Информационное
агентство России
5°C
19 октября, 21:30

ТАТАРСКОЕ КУПЕЧЕСТВО В РОССИЙСКО-ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКОЙ ТОРГОВЛЕ В XVIII СТОЛЕТИИ

art_dev
ТАТАРСКОЕ КУПЕЧЕСТВО В РОССИЙСКО-ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКОЙ ТОРГОВЛЕ В XVIII СТОЛЕТИИ
Article

Превращение России в великую европейскую державу в первой четверти XVIII столетия вновь сделало актуальным вопрос о ее торгово-экономическом сближении с ханствами Средней Азии и Индией. В XVI-XVII вв. Московское государство уже предпринимало меры для поиска и развития торговых путей в среднеазиатские ханства. Торговля с Востоком активно велась в двух направлениях: через Сибирь и Астрахань. Однако к середине XVIII столетия эти пути стали экономически невыгодными и бесперспективными. В этих условиях царское правительство обращает свой взор на Южный Урал и казахские степи. С основанием и дальнейшим расширением г. Оренбурга в 30-е гг. XVIII в. центральная власть приступает к организации торговли с восточными государствами через самый прямой и выгодный путь.

Российское государство, расширяя свои границы и включая в свой состав новые народы, не могло абсолютно игнорировать издавна сложившиеся особенности культурного, экономического, военно-политического развития этих народов. Хотя в истории широко известна российская политика слома и подавления этнических традиций, интересны и примеры их использования государством в решении тех или иных задач. Устанавливая и развивая российско-среднеазиатскую торговлю, центральная власть понимала необходимость привлечения к этому делу мусульманских народов, близких по своим религиозным, культурным, языковым, хозяйственно-экономическим традициям к народам Востока. В налаживании российско-среднеазиатских и российско-индийских торговых связей через Оренбургский край русское правительство использовало опыт, знания и традиции татар Поволжья и Приуралья.

Казанские татары издавна славились в качестве посредников в торгово-экономических отношениях с восточными народами. Торговля и коммерция в среде татар-мусульман считались благословенными занятиями: пророк Мухаммад в юные годы сопровождал торговые купеческие караваны. «Джагатайско-татарский» язык являлся литературной нормой как для нормой татар Поволжья и Приуралья, так и для родственных им тюркских среднеазиатских народов, и русское купечество, которое само не могло быть представлено на рынках ряда мусульманских стран, вынуждено было прибегать к посредничеству татарских купцов. Дореволюционный историк М. А. Терентьев писал по этому поводу: "…Мусульманское население Средней Азии относилось к христианским купцам весьма враждебно …наши купцы всегда старались заполучить в компанию какого-нибудь татарина или доверяли караваны приказчикам из татар. Так одно имя какого-нибудь Абдуллы или Мат-Нияза служило талисманом и способно было охранить караван в кочевьях дикарей". Ислам в торговом общении с мусульманским Востоком превращался и в особый экономический фактор, так как купцы-христиане в среднеазиатских ханствах платили налог-зякят в размере 1/20 со стоимости товара (или 5%), а купцы-мусульмане   только 1/40 (или 2,5%).

Необходимо сказать и о том, что в первой половине XVIII в. полным ходом шел процесс формирования молодой татарской буржуазии. В Казанской губернии появились крупные мануфактуры, в том числе суконная мануфактура в Казани, созданная по указу Петра I в 1714 году. Появились кожевенные, мыловаренные, свечные заводы татарских купцов. Все эти факторы использовались русской администрацией для организации торговли с казахской степью, Средней Азией и Индией.

При оренбургском губернаторе И. И. Неплюеве в 1745 году, в 18 верстах от Оренбурга, на месте, где речка Каргала впадает в Сакмару, была основана Каргалинская слобода торговых татар. Основатель Сеитовского посада (другое название слободы) казанский купец татарин Сеит Хаялин до этого обратился в Оренбургскую канцелярию с просьбой разрешить ему и другим купеческим семьям Казанской губернии поселиться недалеко от Оренбурга в силу пожалованной городу привилегии. В целях развития торговли русское правительство удовлетворило просьбу казанских торговых татар, причем места их поселений жаловались им в потомственное владение "неотъемлемо". Указом Сената от 8 августа 1745 г. было велено: "Его Сеита и с детьми к тому селению допустить и прибрать бы ему к себе на оное поселение из татар Казанской губернии до 200 семей людей добросостоятельных и торги производить могущих".

Семьи, поселившиеся в Сеитовском посаде, освобождались от рекрутских наборов и постоев, наделялись землей для посевов и сенокосными угодьями. Им разрешалось покупать землю у башкир, пользоваться рыболовными и охотничьими угодьями, строить мельницы, заниматься ремеслом. Покровительственными мероприятиями правительство намеревалось превратить татар Сеитовского посада в поставщиков хлеба и изделий ремесла для оренбургской торговли. Но главным родом деятельности каргалинских татар должна была стать торговля. И. И. Неплюев писал по этому поводу: "…Посылал я за границу грамоты, приглашая как киргизцев, так хивинцев, ташкентцев, кашгарцев, трухменцев и бухарцев к торговле… В сию посылку употреблял я магометан, татар слободы Сеитовой; и как сей народ ослеплен быть может корыстию, то я сих татар и наградил изобильно и обнадежил, по исполнении их комиссии с успехом, наградить еще более, кои, получа первое и льстясь последним, столь усердно по всем тем областям старались, что с 1745 году знатный торг в Оренбурге возымел начало…".

По данным П. И. Рычкова, в 1760 г. в Каргалинской слободе проживало 1158 человек "мужского полу", имелось около трехсот дворов, а "по средине на каменном фундаменте сделана такая мечеть, которой больше и лучше, как сказывают, во всей Казанской губернии ныне нет". В начале 60-х годов XVIII в. торговые татары Сеитовской слободы составляли более 50 процентов всех "торговых татар" Оренбургской губернии (по "табели" 1767 г. "торговых татар" было 2174, а по ведомости 1770-1771 гг.  — 2161 чел.). Позже в составе населения Сеитовского посада появились башкиры, а также хивинские и бухарские купцы. Последние, уклоняясь от уплаты пошлин, нередко использовали сеитовских татар в своих торговых операциях в качестве посредников.

В целях развития и углубления торговых отношений с Востоком центральные власти неоднократно указывали оренбургской администрации на необходимость установления со среднеазиатскими странами "доброй корреспонденции", содержания в Оренбурге бухарских и хивинских "консулей или комиссаров", поощрения, "приманивания" русских и заграничных купцов. Коллегия иностранных дел предложила оренбургскому губернатору И. И. Неплюеву организовать отправку торговых караванов "из Оренбурга в Балх, в Водохшан и в Кабул, первый город Индии" при помощи специальной торговой компании, "и для лучшего приохочивания купечества в те края… дать той компании надлежащую привилегию на пятнадцать лет и до известия оных пятнадцати лет, кроме той компании, никому другим в те места торговать не дозволять и не допускать". В ответ на это И. И. Неплюев и основатель Сеитовской слободы Сеит Хаялин задумали проложить караванный путь из Оренбурга до самой Индии. И. И. Неплюев предложил создать торговую компанию из известных ему русских и татарских купцов с капиталом от 10 тысяч рублей до 20 тысяч рублей. Директором компании должен был стать Сеит Хаялин.

По сенатскому указу 1751 года проект И. И. Неплюева об учреждении торговой компании из российских купцов для торговли со Средней Азией и Индией был утвержден. Для создания каравана были куплены верблюды, выписаны товары, однако реализовать столь дерзкий замысел не удалось. М. А. Терентьев объясняет случившееся следующим образом: осуществляя лишь пробные шаги, еще в 1750 году компания отправила от имени татарского купца Абдуллы Хаялина два каравана в Индию, с товарами на сумму в 8 тысяч рублей. Караваны благополучно дошли до Индии, все товары были выгодно распроданы, но на обратном пути, уже в Средней Азии, приказчики-татары решили осуществить мусульманский хадж в Мекку, где и остались. Истинные причины свертывания деятельности созданной компании в известных нам источниках не отражены.

Тем не менее татарские купцы не оставляли надежд пробраться в Индию. В 1751 году каргалинский торговец Исмаил Бикмухамет-улы предпринял путешествие в эту сказочную страну, а в 1753 г. каргалинские татары Надыр Саферов и Якуб Ягоферов совершили путешествие в Индию из Оренбурга через Бухару. Купцы прошли по новому географическому пути и привезли в Индию некоторые товары молодой российской промышленности.

В результате реализации экономической политики центрального правительства и активности татарской торговой буржуазии во второй половине XVIII столетия Оренбургский край превращается в центр российско-среднеазиатской торговли. Благодаря своему удачному географическому положению и покровительственным мероприятиям властей город Оренбург становится главным опорным пунктом продвижения России в Среднюю Азию. Здесь селятся русские, казахские, среднеазиатские, армянские, иранские купцы и ремесленники. Но монопольное положение в русско-среднеазиатской торговле занимали татарские торговцы.

В продвижении товарной продукции народов России и Востока, в развитии караванной торговли со среднеазиатскими ханствами и Индией в XVIII веке оренбургские, казанские и уфимские торговые татары играли заметную роль. Действуя в качестве посредников или приказчиков крупного купечества и преодолевая все трудности, они настойчиво достигали своих коммерческих целей. Многие татарские купеческие фамилии стали монополистами русско-среднеазиатской торговли: каргалинский купец Губайдулла Мухаметрахимов (его приказчики   Абдулгафар Абдрашитов, Махмут Солтанов), тульский I гильдии купец Федот Ахматов (приказчик   Шафий Юсупов), казанские купцы и фабриканты Муртаза Смаилов (приказчик   Абдрашит Рахмангулов) и Абдрашит Ибраев (приказчик   Манасып Ягоферов), уфимский I гильдии купец Рафик Абдрашитов (приказчики   Абзялил Рязин, Абзялил Абсалямов) и др. Приказчиками почти всех российских купцов в оренбургской торговле были татары: при ростовском I гильдии купце Василии Милютине приказчиками состояли Абзялил Мясагутов и Мухамметкарим Арсланов, при московском I гильдии купце Степане Иконникове   Ибрагим Мухамметов, при казанском I гильдии купце Иване Кобелеве Нигамет Уллы Муртазин и др.

Очень часто русские купцы, недовольные успехами татарского купечества, жаловались властям. Во время работы Уложенной комиссии в 1767-1768 гг. в челобитной на имя императрицы Екатерины II говорилось:
"В восточных губерниях имеется много… местных жителей татар, которые, разъезжая по уездам и городам и даже посылая от себя приказчиков, закупают не только кожи и овчины, сало, воск и мед, но также иностранные товары, как, например, голландские сукна кармазинные и полукармазинные, шелковые материи, краски и все это везут в особенности на Оренбургскую и Троицкую ярмарки. Ввиду значительности своих капиталов, они удовольствованы в гостиных и меновых дворах лучшими лавками; им принадлежат со въезда азиатских народов у ворот первые лавки, и тех азиатов они издерживают при своих лавках и не допускают к другим внутрь". Тем не менее, правительство продолжало проводить покровительственную политику по отношению к татарскому купечеству. После указа 1763 г., разрешавшего служилым татарам вести свободную торговлю, в 1776 г. вышел новый указ, по которому всем татарам на территории Российской империи разрешалось заниматься торговой деятельностью. Это способствовало постепенному превращению татарского купечества в монополиста русско-среднеазиатской торговли.

Таким образом, успехи оренбургской губернской администрации и царского правительства в сфере налаживания торгово-экономических связей со странами Востока в значительной мере были обусловлены привлечением в край молодой татарской буржуазии — носительницы особых религиозных, языковых, этнокультурных и хозяйственно-экономических особенностей и традиций, столь важных и значимых для коммерческого успеха в странах мусульманского тюркского Востока. Татарское купечество Южного Урала в XVIII столетии становится экономическим посредником и представителем российской промышленности и торговой буржуазии в Казахстане, Средней Азии и Индии.

Использованная литература:

1. Терентьев М. А. Россия и Англия в борьбе за рынки. СПб., 1876.
2. Большая Советская Энциклопедия. Издание второе. Т. 41. М., 1956.
3. Неплюев И. И. Записки Ивана Ивановича Неплюева (1693-1773). СПб., 1893.
4. Рычков П. И. Топография Оренбургской губернии. Изд. 1762 г.
5. Материалы по истории Башкирской АССР. Том 4. Ч. 2. М., 1956.
6. Государственный архив Оренбургской области.
7. Терентьев М. А. Указ. соч. С. 25.
8. См.: Матвиевский П. Е. Сношения оренбургских татар с Индией в XVIII в. // Труды Общества истории, археологии и этнографии при Казанском университете. 1963.   1.
9. Кулишер И. М. История русской торговли до девятнадцатого века включительно. СПб., 1923.

Рустем и Светлана БАСЫРОВЫ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: