Информационное
агентство России
27°C
24 июня, 11:43
ФаджрВосходЗухрАсрМагрибИша
1:523:4512:3317:0421:1923:12

Пытки музыкой

art_dev
Пытки музыкой

По данным военного командования США, впервые использовать "пытки музыкой" – включив перед врагом усилитель на максимум – велел сам Господь Бог. "Армия Иисуса Навина использовала трубы, чтобы вселить страх в сердца жителей Иерихона, – заявил отставной подполковник ВВС США Дэн Кьюэл газете St Petersburg Times. – Его люди с помощью труб разрушили стены города в буквальном смысле, но этот же шум лишил противника смелости". "Быть может, в действительности рухнули именно эти, психологические стены", – добавляет Кьюэл, преподающий психологические операции (псиоп) в Национальном оборонном университете в Форт-Макнейре, Вашингтон.

Не совсем понятно, однако, одобрил бы Бог нынешний выбор музыки американцами или нет: первое место в списке занимает группа Deicide, играющая death-metal – ее композиции ставят пленным в Ираке. Очевидно, что сторонники пыток музыкой далеко ушли с начала 1990-х. Тогда агенты ФБР во время осады ранчо секты "Ветвь Давидова" в Техасе использовали громкую музыку, но репертуар в ту пору включал в себя рождественские гимны с шоу "Пойте вместе с Митчем Миллером", альбом Энди Уильямса, а также сингл Нэнси Синатры These Boots Are Made for Walking.

И если эти громкие звуки, обрушившиеся на ранчо, доставляли некоторое неудобство, то затем "псиопы" совершили качественный скачок – музыка пришла в закрытые камеры для допросов. Как бы то ни было, на странном языке Америки XXI века это называется "легкими пытками". Получается, пытки – это нормально, если они не слишком "тяжелые". В лагере в заливе Гуантанамо и в тюремном центре на границе Ирака с Сирией часами без перерыва с безумной громкостью играет Enter Sandman группы Metallica. Как рассказал один из иракских заключенных, пытка проходит "в неизвестном месте, которое называют "дискотекой".

К несчастью, не всех артистов беспокоит, что с помощью их музыки пытают людей. "Если иракцы не привыкли к свободе, то я рад поучаствовать в их просвещении", – заявил Джеймс Хэтфилд, один из основателей Metallica. На слова о том, что его музыка становится пыткой, он отвечает смехом. "Мы всегда наказывали этой музыкой своих родителей, своих жен, своих возлюбленных. Почему с иракцами должно быть по-другому?" По-видимому, эти заявления связаны с тем имиджем, который культивируют артисты, играющие в жанре группы Metallica, и вряд ли стоит думать, что Хэтфилд наивен или сознательно закрывает глаза на происходящее. Однако ни один человек, находящийся в здравом уме, не станет проигрывать одну и ту же песню на оглушительной громкости на протяжении 24 часов без перерыва, если надеется сохранить рассудок.

Однако пока что пропагандистам Пентагона удается добиваться своего, и многие люди полагают, что пытка музыкой – это не намного хуже, чем неприятно громкий звук чужого плеера. Биньям Мухаммед, британец, до сих пор находящийся в Гуантанамо, кое-что знает о пытках. ЦРУ передало его в Марокко, где он провел полтора года и где мучители неоднократно резали ему гениталии бритвой.

Когда я позже беседовал с ним в камере, мужчина рассказал, что методы "псиопов" оказались еще хуже. Физическую боль он мог терпеть, рассказывает Мухаммед, зная, что рано или поздно она закончится. Но вот схождение с ума из-за пыток музыкой оказалось совсем другим делом.

"Представьте, что вы встали перед выбором, – рассказывает он. – Лишиться зрения или лишиться рассудка". Ужасно представить, что вам выколют глаза, но все же не вызывает сомнений, какой вариант вы выберете. Сейчас Мухаммед остается в Гуантанамо. Вероятно, в течение двух недель американские военные примут решение о том, продолжит ли военный трибунал работу на основе "доказательств", полученных у него под пытками.

Для тех, кто имел несчастье пережить пытки, подобный метод далеко не новость. Члены ИРА, захваченные в Северной Ирландии в 1970-е годы, вспоминают, что громкий шум, поступавший в их камеры, был самым жутким из мучений. Некий специалист по допросам в Гуантанамо радостно заметил, что "сломать" человека можно примерно за четыре дня, если между допросами пытать его светом стробоскопа и громкой музыкой. "Сломать" – это еще один любимый палачами эвфемизм. По их мнению, "сломать" человека – это все равно что получить сыворотку правды. При этом очевидно, что информация, полученная от "сломанного" пленного, имеет мало общего с правдой.

Пытка музыкой – явное варварство. К тому же она по различным причинам оказывается бессмысленной. Как и всегда в "войне с террором", методы американских сил не соответствуют заявленным целям (добыть "обоснованные разведданные"). Сверху, от одного из чиновников в окружении Буша, которому в голову пришла эта светлая идея, поступает распоряжение, а солдаты на местах вольны выполнять его творчески. Непонятно, как скучающим солдатам в иракской тюрьме "Абу-Грейб" пришло в голову играть песню Дэвида Грэя Babylon. Иногда люди просто неправильно понимают текст: так, в 1984 году Рональд Рейган пытался использовать песню Брюса Спрингстина Born in the USA в качестве патриотического гимна для переизбрания на президентский пост – хотя на самом деле композиция была посвящена тому, как правительство предало ветеранов вьетнамской войны.

Иногда выбранная песня звучит издевательски для заключенных, которые годами находятся в тюрьмах без суда: в иракском Кэмп-Купере любимой песней мучителей была We are the Champions группы Queen ("Я страдал/Раз за разом/Я отбыл срок/Хотя не совершал преступления"). Другие песни словно озвучивают подсознательные мысли самих заключенных: в Гуантанамо, например, использовалась песня Killing in the Name Of группы Rage Against the Machine ("Те, кто трудится, сжигают кресты… /Идите к черту, я не стану делать то, что вы велите!").

Подключая к работе воображение, плохо подготовленные специалисты по допросам неизбежно скатываются к собственным извращениям. Один из таких начинающих "диджеев" объединил звуки детского плача (невыносимого, как известно, для человека) с телерекламой кошачьей еды "Мяу-микс".

Но вот чаще всего мучители используют песню I Love You из детской программы "Фиолетовый динозавр Барни". Если вчитаться в текст, то он покажется совершенно неуместным: "Я люблю тебя, ты любишь меня – мы дружная семья/Я крепко обниму и поцелую тебя/Неужели ты не скажешь, что тоже любишь меня?" Но вот любой родитель, чьи дети смотрят эту программу, хорошо знает, насколько раздражает музыка. На жаргоне палачей это называется "бессмысленная музыка" – она должна убедить заключенного, что сопротивление бесполезно.

Пришла пора исполнителям, которые не хотят, чтобы музыка использовалась при пытках других людей, сказать свое слово – и некоторые уже начинают выступать на эту тему. В нынешнем году на лондонском фестивале Meltdown, проходящем под покровительством группы Massive Attack, был поднят вопрос о пытках музыкой. В ходе всемирного тура указанная группа будет использовать в своих выступлениях видеокадры о передаче преступников за границу и о тайных тюрьмах.

Звукозаписывающая индустрия демонстрирует явное нежелание обсуждать проблему, связанную с пытками музыкой. Редакция The Guardian попыталась связаться с исполнителями, чьи песни, как сообщается, использовались в американских военных лагерях для военнопленных: в эти разномастную группу вошли Metallica, AC/DC, Drowning Pool и Deicide, звезда хип-хопа Эминем, Брюс Спрингстин и британский бард Дэвид Грэй, а также создатели детского телешоу "Барни-динозавр". В большинстве случаев менеджеры и представители по связям с общественностью отвечают на вопросы вежливым, но твердым "без комментариев", либо не отвечают вовсе.

Клайв Стэффорд Смит – директор британской организации Reprieve, которая занимается защитой прав заключенных с помощью юридических мер

Инопресса

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: