Информационное
агентство России
20°C
21 сентября, 20:20
ФаджрВосходЗухрАсрМагрибИша
4:196:1112:2315:3818:3320:17

Каким должен быть «Золотой минбар»

muh
Каким должен быть «Золотой минбар»

Такой вопрос можно было часто услышать в кулуарах недавно закончившегося в Казани пятого международного фестиваля мусульманского кино «Золотой минбар». Весьма показательно, что иранский режиссер Панахбархода Резаи, чей фильм «Свет в тумане» удостоился высших наград– за операторскую работу, женскую роль и режиссуру, в своем выступлении пожелал «Золотому минбару» впредь сосредоточить свое внимание на фильмах из мусульманских стран.

И это пожелание, походившее на настоятельную рекомендацию, было, конечно, далеко не случайным, и к нему могли бы присоединиться очень многие участники и зрители казанского мероприятия. Главная причина подобного настроя, несомненно, заключалась в том, что на конкурсе был показан израильско-немецкий фильм «Для моего отца». По мнению большинства иностранных гостей, вряд ли можно считать допустимым на фестивале мусульманского кино демонстрировать картину, к производству которой имеет страна, являющаяся заклятым врагом ислама и мусульман.

По поводу ряда спорных вопросов, возникших в ходе кинофестиваля в Казани, корреспондент «Времени новостей» Дмитрий Савельев, в частности, пишет: «…ни проблематика фильма, ни его поэтика не имели значения для посланцев исламского мира, которых среди гостей «Золотого минбара» естественным образом оказалось достаточно. А имели для них значение лишь выходные данные, конкретно – участие Израиля в производстве «Для моего отца». В связи с этим режиссер Дрор Захави был подвергнут жесткой атаке немедленно после конкурсного просмотра, а продолжились военные действия на пресс-конференции, где к ответу призвали главу отборочной комиссии, известного немецкого киноведа Ханса Шлегеля, посмевшего включить фильм «вражеской страны» в программу фестиваля мусульманского кино. Наконец, на завтраке, который дала в честь аккредитованной прессы татарстанский министр культуры Зита Валеева, наиболее рьяный египетский журналист прямым текстом предупредил госпожу министра, что если «Золотой минбар» не откажется от практики приглашения израильских фильмов, то ему грозит бойкот арабского мира.

Этот не самый приятный «внутренний» сюжет обозначил проблемы, от которых «Золотому минбару» не отмахнуться. Превращаться в площадку для показа фильмов, произведенных только и исключительно на территории стран исламского мира, он не хочет… Такой географический принцип неминуемо сузил и обеднил бы его смысловое поле, а кроме того, породил бы вереницу вопросов. Например, как быть с фильмами, снятыми в копродукции? И в какой мере Россия может быть признана исламской страной?

Оперируя понятием «мусульманское кино», казанский фестиваль имеет в виду не конфессиональную и национальную принадлежность авторов, а предмет их интереса. Кроме того, фестивальный девиз «Через диалог культур – к культуре диалога» манифестирует интерес к другому и готовность его выслушать, чтобы попытаться его понять и принять. В общем, «Золотой минбар» назначает место встречи в общечеловеческом пространстве, в мире единых для эллина, иудея и мусульманина ценностей.

Таковая идеология позволила отборщикам включить в программу, а жюри – наградить главным призом в разряде «Игровое кино» фильм Веры Глаголевой «Одна война», который к мусульманскому кино вроде бы никак не причастен. Ни одна из его героинь, несчастных женщин, сосланных на северный остров вместе с рожденными от фашистских оккупантов детьми, не исповедует ислам, и имя Аллаха не звучит здесь ни разу… /…/

Не уверен, что Гран-при, присужденный «Одной войне», сильно обрадовал тех, кто хотел бы видеть «Золотой минбар» резервацией кино, произведенного в мусульманских странах мусульманами и для мусульман. Впрочем, и у тех, кто настроен не столь радикально, есть резон не соглашаться с нынешней фестивальной политикой и практикой. Их позиция понятна: если во главу угла «Золотого минбара» программно помещается общечеловеческое, то причем здесь указание на «мусульманское кино» в названии и регламенте? Если же это указание не пустая формальность, тогда давайте определим границы интересов и притязаний. Но все это уже вопросы к шестому «Золотому минбару». Ответы – через год».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. muslim198013.10.2009 21:56

    В 2008 году мы приехали сделать репортаж о золотом минбаре. И не выдержав, такого позора уехали от туда. Директор этого проекта на глазах у всех на сцене целовал какую то актрису. Хотя говорит что мусульманин. И при том что у него жена мусульманка в хиджабе актрисы вели себя вульгарно. Одеты были полуголыми. Шутили своими шутками из своего «шоу бизнеса». От такой пошлости мне за мусульман было стыдно.
    Не ужели их не предупреждают перед выходом на сцену как надо вести себя при мусульманах.
    Прямо в зале продавали водку, некоторые режиссеры ходили пьяными, помощник Зауди тоже был пьяным. Короче я от такого минбара просто в шоке. Прошу Аллаха чтобы он наставил их на прямой путь или закрыл этот проект который является издевательством над мусульманами.

  2. Pavel abu Muhammad14.10.2009 8:46

    Шоу-бизнес -это грязный бизнес. А полуголые женщины всегда были рекламным товаром на подобных туссовках.

  3. mslm14.10.2009 18:00

    В первую очередь необходимо узнать, является ли это все дозволенным. У меня большие сомнения насчет дозволенности художественных фильмов и прочих сценок.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: