Информационное
агентство России
3°C
21 октября, 13:30

Мусульмане: забыто, но не потерено…

art_dev
Мусульмане:  забыто, но не потерено…
mecheti_014

Интервью с Рафиком Мухаметшиным, доктором политических наук, профессором, зав. отделом общественной мысли и исламоведения Института истории АН РТ и руководителем Ассоциации общественных объединений «Собрание» Мухамедом Саляхетдиновым (г.Москва).

История учит, что все религии, по воле Всевышнего подвергаются изменениям, и сегодня, пожалуй, только ислам продолжает основываться на принципах, большинство из которых были сформулированы людьми в раннем средневековье и с тех пор не изменялись. Как Вы полагаете, что в исламе вечно и неизменно, а что вполне подлежит пересмотру?

Р.М. Действительно, христианство претерпело много изменений, это и появление католицизма в 4 веке и период реформаторства в 14-16 веках и многое другое. В исламе же кардинальных изменений не было, хотя свои реформаторы также имели место. Например Абд аль-Ваххаб в 18 веке, М.Абдо, Афгани, М.Бигиев, Г. Курсави и др. Хотелось бы сразу отметить, что религия — это консервативная система, а жизнь подвержена изменениям. Отсюда возникает противоречие между жизнью с ее требованиями и религией с ее консервативными представлениями. И что же делать?

У любой религии есть догматические основы, их нельзя менять, но существуют правовые нормы (фикх) которые должны меняться. То есть нужно реформировать не ислам, а представление об исламе.

М.С. Изменения в других религиях обусловлены тем, что изначально не были сохранены первоисточники, с которыми пришли Божьи посланники. В результате последующие поколения восстанавливали божественные тексты по воспоминаниям и преданиям. Соответственно, подобного рода священные Писания, что дошли до нас — это некий человеческий продукт с элементом божественного начала. И, следовательно, они не являются той константой Всевышнего, которым является Коран.

Существуют тексты в Корпусе Библии, которые считают священными одни ветви христианства, и не признают и отвергают другие ветви. Также появляются новые версии Евангелия, как например, от Варнавы или от Иуды. Не лучше ситуация обстоит с первоисточниками в других религиях, что в свою очередь сподвигло их мыслящих адептов искать обновленные пути для своего развития. В исламе же Коран является единственным и неизменным источником со своими незыблемыми предписаниями и правилами, которые предусмотрены для всех времен и народов.
Мнения мусульманских улемов по вопросам, отсутствующим в текстах Корана и сунны и допускающим различные интерпретации, будут считаться правомерными, если они не входят в противоречие с нормами шариата, и могут меняться в зависимости от обстоятельств, устоявшихся традиций и обычаев. Религиозная практика, выраженная в поклонении Аллаху, не может пересматриваться. В иных делах имеет место обсуждение.

Ваше отношение к евроисламу?

Р.М. Понятие «евроислам» стало очень популярным в последнее время. В Европе его воспринимают как светский ислам. В свое время известный немецкий ученый Бассам Тиби сказал, что мусульмане должны принимать западноевропейские ценности. Но, ислам, как и другие религии, не может быть светским. У нас идеологом евроислама является Р. Хакимов. Он считает, что исламу не чужды либерально-демократические ценности. Поэтому светские государства не должны бояться ислама. Однако почти все религиозные деятели, а это и муфтии, и имамы выступили против его интерпретации. Почему? Да потому что Р. Хакимов предусматривает изменение догматических основ ислама. Например, намаз не обязателен, какая-то часть Корана устарела, другая часть священного писания ниспослана только для арабов и многое другое.

М.С. Хождение термина «евроислам», усердно навязываемого Рафаэлем Хакимовым, является следствием отсутствия сегодня в нашей стране мусульманской ученой элиты в области исламских наук. Функцией мусульманской ученой элиты является выработка стереотипа мышления и поведения людей в нынешних реалиях в соответствии с исламскими предписаниями. «Евроислам» — это попытка встроить ислам в либеральную систему современного западного общества. Появление научно выработанного стереотипа мышления и поведения на основе глубоких исламских знаний исключит хождение произвольных терминов типа «евроислам».

Как вы считаете, возникнет ли в России современная мусульманская богословская мысль на достойном уровне?

Р.М. В России мусульманского богословия пока нет. Есть исламоведение — изучение ислама как научной дисциплины. Но и оно на сегодняшний день очень слабо представлено. Богословие же подразумевает изучение религии изнутри и этим должна заниматься мусульманская интеллигенция. У нас же интеллигенция — светская, а что касается религиозных деятелей, то они пока в основном занимаются выполнением культовых обрядов.

М.С. Мы медленно, но уверенно движемся к этому. Тормозом в этом движении является то, что, к сожалению, многие считают, что эта задача работников ДУМ, хотя эту проблему в первую очередь должна решать мусульманская интеллигенция.

Хотелось бы отметить, что мусульманская богословская мысль, если так можно выразиться, существует и довольно интенсивно сегодня развивается в разных странах мира, в том числе на Западе. В 1981 г. мусульманской интеллигенцией в США была создана организация Международный институт исламской мысли, который имеет свои филиалы в различных странах Запада и мусульманского мира. Данная организация объединяет многие мусульманские умы. За время своей деятельности ими было выпущено огромное количество работ в области исламской мысли.

Проблема мусульман России в том, что в стране пока еще нет достаточно образованных в области исламских наук людей, которые могли бы вести научный диалог со своими зарубежными единоверцами. Но мы ожидаем, что в скором времени у нас будут появляться достойные наследники мусульманской элиты нашего прошлого — таких ученых, как Абу Наср Курсави, Шихабуддин Марджани, Ризаэддин Фахреддин, Абдуррашид Ибрагимов и многие другие.

Еще раз хочется обратить внимание на то, что ислам, возникший в свое время как суперсильный духовный импульс, сегодня как никакая другая религия утратил этот динамизм, оказавшись далеко позади локомотива истории, опираясь на явно догматические принципы и идеи. Но, что характерно, опора на такие принципы до сих пор разделяется большинством мусульман, в том числе и молодежью. Что Вы думаете об этом?

Р.М. Да, ислам потерял динамизм. Но дело не в самом исламе, а в мусульманском обществе. В 8-14 веках средневековое мусульманское сообщество пережило период расцвета и это было обусловлено наличием элементов гражданского общества, представляющих исламскую цивилизацию. Сейчас же этого нет. Расцвет исламской цивилизации был обусловлен тем, что были образованы сильнейшие богословские школы, открыты научно-образовательные центры, академии, библиотеки, где целенаправленно изучались все достижения человечества, которые не просто анализировались, но и применялись на практике, труды известных ученых с мировым именем, независимо от их вероисповедания, переводились на другие языки и находили применение в жизни. Но, к сожалению, начиная с 16 века все эти достижения постепенно ушли на второй план. Те зачатки гражданского общества были утеряны и мусульманское сообщество встало на путь консервации устоявшихся традиций. Действительно, в исламском обществе существует дилемма, смысл которой сводится выяснению соотношения религии и политики. Динамизм мусульманского общества исчез не из-за ислама, а из-за состояния мусульманского общества, которое до сих пор не может нащупать пути полноценного прогресса.

На Западе также существовала подобная проблема, но ей нашли решение: церковь была отделена от государства, т.е. Богу — богово, кесарю – кесарево и это позволило ей стать более гибкой и развиваться дальше. В исламском же обществе нет разделения на светское и религиозное.

М.С. Ваш вопрос базируется на двух неверных предпосылках. Первая неверная предпосылка заключается в том, что большинство мусульман сегодня придерживается догматических принципов и идей.

Ислам дает свободу разуму, побуждает человека к познаванию мира, превозносит науку и ученых, приветствует все, что является праведным и полезным. Посланник Аллаха говорит: Мудрость — предмет искания верующего. Обретший ее становится достойнейшим из людей.

Действительно, в определенные периоды своего исторического развития мусульманская умма отходила от научного поиска, ученость сводилась к схоластике и начетничеству. Но за последние десятилетия ситуация вновь изменилась — появилось немало ученых, ведущих исследования в различных областях исламских наук, тесно связанных с самыми различными сторонами окружающего мира и деятельности человека. Примерами того можно привести работы Зиндани, Кардави, Тураби, Арбакана и многих других ученых мужей современного исламского мира. К сожалению, за несколько десятилетий атеистического воспитания в нашей стране были прерваны традиции исламской учености и наша страна при всем том громадном потенциале естественнонаучных знаний, которые в ней имеются, в этом процессе пока не участвует.

Вторая неверная предпосылка заключается в том, что по Вашим словам, любой догматизм априори вреден для общества. В качестве примера приводят Запад, который, освободившись от догматизма, далеко шагнул вперед в области технологического прогресса. Но дело в том, что сегодня именно Запад наглядно демонстрирует то, что, отказавшись от нравственных принципов, он не может самостоятельно восполнять свои потребности в ряде ресурсов, в том числе интеллектуальных. Возникает парадокс — Запад, твердящий о своем интеллектуальном превосходстве, черпает свой интеллектуальный потенциал в других регионах мира, по его же, Запада, определению — неразвитых, и не может уже обойтись без этого. Причем с каждым годом доля ученых — выходцев из других регионов мира, воспитанных на иных культурных традициях, работающих на Западе, растет все больше. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно просмотреть список ученых — лауреатов международных премий, а также ведущих специалистов фирм, работающих в сфере высоких технологий. Ураганное распространение на свободном Западе таких социальных пороков, как наркомания, также не говорит в его пользу. По своей эффективности наркомания ничуть не уступает оружию массового поражения, только в отличие от него, является добровольным выбором жертвы. В свое время сексуальную революцию тоже преподносили как победу свободы воли, и где сейчас эти возносители хвалебных од сексуальной свободе? Так что догматизм в принципах не так уж плох, как его малюют.
Несмотря на все достоинства, мусульманское общество расколото. Возьмем хотя бы суннитов и шиитов. В чем причина этой неприязни?

Р.М. Вопрос не в неприязни, а в том, что готова ли современная мусульманская умма достойно ответить на вызовы некоторых держав. Ситуация в Ираке показывает, что не готово. США, взявшая на себя роль международного жандарма, пытается создать на его территории государство, которое отвечает требованиям самой Америки. И что делают мусульмане? Они вместо того, чтобы объединиться и дать отпор американцам, воюют между собой. Где логика? Ее нет. Это просто политическая незрелость мусульманского общества.

М.С. На протяжении почти всей своей истории мусульмане не были однородны. Они делились на различные правовые школы и течения, различные мусульманские народы отличались друг от друга своими культурно-бытовыми традициями, при этом все чтили Коран и пророка.

Это не означает, что существуют несколько разновидностей ислама, как это пытаются представить некоторые. Ислам един для всех, однако имеет место человеческий фактор, который проявляется в преследовании собственных политических, экономических, клановых и других интересов, которые для людей часто оказываются выше общеисламских интересов, что в свою очередь ведет к расколу. Из нашей истории можно привести распри татарских ханов 15-16 века, и то, что в результате с ними стало.

Как говорил Пророк: Разность мнений есть благо для моей уммы, необходимо правильно понимать этот хадис. Люди в силу различных обстоятельств не могут мыслить одинаково, а по сему они должны с уважением относиться к мнению окружающих и вести диалог по тем вопросам, в которых они разошлись.

Сегодня, как никогда, многие авторитетные ученые призывают мусульман к внутриисламскому диалогу для того, чтобы не быть поглощенными бездуховной западной цивилизацией, в которой главным мерилом являются материальные ценности.

Как Вы видите будущее ислама в России и в Татарстане?

Р.М. В ближайшее время придет новое поколение мусульман. Что ни говори, а сегодняшние религиозные деятели выросли в Советском Союзе, при социализме. Нынешняя молодежь более искренняя. Но одно меня беспокоит, то это ее отдаленность от национальных традиций, ее пренебрежительное отношение к обычаям, языку.

М.С. Не бывает евроислама, также как и татарского, чеченского, арабского или какого-либо другого традиционного ислама, который стал таким модным выражением среди российских чиновников и мулл. Мусульманская умма — одна с единой Книгой и Пророком, но поскольку она раскидана по всему миру, живет в различных климатических условиях, говорит на разных языках и имеет множество других особенностей, то, соответственно, имеет разную традиционную одежду, виды занятий, уклад жизни и многое другое. Эти отличия диктуют различные подходы к жизни и соответственно традиции, но при этом всех их объединяет Коран и Пророк.

Сегодня в глобализирующемся мире, проблемы и потребности людей неразрывно связаны друг с другом, поэтому нельзя отделять будущее ислама в России от общемировой исламской уммы. Поскольку, как было сказано выше, не бывает разных исламов, а есть единственный, с единой Книгой и заключительным Пророком.

Мусульмане живут на разных континентах, имеют различные традиции и уклад быта, а в остальном же мусульмане едины. Поэтому будущее ислама в России и в Татарстане теснейшим образом связано с будущим ислама во всем мире.

Беседовал Ришат ХАМИДУЛЛИН
Газета «Умма»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: