Информационное
агентство России
1°C
11 декабря, 18:23

Бедуины

art_dev
Бедуины
Бедуины

К пониманию сущности арабизма.

Несмотря на то, что большинство аравийских стран превращаются в урбанизированные государства /Кувейт, ОАЭ и т.д./, давние хозяева этой земли – бедуины и их обычаи придают неповторимый колорит, как Аравии, так и ряду стран, находящихся с ней по соседству. Как писал поэт:

На длинных нерусских ногах
Стоит, улыбаясь некстати,
А шерсть у него на боках,
Как вата в столетнем халате.

Именно верблюд мог бы быть символом многих стран арабского мира. Немецкий зоолог А. Брем в своем труде «Жизнь животных» за что-то возненавидел это животное. «Глаза верблюда велики и имеют тупое выражение», «ноги худо сложены, а задние бедра очень выдаются из туловища и тем увеличивают безобразие животного», «не может он похвастаться душевными свойствами», «выказывает удивительную способность самым ужасным образом ежеминутно злить человека».

На Востоке верблюда напротив почитают и считают это животное самым красивым на свете. В арабском языке «верблюд» и «красота» — слова однокоренные.
Для араба верблюд это помощник, источник пищи и тепла. Несомненно, без верблюда человек не смог бы осваивать пустыню, а поэтому лишь после одомашнивания верблюда в пустыне могли появиться кочевники. Приручение их произошло, по разным данным, примерно от 4 до 7 тысяч лет назад, видимо тогда и началось освоение пустыни. А дикие верблюды были открыты Н. Пржевальским к югу от Тянь-Шаня только в Х1Х веке.

В древности количество находящихся во владении верблюдов являлось иллюстрацией богатства владельца. В библейской Книге Иова говорится, что у этого человека из земли Уц вначале было три тысячи верблюдов, а под конец его жизни «благословил Бог последние дни Иова более, нежели прежние: у него было четырнадцать тысяч мелкого скота, шесть тысяч верблюдов, тысяча пар волов и тысяча ослиц» /Иов. 42:12/. Впрочем, в некоторых арабских странах верблюд и по сию пору является денежной единицей /официально или не очень/.

Одомашнивание верблюда сделало пустыню проходимой для людей, стала возможна миграция племен, набеги на другие территории из глубины пустыни. В итоге кочевники-верблюдоводы превратились в безраздельных хозяев Аравии.

Верблюд – это тот стержень, вокруг которого происходило формирование арабского общества. Без верблюда нет и бедуина, поскольку без этого животного невозможна кочевая жизнь в жаркой безводной пустыне. Некоторые ученые утверждают, что кочевник-верблюдовод появился чуть ли не в доавраамовские времена – то есть примерно до Х века до нашей эры. Надежные подтверждения на сей счет пока не найдены. Но имеются достоверные сведения, что в Х1 веке до нашей эры возник кочевой быт, который мало изменился и поныне.
Испокон веков у арабов-бедуинов проводят забеги верблюдов. Сейчас верблюжьи бега превращаются в настоящие праздники. Кстати, цена высококлассного бегового верблюда в Саудовской Аравии и в некоторых соседних с ней странах может достигать нескольких десятков тысяч долларов, однако и приз за победу в гонке, который достанется хозяину животного, очень высок. Поэтому теперь разведение и продажа верблюдов, выращенных специально для скачек – прибыльный бизнес…

Распространение ислама среди аравийских кочевников сделало их, в силу значительно большей по сравнению с горожанами численностью и боевого потенциала, «материей ислама» /слова зятя Пророка и второго праведного халифа Умара Бин аль-Хаттаба/. Войска кочевников стали главной силой, покорившей обширные территории от Испании до Индии и утвердившей там ислам. Постепенно все население Аравийского полуострова стало именовать себя арабами.

Практически во всех арабских странах базовыми единицами общественной организации до сих пор остаются племена и рода. Суть этой системы, получившей название трайбализм или трибализм, основана на идеологии родоплеменного обособления /сепаратизма/, стремлении законсервировать такие атрибуты первобытно-родового строя как обычаи, верования, структуру племенного самоуправления и др. Коллективное трайболистическое самосознание основные поведенческие стандарты определяет не на индивидуальном и даже не национальном уровнях, а в родовых группах, принадлежность к которым является исходным материалом для формирования собственного «я» каждого из членов.

Основное ядро племени составляла семья с большим количеством сыновей. Такая семья /род/ пользовалась авторитетом у других родов племени, которые сплачивались вокруг нее. Глава племени, сейид, проявлял гостеприимство, заботился о соплеменниках, командовал своим племенем.

Вот что пишет российская исследовательница арабизма А. Фролова: «Четкое, резкое разделение племен и родов на «свои» и «чужие». Все нравственные запреты, все обычаи, охраняющие род и племя, относились только к «своим». В отношении «чужих» все было позволено. /Как все это напоминает постулаты классического иудаизма с его разделением на «своих» и всех прочих – «гоев»! Вот уж поистине: арабы и евреи – двоюродные братья. – В. З./.

«Чужой» — враг. В плане учения Корана о едином предке человечества на смену этой установки приходит следующая: существует единое человечество, разделенное верованиями. Наиболее далеки друг от друга люди Писания /мусульмане, христиане, иудеи/, с одной стороны, и язычники /буддисты, зороастрийцы, язычники-арабы/ — с другой. Мусульмане и христиане ближе друг другу, чем арабы-мусульмане и арабы-язычники. Самые жесткие слова направляет Мухаммад против язычников. Так ко времени выхода его из Мекки /622 г./ и первого сражения с мекканцами при Бадре /624 г./ относится наставление: «А когда вы встретите тех, которые не уверовали, то – удар мечом по шее: а когда произведете великое избиение их, то укрепляйте узы».
Понятно, что трайбализм не позволяет построить сильное и прочное государство, и арабские племена, скорее всего, истребили бы себя в межродовых войнах. Ислам сыграл важнейшую роль в борьбе с трайбализмом. Однако полностью он не изжит до сих пор и продолжает влиять, в той или иной степени, на жизнь в арабских странах.
Еще в пятидесятых годах ХХ века многие жители Аравии вели полукочевой образ жизни. Сегодня число таковых крайне незначительно и совсем мало осталось тех, кого можно по праву называть бедуинами.
Слово «бедуин» /бадауий/ происходит от арабского «бадия», что означает пустыня, степь и таким образом означает буквально «живущий в пустыне» или «житель пустыни». Вот что писал о них Лоуренс Аравийский:
«Бедуины – странный народ. Англичанин может жить с ними только в том случае, если обладает безграничным и бездонным, как море, терпением. Это были настоящие рабы своих привычек, без всяких устоев, запоем пьющие кофе, молоко и воду, любители тушеного мяса и бесстыдные попрошайки табака. Они неделями мечтали о половых наслаждениях, а следующие за ними дни проводили, возбуждая себя и своих слушателей эротическими рассказами. При благоприятствующих условиях они жили бы исключительно чувственной жизнью. Их сила была силой мужчин, огражденных от искушений в силу географических условий: бедность Аравии сделала их простыми, воздержанными и выносливыми. В условиях цивилизованной жизни они, как дикари, не устояли бы перед ее темными сторонами: скупостью, развратом, жестокостью, хитростью и обманом; и, как дикари, они сугубо страдали бы от этого, так как не имели бы противоядия.

Как только они догадывались, что мы хотим управлять ими, они становились упрямыми или уходили прочь. Если же мы понимали их и предоставляли им возможность делать то, что им хотелось, они готовы были идти за нас в огонь и воду. Трудно было бы сказать, окупались ли достигнутыми результатами положенные на них труды. Англичане, привыкшие к более крупным достижениям, не могли и, конечно, не стали бы тратить время и силы, которые каждый день расточали шейхи и эмиры на такое пустое дело. Однако понять арабов было легко, ум их был подчинен тем же законам логики, что и наш, и не было ни основания, ни оправдания, кроме нашей лени и невежества, считать их непонятными и трудно разгадываемыми и оставлять их неисследованными».

На протяжении трех тысяч лет не признающие никакой, кроме своих шейхов, власти кочевники-бедуины рассматривали себя «солью Земли», относясь к остальным свысока. Отчасти это отношение сохранилось и поныне. Как пишет один из исследователей прошлого века: «Арабы города и арабы пустыни смотрят одни на других, как на бедных родственников, а последние еще более нежелательны, чем бедные иностранцы».

Бедуиноцентризм и связанная с ним общественная классификация пришла вместе с арабами в завоеванные ими страны. В основе этой классификации лежит род занятий, древность рода и вассально-клиентские отношения между различными бедуинскими образованиями.

Знать свои корни – обязанность бедуина. Большинство кочевников знают свою историю чуть ли не с Адама, а уж со времен Мухаммада – это обязательно. Без такого знания нет чести и благородства – основных составляющих бедуинской этики. Знание своих корней способствует формированию этнической и культурной идентичности, которая зачастую способна избавить от серьезных внутренних конфликтов, связанных с различными общественными трансформационными процессами. Представители племен с неизвестными корнями не могут быть уважаемыми.

Верхнее положение занимают бедуины-кочевники /баду/. По их мнению, лишь они могут называть себя арабами /аль-араб/, поскольку настоящий араб – человек свободный, благородных кровей, живущий в палатке /бейт шаар – буквально шерстяном доме/. «Шерстяные палатки» представляют собой палатку, плотно сотканную из козлиной шерсти, перегороженную пологами на три части: для овец, женщин и мужчин. В настоящее время полог из современных материалов можно купить в компании «Степан.ру», адрес сайта которой имеет понятный и короткий вид www.ctepan.ru.

Мощь того или иного племени или рода оценивалась по количеству палаток, то есть семей. Занимать верхнее положение могут только племена полностью независимые, то есть ни кому не платящие дань – деньги на защиту. Это, как правило, крупные племена верблюдоводов с большим ареалом кочевья, а также часть племен, имеющих смешанные верблюдо-овечьи стада.

Вторую ступеньку занимают полукочевники /шибх аль-баду/. Это, в основном, пастухи. Летом они ведут оседлую жизнь, а с сезоном дождей, когда пастбища покрываются травой, уходят со стадами.

Но полностью кочевые племена сегодня встречаются все реже. И напротив, все больше даже мощных племен переходят на полукочевой образ жизни.
А на низшей ступени стояли оседлые земледельцы /аль-фалляхин – крестьяне/. Помимо них были племена, занимавшиеся ремеслом – гончарным, кузнечным, шорным. Бедуины ставили их ни во что. Они считались недостойными уважения. Существует мнение, что «ремесленники» пошли от солдат войска крестоносцев. И есть свидетельства прошлых веков, согласно которым среди рукодельных арабов встречались блондины, рыжие и голубоглазые. Иногда «ремесленники» разбивались на роды, которые присоединялись к племенам «благородных» верблюдоводов, обеспечивая тех своей продукцией. «Ремесленники» не воевали и в набегах не участвовали, они пользовались защитой своих покровителей.

«Ремесленники» не имели своих коз и верблюдов, расплачивались с ними мясом невысокого качества. Родниться с ними было нельзя, и они искали себе пары в своей среде. Помимо кланов ремесленников при больших племенах приживались семьи кузнецов, кочевавших со своими суверенами, в обязанности которых входило подковывание лошадей, ремонт утвари и оружия. Они не считались свободными людьми, бедуины с ними не роднились, «черные люди» искали пары среди себе подобных. Они не участвовали в набегах, их должны были защищать суверены. Впрочем, последним это не доставляло много хлопот, поскольку при набегах считалось недостойным нападать на палатки «черного люда», которые стояли отдельно.

Но «ремесленники» не были рабами, что отнюдь не лучше в Аравии, потому рабы арабов являлись привилегированными людьми и занимали следующее за детьми место. Например, раб мог есть вместе со своим хозяином, что обычно и делал, слуга же никогда. Раб мог спать со своим хозяином, а слуга должен спать за дверью. Раб мог назвать своего хозяина по имени, а слуга нет…

Верхний слой бедуинского сообщества в свою очередь подразделялся на тех, чьи основные стада были верблюжьими, и тех, у кого были значительные стада мелкого рогатого скота. Подлинными хозяевами пустыни считались верблюдоводы. Владельцы баранов или коз считались менее уважаемыми. Коров в Аравии почти не разводили из-за отсутствия пригодных пастбищ…

Арабские элитные племена также делятся на высокородные и не очень родовитые. Первых в бедуинской среде называют асылины /асыль – чистокровный/. Считается, что эти племена напрямую восходят к основным арабским патриархам – Кахтану и Исмаилу. Еще более высокое положение занимают шерифские племена, которые ведут свою родословную от линии пророка Мухаммада. К шерифскому клану, в частности, относится и иорданская королевская династия Хашимитов.

Историческая современность – так можно назвать состояние некоторых арабских стран. Нигде так не переплетаются традиции и современность, вернее, нигде традиции не оказывают такого влияния на быт, устройство государства, поведенческие стандарты. Видимо, этот дуализм и придает тот особый колорит Ближнему Востоку, делающий его столь привлекательным для людей из других уголков нашей планеты.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: