Информационное
агентство России
0°C
21 ноября, 02:12

Аллах не оставил потомков древних найманов без хлеба

muh
Аллах не оставил потомков древних  найманов  без хлеба
Абдуррауф Забиров с активом мечети села Татарский Шелдаис

На фоне вымирающих российских деревень угасающие татарские села — большая редкость. Одно из них, расположенное на северо-западе Пензенской области, недавно посетил глава Единого духовного управления мусульман Пензенской области Абдуррауф Забиров.

Татарско-мишарское село Татарский Шелдаис находится в Спасском районе губернии, на самой границе с Республикой Мордовия. Оно же является мусульманским центром объединяющем пять татарских сел трех районов губернии и смежные села в Мордовии. Курирует этот «куст» имам соборной мечети села Татарский Шелдаис Шамиль Неверов, которого решением недавно утвердили имам-мухтасибом Спасского, Вадинского и Нижнеломовского районов Пензенской области и членом совета ЕДУМ ПО.

«К нашей умме относятся два татарских села в Вадинском районе, одно в Нижнеломовском, два — Татарский Шелдаис и Белозерка — в Спасском. Основной центр находится в нашем селе, где имеется единственная на всю округу соборная мечеть, которая также обслуживает мусульман проживающих в райцентрах и близлежащие мордовские села, где нет имамов. По старым заведенным традициям с мордовскими селами мы поддерживаем добрососедские отношения. Совместно принимаем участие во всех религиозных праздниках и свадебных обрядах. Мордовские муфтии об этом знают и наши инициативы приветствуют», обрисовал свой приход имам Шамиль.

В отличие от современных имамов, получивших высшее религиозное образование в исламских университетах зарубежных стран, Неверов является самоучкой. Он начал свою деятельность в 1989 году с должности помощника имама, а после его смерти возглавил приход.

«Коран меня научили читать дедушки и бабушки. В нашем роду имамами были предки в трех- четырех поколениях. Хотя религиозного образования я не получил, но у меня накопился огромный практический опыт, говорит Шамиль хазрат, — Последним имамом был мой дед, который закончил до революции бухарское медресе. На нем наш род имамов закончился. Отец работал простым механизатором и был человеком далеким от религии. Всю религиозную науку донес до меня дед. Уже после того, как меня избрали имамом, я прошел курсы квалификации при ЕДУМ ПО».

Местное население, по его словам, законопослушное и радикальных взглядов не придерживается. На Сабантуй и Курбан-байрам съезжаются уроженцы здешних мест со всей России и стран СНГ. Бывает, что для угощения не хватает и трех казанов, каждый из которых вмещает по 280 литров воды.

Благодаря аксакалам в селе поддерживается религия предков, которую они донесли в целости и сохранности до наших дней. При этом местные мусульмане проявляют чудеса стойкости и терпения, которые достойны истинных ревнителей Аллаха. Несмотря на то, что блага цивилизации обошли Татарский Шелдаис стороной, они на жизнь не ропщут и радуются тому, что к ним два раза в неделю завозят хлеб.

Шамиль Неверов демонстрирует  «волшебные» казаныШамиль Неверов демонстрирует «волшебные» казаны

К моменту приезда муфтия ЕДУМ ПО совпало так, что перед началом намаза в мечети было пусто. Местные жители, а их осталось на селе чуть более ста человек, в этот момент ждали на проселочной дороге автолавку с хлебом, а когда они затоварились, то дом Аллаха заполнился людьми.

— Мы еще хорошо живем, — радовались они, — Свет в домах есть, газ подвели, без хлеба Аллах нас не оставляет. Дети нас не забывают и приезжают на большие праздники.

К слову, добраться до Татарского Шелдаиса по осенней распутице нелегко. Даже джип, на который пересела делегация ЕДУМ ПО в селе Средняя Елюзань, в некоторых местах пробуксовывал. Тем не менее, местные жители к дорожным условиям приноровились. Многие из них по старинке ездят на гужевом «транспорте». Также популярны в здешних местах велосипеды. Вот и Шамиль Неверов признался в том, что равнодушен к автотехнике и предпочитает велосипед. На своих «двух колесах» он исколесил всю подведомственную территорию. Но случись жителям села приболеть, им приходиться добираться до
соседней деревни Белозерки, где расположен фельдшерско-акушерский пункт. На плечах прихожан и содержание соборной мечети, которая живет только на их пожертвования.

А когда-то в этих местах бурлила жизнь. Далекие предки современных татар основали село на правом берегу одноименной реки на землях, отказанных в 1638 году Кадомской приказной избой касимовским и шацким мурзам и татарам у липяга (возвышенность с лесом) Леинбор в верховьях Шелдаиса. Ученые предполагают, что к тому времени, по-видимому, здесь уже существовало село, так как в отказной книге упоминается «подле лес Леинборы усадьба».

Еще древнее сам гидроним Шелдаис. В документе под 1631 годом он показан как Шальдяс (Шатская книга), в «Книге Большому Чертежу» – Шелда, Шалдай, в 1738 году – Шелдаус. В основе гидронима лежит имя одного из правителей в период существования Волжской Булгарии (9–14 века)

Шалдай – чувашское (буртасское) мужское имя, «ис» буртасский термин, означавший реку; «Шалдаева река». Шальдяс – уже татарский вариант гидронима, где йас – «поле, степь»: «Шелдайское поле». Другой вариант татарского названия — Шелдаус, где ус – «лощина».

С тюркской топонимикой связана и история соседней татарской деревни Белозерки (Таракановка, Озерки) — родины татарского писателя, актёра, драматурга, прозаика, одного из основоположников профессионального татарского театра и драматургии Карима Галиевича Тинчурина (1887—1938).

После объединения в 1952 году Русской и Татарской Таракановок село получило новое название и было приписано к Татарско-Шелдаисскому сельсовету. История татарской части селения восходит к 1677 году, когда ее основали рейтары Исаев и Бикбулатов, служившие на керенской оборонительной линии. В 1723 году там числилось девять дворов татарских мурз. Ученые предполагают их происхождение от тараклинцев, одного из родов ногайцев-найманов, перешедших на службу к Русскому государству.

Еще любопытнее старое название села Озерки – искаженное от мордовского азор ки – означающее «царская дорога». В 13–14 веках она шла от Вадовских ворот по реке Шелдаис в столицу золотоордынского улуса Мокши (современный Наровчат). По всей видимости ее охраняли тараклинцы, которые впоследствии получили здесь земельное жалование от русского царя, но это означает и то, что после нашествия среднеазиатского шаха Тамерлана, сравнявшего 1395 году с землей золотоордынские города, включая Мохши, потомки древних найманов и тараклинцев, по всей видимости, осели в здешних местах.

Многие деревни обезлюдили и находятся на грани вымирания. Они обезвожены, в них нет элементарных бытовых условий для жизни. Молодежь посещает родные места только летом. Работоспособное население, лишенное прав на достойный труд и обеспеченную старость, насиженные места также покидает.

«Жителей села, особенно пожилых людей, искренне жаль. Десятилетиями они трудились на родной земле, ковали победу на фронтах Великой Отечественной войны и в тылу, а чего заслужили? Разве в таких условиях должны жить ветераны войны и труда? Стыдно за власть, которая довела людей до такого униженного состояния, что они рады хлебу, который видят два раза в неделю. Многие из них имеют проблемы со здоровьем и нуждаются в постоянном уходе», — возмущается муфтий.

Думается, что через призму Татарского Шелдоиса нужно рассмотреть проблемы всех пензенских сел. Необходимо выявить причины их угасания и найти механизмы решения проблемы российской глубинки, — предлагает выход из тупика лидер пензенских мусульман.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: