Информационное
агентство России
12°C
18 октября, 12:24

ВИЗИТНЫЕ КАРТОЧКИ УММЫ. ПОЧЕМУ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ СЛОЖНО УВИДЕТЬ В МЕЧЕТИ?

art_dev
ВИЗИТНЫЕ КАРТОЧКИ УММЫ. ПОЧЕМУ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ СЛОЖНО УВИДЕТЬ В МЕЧЕТИ?
Bomj

Последние десять-пятнадцать лет ознаменованы приходом в ислам интеллектуалов, высоко образованных людей, представителей творческих кругов. Если в начале 90-х был известен всего лишь один кандидат наук, совершающий намаз, то сегодня счет таковых пошел на сотни.

Увидев в исламе то, в чем, действительно, нуждается человек, многие искренние, грамотные и пассионарные люди тянутся в мечети. Хотя, конечно, их число среди практикующих мусульман все еще оставляет желать много большего.

Мечеть с самого начала играла ключевую роль в жизни уммы, являясь не только домом молитвы, но и местом политических собраний, проповедей на актуальные для мусульман темы, лекций, общения между единоверцами, установления и поддержания связей с последователями собственной религии, что является обязанностью мусульманина.

Но так сложилось, что в нашей стране мусульмане, обладающие определенным образовательным и интеллектуальным уровнем, часто заскакивают в ближайшую мечеть лишь для того, чтобы быстро совершить положенные намазы и умчать на работу или в институт. Что же касается тех, «чьи сердца привязаны к мечети» (как правило не от полноты имана, а от нечего делать или потому, что на улице минус двадцать), то в России, к сожалению, они порой не внушают особого оптимизма.

Увы, но при посещении мечети человеку, только что обратившемуся к исламу, порой необходим не только прочный запас имана, но и умение отделять зерна от плевел. Ведь, придя в дом Аллаха, он сталкивается с живыми представителями уммы, в которую он устремился, то есть с той средой, которая отягощена всеми комплексами, предрассудками, проблемами и заблуждениями конкретных мусульман.

И впервые пришедший порой встречает в мечети не только лучших представителей уммы, интересных и набожных людей, а в своем роде колоритных персонажей, собственным видом и поведением способных скорее оттолкнуть от ислама, нежели привлечь к нему или помочь брату или сестре сделать первые шаги в религии.

Кто чаще всего предстанет перед взором мусульманина, впервые пришедшего в российскую мечеть? Гастарбайтерского вида хлопцы в засаленных штанах, с утра до вечера убивающие тоску в мечети. Пристающие с нравоучениями и запугиваниями бабушки и тетушки, уверенные в том, что постигли истину ислама. Доморощенные клерикалы (муллы) в аляпистых одеждах, читающие ду’а (мольбы) девицам в коротких юбках и еле накинутыми на затылок платками по оговоренному прейскуранту. Суровые братья, грозящие адом за то, что длина бороды не соответствует сунне. Излишне и говорить, что эти завсегдатаи российских мечетей не придают им привлекательного вида.

Впечатление от мечети начинается с оценки ее внешнего вида. Мусульманин может придти в дом Аллаха с разными целями, но совершенно очевидно, что в мечети он захочет помолиться, а потому первой остановкой в путешествии по ней наверняка будет посещение комнаты для омовения.

Отечественные условия хорошо характеризуют братья и сестры, приехавшие из-за границы. Их российские помещения для тахарата при мечетях повергают, как правило, в шок.

И проблема даже не в том, что за туалетами плохо смотрят те, кто взял на себя эту обязанность. Для размышляющих людей очевидно, что разруха – в головах, проблема в воспитании и менталитете часто посещающих российские мечети мусульман, в их умении всегда и везде вести себя в соответствии с шариатом.

Что касается самих мечетей, то отсутствие исламской ментальности в поведении и манере общения у прихожан часто бросается в глаза, когда их посещаешь. По женской половине многих из мечетей вольготно гуляют мужчины, бросая фамильярные фразы симпатичным девушкам, не особо хиджабящиеся молодые особы в джинсах-стрейч срывают косынки с голов прямо на пороге мечети, не успев толком выйти из нее, в углах вальяжно растягиваются и порой полнозвучно храпят полубездомного вида персонажи в засаленных одеждах, мешая молящимся.

Но главная проблема – отсутствие вежливости со стороны многих мусульман, хотя, казалось бы, в условиях немусульманской страны и дефицита исламского общения мусульмане должны быть особенно тактичны и доброжелательны по отношению к собственным единоверцам. Однако этого не происходит, и мечети порой становятся площадкой невыдержанных споров между представителями разных групп и общин.

Еще один болезненный момент — это дремучесть и необразованность большинства тех, кого уже много лет подряд каждый день можно видеть в мечетях. Они настойчиво стремятся смешивать ислам с народными суевериями, сказками, приметами, трактуя слабо понимаемые ими Коран и сунну в примитивно-буквалистском ключе.

Некоторые из них пытаются объяснить, если не навязать другим прихожанам мечети свое понимание ислама, проявляя порой изрядное рвение и внешне скрупулезное следование шариату. Вместе с тем, такой «народно-начетнический» ислам отталкивает мыслящих и интеллектуально развитых людей, которые воспринимают и интерпретируют собственную религию как люди XXI века, а не IX, XIII, XV веков.

Какие только перлы не услышишь от таких замшело-ограниченных (хотя и искренних, возможно) «наставников» и «наставниц»! Они поведают вам, что мусульманка не должна красить ногти лаком отнюдь не потому, что при совершении омовения он препятствует попаданию воды (что не позволяет войти в состояние ритуальной чистоты), а поскольку «под ним водятся шайтаны», и якобы об этом есть «хадис Пророка (мир ему)» (!). Причем стоит отметить, что в их терминологии «хадис» — это все то, что поведал им мечетский сторож или брат из ближнего зарубежья, завсегдатай халяльного кафе.

Однако масштаб поистине стихийного бедствия приобрела джинномания, или скорее джиннопаранойя, получившая особый отклик в сердцах рассказчиц причудливых «хадисов». Безусловно, джинны упоминаются в Коране, однако в исламе трактуются всего лишь как обитатели параллельной реальности, скрытой от глаз человека и потому особого значения в его практической жизни не имеющей.

Тем не менее, некоторые необразованные, но экзальтированные и впечатлительные лица склонны объяснять людям, делающим первые шаги в исламе, происками коварных джиннов буквально все. Не спится ночью – джинны мешают, муж долго задерживается на работе — вторая жена с помощью джиннов окрутила и приворожила, сын плохо учится – это ему джинны не то что-то нашептывают. В общем, выход один — надо срочно пойти к «специалисту по изгнанию джиннов из человека».

Излишне говорить, что подобное одиозное джинноискательство, на самом деле стоящее в одном ряду с увлечениями черной-белой магии и объявлениями ясновидящих бабушек-ликвидаторов соперниц в желтых газетенках, способно всерьез отпугнуть пришедших в мечеть эрудированных и образованных людей. Хотя есть надежда, что, услышав «хадисы» о запрете джинсов Пророком (мир ему) или «фетвы» о плоской Земле, искренне идущий к вере грамотный человек спишет их на специфику контингента, а не решит, что ислам – религия темных и неотесанных людей.

В общем, пока можно с грустью констатировать, что в России мечети являются не средоточием интеллектуальной и общественной жизни уммы, а скорее музеем ее «болезней роста». Как же исправлять ситуацию? Каким образом российским мусульманам следует развивать «культуру мечети» в широком смысле слова?

Во-первых, нельзя забывать, что мечеть – это не храм в сугубо клерикальном смысле, подобно церкви в христианстве, а место поклонения (ар. «масджид» – дом, где совершаются поклоны) в самом широком смысле слова, в том числе и в социальных аспектах. Мечеть – это в том числе и всего место поддержания связи между мусульманами.

И каждый верующий несет ответственность за поддержание их на соответствующем высоком уровне. Так, чтобы дома Аллаха привлекали окружающих атмосферой радушия, тепла, образованности.

Во-вторых, именно для российских мусульман представляется перспективной задача развития «культуры мечети» на базе координационно-аналитических и культурных центров, учебных курсов, кружков – иными словами, на базе официальных и неофициальных исламских общественных организаций, учебных центров и информационных агентств. Эти структуры могут стать важным звеном в интеллектуальном росте российской уммы, будут способствовать ее зрелости и вызреванию субъектности.

Подобные исламские культурные центры, вмещающие в себя не только собственно мечети, но и библиотеки, кинозалы, кафе, а порой и халяльные фитнесс-центры, с успехом и в большом количестве функционируют на Западе.

Появление нашей собственной «культуры мечети» — насущная необходимость. Это, казалось бы простая проблема, сегодня крайне актуальна и крайне важна для сферы исламского призыва.

Ведь мечети – это наши визитные карточки. И если порядок и чистота в них не будут поддерживаться на максимальной высотке, есть ли в них не будет бурлить духовная, интеллектуальная и социальная жизнь, если они не станут центрами коммуникации и формирования исламского взгляда на современный мир, то вряд ли количество так необходимых российской умме интеллектуалов резко возрастет.

Фатима Анастасия ЕЖОВА
islam.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: