги в этом направлении, предпринимаемые в отдельных регионах, вполне объяснимы. Усиливается недоверие мусульман к власти, неверие в ее способность решить острые социальные, экономические, национальные и иные проблемы. Отсюда и противопоставление шариата светскому законодательству, выражающему в глазах мусульман интересы той же власти — чуждой им и отстраненной от их нужд. Поэтому обращение к шариату как к единственному выходу, олицетворяющему вековые народные традиции и основы веры, вполне естественно.
Вызывает уважение и стремление жить в соответствии с шариатом. Но именно потому, что проблема касается важнейшей стороны ислама и образа жизни мусульман, ее решение требует взвешенных и продуманных шагов, такого отношения к шариату, которое было бы достойным его. Вот здесь и возникают вопросы. Бросается в глаза, что приверженцы шариата воспринимают его как нечто однозначное, неизменное и не зависящее от времени, социальных, национальных и культурных условий, местных реалий. Они, например, утверждают, что мусульмане хотят жить так, как предписывает Аллах и учит его Посланник: не пить, не курить, не воровать, не убивать. Спору нет, шариат от мусульман требует не преступать данные запреты. Но для этого вовсе нет нужды создавать особую зону его действия. Ведь соблюдение шариата — обязанность, возложенная на мусульман, где бы они ни находились. Однако Коран и сунна Пророка предусматривают не только точные конкретные правила. Важно помнить, что религиозно-догматические и культовые предписания шариата в целом заметно отличаются от его положений, касающихся вопросов мирской жизни. Если первые характеризуются полнотой, конкретностью, однозначностью и могут быть усвоены и претворены мусульманами без посредников, то вторые сводятся преимущественно к общим ориентирам и принципам, осуществление которых в каждой конкретной ситуации требует специальных глубоких знаний.
Шариат предъявляет строгие требования главным образом к выполнению мусульманами религиозных обязанностей и соблюдению культовых запретов. По отношению же к мирским делам он занимает несколько иную позицию. Здесь ведущим является стремление шариата чрезмерно не обременять человека, не сковывать его жесткими ограничениями. Характерной чертой шариата является склонность к умеренности и неприятию крайностей. Это подтверждается следующими аятами Корана: "Аллах хочет для вас облегчения, а не хочет затруднения для вас" (2:181/185); "Он избрал вас и не устроил для вас в религии никакой тяготы" (22:77/78); "Не возлагает Аллах на душу ничего, кроме возможного для нее" (2:286). Такой подход, оставляющий человеку достаточно широкую свободу выбора, закрепляется и знаменитой аксиомой, согласно которой исходной оценкой действий, слов и вещей является дозволение, если иное не предусмотрено Кораном или Сунной.
Шариат отнюдь не сводится к мелочному регулированию каждого шага мусульманина, навязыванию ему жестких и не учитывающих изменяющегося образа жизни правил. Кто видит в нем свод давно известных решений на любой случай, тот не понимает назначения и смысла шариата. Ведь его суть заключается не в подчинении человека раз и навсегда установленному порядку, а в том, чтобы научить его оценивать ту или иную ситуацию и поступать в ней по-исламски, не забывая при этом собственные интересы, потребности других людей и особенности той среды, в которой он живет. Именно поэтому одним из краеугольных понятий шариата выступает иджтихад, олицетворяющий творческое начало, знание. Такой вывод подтверждается преданием о разговоре пророка Мухаммада со своим сподвижником Муазом, назначенным судьей в Йемен. "По чему ты будешь судить?" — спросил Пророк. "По посланию Аллаха", — отвечал Муаз. "А если не найдешь?" — поинтересовался Пророк. "По Сунне посланника Аллаха", — сказал Муаз. "А если и там не найдешь?" — поинтересовался Пророк. "То буду судить по своему мнению, не пожалев сил на поиск верного решения", — отвечал Муаз. "Хвала Аллаху, наставившему тебя на угодный Ему путь!" — воскликнул Пророк.
Иджтихад гарантирует соответствие шариата различным историческим, национальным, культурным и иным условиям. — ведь после прекращения пророческой миссии Мухаммада только с помощью иджтихада возможно решение новых проблем, с которыми едва ли не каждый день встречаются мусульмане. Это особенно характерно для нашей эпохи с ее динамичными переменами. В иджтихале в полной мере проявляется характер шариата, который не связывает мусульман жесткими рамками и не просто допускает, но и предполагает активное участие в устройстве своей жизни, в решении мирских дел. Иначе говоря, претворение шариата в мирских делах невозможно путем простого воспроизведения аятов Корана и нескольких десятков хадисов. Недостаточно здесь и одной веры, если ее основным показателем является готовность немедленно и бескомпромиссно действовать во имя утверждения воли Аллаха. Критерий приверженности последней — не решимость, а усвоение исходных начал и главных целей шариата, умение обращаться с ними. Достижение истинных целей шариата, освоение обществом его основополагающих ценностей могут быть обеспечены только путями и способами, которые отражают природу самого шариата.
В частности, при решении любых вопросов шариат ориентирует на консультации и учет мнений специалистов: "А дело их — по совещанию между ними" (42:38), "И спросите людей знающих, если сами не разумеете" (16:43). Другими важными принципами являются склонность шариата к компромиссам и умеренности, "Мы сделали вас общиной срединной" (-2:143), постепенность и взвешенность. Одновременно шариат демонстрирует уважение к обычаям мусульман, которые должны учитываться при решении конкретных вопросов. Не случайно среди правовых принципов шариата выделяются те, в которых проводится эта идея: "То, что применяют люди, является критерием, которому надлежит следовать", "Установленное обычаем равносильно предусмотренному нормой права". Признание авторитета обычая сквозит и в словах Пророка: "То, что мусульмане считают хорошим, то и для Аллаха является хорошим". Можно отметить и такие исходные начала шариата, которые должны лежать в основе реализации любых его конкретных норм, как исключение риска и причинения вреда.
Кстати говоря, эти принципы и цели — такая же составная часть шариата, как и его конкретные предписания. Более того, для решения мирских проблем в настоящее время они играют даже более заметную роль, ибо по этим вопросам Коран и сунна Пророка предусматривают относительно немного точных правил поведения. Поэтому претворение шариата в земных делах предполагает прежде всего определение и осуществление этих основополагающих начал и ориентиров. Без их соблюдения можно предпринять шаги, которые не только не приведут к поставленной цели, но и дадут обратный эффект. Уместно в этой связи привести мудрый принцип шариата: "Избежание вреда предпочтительнее получения возможной выгоды". Другая исламская мудрость гласит, что даже небольшое знание лучше превеликой набожности и самого неистового поклонения.
Конечно, стремление ввести шариат не может быть для мусульман ошибкой. Но практика его претворения должна соответствовать его собственным целям и принципам.
Игнорировать такие черты шариата, как гибкость, способность развиваться и соответствовать каждой эпохе и любым условиям, учет и уважение обычаев и традиций мусульман, — значит не понимать смысл предписания Корана и сунны Пророка. Считать едва ли не вероотступничеством малейшее отклонение от детальных внешних правил мирского поведения, сформулированных мусульманскими факихами сотни лет назад, не задумываясь об их назначении, — значит выдавать средство за цель и не улавливать в шариате главного.
Шариат — не старый поношенный наряд, который украшал предков. Он сродни прекрасной бесконечной ткани, из которой с помощью отточенных веками и лучшими мастерами выкроек каждое поколение мусульман может сшить новое платье — строгое и удобное одновременно, не только сохраняющее классические формы, но и отвечающее духу времени. Напрашивается и другое сравнение: шариат — открытая книга. Но прочитать ее и положить ее содержание в основу своей жизни дано не каждому. Сделать это могут лишь грамотные, обращаясь за помощью к знатокам шариата. Не надо только забывать, что эта великая книга постоянно пополняется новыми страницами, призванными отразить все многообразие изменяющегося мира. Мусульмане не только читают эту книгу в надежде постичь всю глубину ее смысла, но и должны стремиться вписать в нее свое слово.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: