Информационное
агентство России
18°C
22 сентября, 10:40
ФаджрВосходЗухрАсрМагрибИша
4:216:1312:2315:3618:3020:14

Абул Ала Маудуди как противник национализма

art_dev
Абул Ала Маудуди как противник национализма
Абул Ала Маудуди

Среди крупнейших исламских идеологов ХХ века, бесспорно, одно из ведущих мест занимает религиозно-политический деятель Индии и Пакистана Абул Ала Маудуди (1903-1979), ставивший своей целью возрождение исламской общины на основе Корана и сунны. Он строго придерживался того, что называется теоцентрической концепцией, согласно которой, Бог – творец и олицетворение вселенной, и человеку надлежит поклоняться только Богу и посвящать жизнь достижению гармонии с Божественной волей, выраженной в ниспосланных человеку законах, содержащихся в Коране и сунне. Уклонение же от этого пути есть джахилия (невежество), и с этим следует решительно бороться (отсюда, в частности, вытекает неприемлемость для мусульманина западной цивилизации, которая, по мнению Маудуди, не дает возможности в полной мере выполнять религиозные предписания).

Маудуди указывал, что имеется два типа правления: это абсолютная верховная власть Аллаха над миром и политическая власть – ограниченная власть, принадлежащая людям. Истинно законной является лишь власть Бога на земле, и шариат – это главный арбитр и конечный авторитет. Человек обязан подчиняться власти людей только в той мере, в какой последняя действует согласно шариату; законы, не отвечающие шариату, – это посягательство на суверенную власть Аллаха. Маудуди писал: «Совещательные органы или парламенты не могут выносить решений по вопросам, ясно освещенным положениями шариата… Что же касается других вопросов, по которым ясных указаний в шариате нет, то правители должны, опираясь на иджтихад (собственное понимание), вырабатывать решения в интересах уммы… в полном соответствии с общим духом шариата».

Маудуди также подчеркивал, что исламская демократия предусматривает формирование и удаление в отставку правительства по воле общественного мнения, как это свойственно и западной демократии. Разница же между ними состоит в том, что западная демократия основана на признании правительства совершенно свободным, в то время как исламская ограничивает свободу общественного мнения рамками шариата – закона Божьего. Маудуди выступал как противник демократии в ее западных формах. Но признание верховного суверенитета Бога практически не отрицает полностью самого принципа демократии (в западном понимании) в государстве ислама, поскольку глава государства принимает полномочия от общины и отвечает перед Богом и народом за свои действия. При этом функции государства, по Маудуди, должны заключаться в обеспечении социальной справедливости в соответствии с предписаниями Корана, в уничтожении всякого зла и поддержке добродетелей.

Что касается национализма, то Маудуди был категорическим его противником. Такая позиция нашла полное отражение в написанной им брошюре «Национализм и Индия»: «Как по духу, так и по целям, – писал Маудуди, – ислам и национализм откровенно противостоят друг другу… Конечная цель ислама – всемирное государство, в котором не будет расовых и национальных предрассудков и все человечество объединится в целостную культурную и политическую систему с равными для всех правами и возможностями. В нем не будет места конкуренции, которую заменит дружеское сотрудничество между народами. Это будет государство, основанное на религиозно-политических принципах Корана. Национализм же делит людей по этническому принципу. Национализм попросту означает, что националист всему предпочитает свою нацию… стремится к национальному государству».

Европейскому национализму, по мнению Маудуди, присуща такая степень национальной гордости, что дело доходит до обожествления национальных традиций; ему свойственно самосознание, побуждающее человека поддерживать даже явную неправоту и заблуждения своего народа, и чувство национального самосохранения и национального престижа, которые заставляют народы отстаивать свои эгоистические интересы и добиваться господства над другими народами. Таким образом, национализм превращает человека в зверя, люди разных наций становятся врагами друг друга. Напротив, шариат, ниспосланный всему человечеству, создает наилучшие условия контактов между людьми, что обеспечивает развитие человеческой цивилизации.

Охваченный мечтой о вселенском господстве ислама и о всемирной общине мусульман, Маудуди даже не признавал благом для индийских мусульман возможность жить свободными в свободной и независимой Индии. Более того, «чисто националистической» называл он также идею образования мусульманского государства с мусульманским правительством, если оно не будет «государством ислама». В одном из своих выступлений Маудуди говорил: «Некоторые неправильно считают, что, создав национально-мусульманское государство, не имеющее подлинно исламского характера, можно затем постепенно превратить его в государство ислама через систему образования, через мирную революцию в области морали. Дело в том, что изменения в системе правления могут быть осуществлены лишь на основе перестройки социальной структуры, а этого искусственно не добиться». «Государство ислама» – это не национальное, а идеологическое государство, построенное исключительно на принципах, на идеях. В этом идеологическом исламском государстве-общине не имеют значения племенные, расовые и прочие различия между людьми; достоинства людей должны оцениваться лишь мерой их благочестия.

Всякое отступление от идеи «государства ислама» Маудуди считал недопустимым уклонением от истинной цели, уступкой национализму, неисламской позицией: «мусульманин может быть только мусульманином и обязан бороться с национализмом».

Предполагают, что Маудуди вынашивал план создания «государства ислама» на территории Индии еще до того как в 1938 году Мусульманская лига, крупнейшая мусульманская организация в Индии, приняла свою резолюцию о Пакистане. Он писал тогда: «Если этот идол (индийский национализм) будет разбит, то горсть песка на той пяди земли, где будет реализован суверенитет Аллаха, дороже мне всего субконтинента».

Маудуди, как известно, выступал против образования Пакистана, и признал его лишь после того, как Конституционная ассамблея этого государства приняла резолюцию «Об основных принципах», провозгласившую суверенитет Аллаха на земле. Это отвечало главному, по Маудуди, условию существования подлинно исламского государства.

Основанная Маудуди партия Джамаат-и ислами продолжает действовать в Пакистане, Бангладеше и Индии и поныне. Ее члены верны идеям своего основателя. Они, в частности, считают, что подлинное государство ислама на ограниченной территории существовать не может – власть ислама должна быть всемирной. Исламское же государство – не то, которым управляют мусульмане, но то, которое отвечает требованиям шариата. Что же касается национализма, то он, по мнению последователей Маудуди, является источником эгоизма и морального разложения.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: