Информационное
агентство России
1°C
12 декабря, 20:59

УЗНИК СОВЕСТИ АБДУЛЛА СТЕПАНЕНКО НЕ СЛОМЛЕН

art_dev
УЗНИК СОВЕСТИ АБДУЛЛА СТЕПАНЕНКО НЕ СЛОМЛЕН
STEPANENKO

Нашумевшее «дело нурсистов» послужило основанием для вывода о том, что в России сегодня, увы, даже представители весьма умеренных мусульманских групп не могут чувствовать себя в безопасности. Как говорится, на Руси «от сумы и от тюрьмы не зарекайся».

Аналогичным «нурсистам» примером является судьба русского мусульманина, имама пятигорской мечети Абдуллы Антона Степаненко, в настоящее время томящегося в приобретшей мрачную знаменитость тюрьме «Белый лебедь». Там же, кстати, в настоящее время по абсурдному обвинению в «организации налета на Нальчик» содержится тяжело больной человек, бывший узник Гуантанамо Расул Кудаев. Ему грозит пожизненное заключение…

При этом рационально можно понять, кто является заказчиком и инспиратором дел в отношении «гуантанамовцев», кому это выгодно. В случае же с Абдуллой Степаненко уголовное дело выглядит более абсурдно.

Весьма одиозными являются и обстоятельства ареста Степаненко, проходившего с множественными нарушениями УПК. В то время он находился в больнице с тяжелым обострением заболевания почек и лишь отъехал на урок в мечеть, потому что был единственным имамом в Пятигорске и, вследствие этого, своего рода незаменимой фигурой.

Несмотря на это, Абдулла Степаненко пользуется настолько весомым авторитетом в самом прямом смысле этого слова среди заключенных, что некоторые его сокамерники приняли Ислам. И в условиях «Белого лебедя» Степаненко продолжает заниматься исламской деятельностью и призывом. Даже путем издевательств его волю не удалось сломить.

В связи с этим и на воле у русского имама мечети остается много недоброжелателей: так, волну против него подняла местная армянская диаспора, крайне недовольная тем, что в результате призыва Степаненко в Ислам перешли некоторые армяне. Исламофобские настроения в этой диаспоре вызваны давней исторической неприязнью к азербайджанцам и туркам, включающей в себя отторжение и традиционно исповедуемой ими религии. По слухам, один из представителей армянской диаспоры даже угрожал Степаненко, что они заплатят прокурору и Абдуллу посадят на длительный срок.

По мнению руководитель правозащитного центра «Ковчег» Рихарда Пантелейчука, есть определенные силы, которые заинтересованы в нагнетании напряженности вокруг Ислама, что и является, как он считает, настоящим экстремизмом. По словам правозащитника, репрессии идут, прежде всего, на тех мусульман, которые не могут защититься, однако последователям Ислама необходимо бороться за свои права, ибо, если будет сила, которая начнет противостоять произволу в рамках закона, такая неблагоприятная тенденция изменится. Поэтому, как отметил Пантелейчук, необходимо поднимать волну шума в прессе, привлекать к участию в процессах квалифицированных адвокатов, подавать жалобы в судебные и правозащитные инстанции.

Руководитель «Ковчега» уверен, что все это в определенном смысле может оказаться действенным и, по крайней мере, заставит инициаторов прессинга против мусульман и простых исполнителей быть осмотрительнее. Пантелейчук отметил, что российскому государству нет смысла бороться с Исламом – оно должно быть заинтересовано в том, чтобы выстраивать по отношению к мусульманам нормальную, конструктивную политику.

В данном случае правозащитник весьма прозорливо указал на некоторый диссонанс между, с одной стороны, последними заявлениями российского руководства по вопросам отношений с исламским миром и некоторым шагам на внешнеполитической арене (наиболее ярким из них стало приглашение делегации ХАМАС в Москву), и, с другой стороны, непрекращающейся фабрикацией уголовных дел, милицейскими налетами, составлением «списков экстремистов» в разных, подчас отдаленных регионах России.

Об этом пишут журналисты, делают встревоженные заявления правозащитные организации, но от официальных представителей государства пока никто не услышал внятного разъяснения, почему все это происходит, если Россия проводит линию на сближение с исламским миром, кто в этом виновен и когда все это прекратится.

Наиболее же интригующим остается вопрос, в чем смысл репрессий против таких людей, как умеренный Степаненко или мирно-аполитичные «нурсисты». На этот счет среди экспертов существуют разные точки зрения. Кто-то отмечает желание со стороны некоторых сил превентивно задавить ростки любой исламской активности, другие аналитики указывают на выполнение американского заказа двойными агентами из числа сотрудников спецслужб, третьи усматривают в том обыкновенное стремление оперативников повысить количество звездочек на погонах.

В принципе все эти версии не противоречат друг другу. В том же деле Абдуллы Степаненко фигурирует одна маленькая, но занятная деталь: буквально накануне своего ареста имам, выступая на последней пятигорской конференции «Ислам против террора», сделал заявление о том, что знает и готов назвать круги, задействованные в провокациях против мусульман.

В таких условиях, когда вопросы поставлены, а ответы на них, увы, не даны, вскрывается и наличие болезненных ран и изъянов самой российской уммы. Отсутствие политико-религиозной сознательности, чувства идентичности и сопричастности российских мусульман проявляется их патологически пассивной реакцией на все гонения на Ислам в России и за рубежом: начиная от американской и сионистской оккупации и заканчивая фабрикацией уголовных дел здесь, в России. Мусульмане нашей страны, представляя собой аморфную, рассредоточенную, дезорганизованную массу населения, не являются полноценным субъектом общественно-политической жизни и не воспринимаются в качестве такового.

В этой связи мусульманам нашей страны надо, наконец, осознать, что они должны составлять независимую субъектную силу, благо человеческие ресурсы для этого есть. Попыткам вытеснить независимых, критически мыслящих по отношению к действительности исламских деятелей «в горы» необходимо решительно противостоять, прежде всего, самим мусульманам.

В определенном смысле сегодня – переломный момент. И, несмотря на критическое положение российской уммы в настоящий момент, нет никаких оснований утверждать, будто у исламской субъектности в России нет будущего и перспектив. Ибо логика исторического процесса зачастую такова, что общественные движения поднимаются на ноги как в благоприятных, так и в неблагоприятных для них условиях.

И это, в свою очередь, не может не заставить задуматься здравомыслящих людей, имеющих отношение к рычагам власти: а не является ли невнимание к репрессиям мусульман игрой с огнем? А возможно ли серьезное стратегическое, а не сиюминутно-тактическое партнерство между Россией и исламским миром, если силовой произвол против рядовых мусульман набирает такой оборот, а виновные не наказываются?

Вопросы эти отнюдь не являются праздными, ибо в настоящее время в определенной степени решается будущее нашей страны, причем вплоть до категорий «быть» или «не быть». Мы видим, как ловко США «разрулили» ситуацию вокруг астраханской мечети, сыграв на ней и получив свою политическую выгоду. Эту же линию продолжил Евросоюз, громко заявив о притеснении мусульман в нашей стране.

Политика же России, ослабленной, разграбленной, потерявшей большую часть своего стратегического потенциала в результате пятнадцатилетнего катастрофического триумфа «демократических ценностей», по отношению к мусульманам благодаря деятельности определенных сил приобретает сегодня, увы, весьма двойственный характер. А это, к сожалению, может в определенный момент роковым образом повернуться против страны.

Фатима Анастасия ЕЖОВА

На фото: имам г. Пятигорска Абдулла Степаненко после побоев в изоляторе временного содержания

Islam.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: