Информационное
агентство России
13°C
21 сентября, 02:46
ФаджрВосходЗухрАсрМагрибИша
4:196:1112:2315:3818:3320:17

Семейная жизнь – это подвиг. Сирия глазами русского священника

art_dev
Семейная жизнь – это подвиг. Сирия глазами русского священника
Центральный рынок Дамаска "Аль-хамидийя"

Кроме христианских святынь, которые я посетил далеко не все, а лишь часть, в Сирии очень много интересных светских объектов, и в том числе – Пальмира. Мы называем Петербург северной Пальмирой, и, наверное, слабо представляем себе, а что же такое "не северная" Пальмира. Так вот, "не северная" Пальмира – это руины античного города, разрушенного римлянами еще в IV веке. От него остались одни величественные колонны. Посещение таких, казалось бы, светских мест, никак не связанных с христианством, напоминает нам о временности величия каких-то сооружений, каких-то людей. Этот город связан исторически с царицей Зенобией, которая завоевала Египет и хотела идти на Рим, но ее армия была разбита, а сама она в золотых цепях была уведена в плен. И там, в почетном заточении, под домашним арестом на одной из вилл закончила свою жизнь. И теперь эти многовековые колонны напоминают нам, что все на земле временно, что самые великие сооружения и самые великие дела мелки по сравнению с вечностью. Напротив руин Пальмиры, на горе, находится арабская цитадель, с которой открывается очень красивый вид на Пальмиру и ее окрестности.

В городе Хама на реке Оронт есть совершенно удивительные водяные колеса – нории. Их сохранилось несколько десятков. Исторически они служили для подъема воды из реки. Люди, подставляя какие-то емкости, набирали эту воду, но это было несколько веков назад, а сейчас это носит характер аттракциона, исторической достопримечательности. Сюда приходят отдохнуть горожане. Невозможно передать звук, который издает эта деревянная, пропитанная дегтем конструкция, весящая 20 тонн, при вращении. Это какой-то почти загробный низкочастотный звук, но зрелище при этом удивительное, а искрящаяся на солнце вода дополняет впечатление.

Несколько слов о местном колорите и обычаях. Я не имел каких-то контактов с семьями, хотя такое направление туризма существует, и люди стараются пожить в семье, почувствовать восточную атмосферу и так далее. Я же могу говорить лишь о внешних впечатлениях. Не в традициях этих стран, чтобы женщины работали. И в сфере обслуживания, и в торговле работают мужчины. Женщины занимаются домом, семьей. Семьи, как правило, многодетные – от семи до двадцати детей. Поэтому задача мужа – семью содержать, задача жены – воспитывать детей и хранить домашний очаг, то есть уклад патриархальный. В пятницу мечети полны – и мужчины, и женщины, и дети многочисленными семьями идут в мечеть на намаз. И в будничные дни, когда намаз совершается, в мечетях тоже много людей – и мужчин, и женщин. Наступает вечер, заканчивается рабочий день, и эти мусульманские семьи, мамочки в паранджах и с выводком (извините за такое слово, но это "мал мала меньше" в количестве до десятка детей) выходят на прогулку. Для меня как для монаха, хотя я сам не из малодетной семьи, просто совершенно непонятно, каким образом мама, у которой всего-то две руки, удерживает десять человек детей. Все говорят, что монашество – это подвиг, а я считаю, что семейная жизнь – это подвиг, причем подвиг, может быть, больший. И вот они выходят на набережную, и эти мусульманские мамочки точно так же веселятся, резвятся, бегают друг за дружкой, играют с детьми. То есть они не какие-то забитые, бедные, несчастные, умученные семейной жизнью люди – нет, они живут вполне счастливой, радостной жизнью. И в Египте, и в Сирии женщины в основном ходят в хиджабах, и для меня было большим открытием, что хиджаб – это не просто "черный мешок". Они, оказывается, бывают разных покроев, из разной материи, разных расцветок. То есть на мусульманскую женскую одежду тоже существует определенная "мода". Мы воспринимаем все немножко упрощенно и уплощенно, а жизнь гораздо многообразнее. Но при нашей свободе и при их, с нашей точки зрения, несвободе, у них гораздо больше радостных, счастливых лиц.

Когда я поехал в Сирию, очень многие переживали, что регион этот неспокойный, что там практически идет гражданская война и так далее. Я священник, я не политик, поэтому мне сложно оценить политическую ситуацию в этом регионе. Но люди, которые политикой интересуются, знают, что США относят Иран, Ирак и Сирию к странам – пособникам терроризма. В этих странах, теперь уже за исключением Ирака, правят антиамериканские режимы, и Сирия поддерживает движение Хезболла. Я не берусь оценивать все эти вещи, а только могу сказать, что в стране удивительно спокойно – удивительно миролюбивая, дружелюбная атмосфера. Я не почувствовал там никакой угрозы, местные жители живут абсолютно мирной жизнью. Я бы сказал – там спокойней, чем у нас. По крайней мере лица людей умиротворенны и гораздо более жизнерадостны, чем у жителей Москвы, Петербурга или Екатеринбурга. Хотя везде продаются значки, плакаты и прочие атрибуты с портретами лидера Хезболлы, плакаты "Свободу Ираку!".

Не дай Бог, чтобы в Сирии, этой удивительной стране, повторилось то, что сейчас происходит в Ираке! Дай Бог мира, благоденствия, процветания этой земле – и дай Бог вам посетить когда-нибудь эту страну! Паломнические поездки туда организуются, возможны и индивидуальные поездки. Путешествовать в группе или самостоятельно – дело очень личное. Что касается меня – я монах, я как-то склонен больше быть один. В связи с тем, что мне очень много приходится общаться с людьми в повседневной жизни, в этих недельных паломнических поездках я просто отдыхаю от всего и ото всех. Я отдыхаю от разговоров, поскольку практически не знаю языка – не только арабского, но и английского. И когда, к примеру, таксисты пытаются со мной разговаривать о России или о Сирии, я отвечаю такой заранее выученной фразой: "Май инглиш вери-вери смол. Плиз, ноу спик". Люди понимают, что я хотел сказать, и умолкают – хотя не знаю, поняли ли вы мой английский. И дальше у меня наступает практически обет молчания в течение недели. Молчание на самом деле – потрясающий отдых. Потому что мы, бесконечно говоря, очень много тратим энергии. И избегая общения и разговоров, а также множества повседневных забот, я за неделю прекрасно отдыхаю. Но это не значит, что я призываю всех путешествовать в одиночку, особенно женщин. Потому что если говорить о странах Ближнего Востока – там это просто не принято, это считается неприличным. Все-таки лучше нашим матушкам и сестрам ездить группами.

В Сирии есть представительство Русской Православной Церкви при Антиохийском Патриархате, храм в честь Святителя Игнатия Богоносца, причем представительству Русской духовной миссии в Сирии этой осенью исполняется 50 лет. Конечно, если брать советскую историю, то многие, наверное, помнят, что у СССР и Сирии были достаточно тесные экономические и политические отношения и было взаимодействие в области промышленного сотрудничества, контакты военных специалистов. Многие сирийцы учились в вузах Советского Союза. Контакты и церквей, и народов были обширны. На Радоницу я молился в храме Святого Игнатия Богоносца. И, конечно, на службе были либо граждане России, которые работают здесь, либо выходцы из России, которые создали семьи с сирийцами и поэтому живут в этой стране.

Отношение к русским людям хорошее. Я не встретил ни разу даже намека на какой-то негативизм. Отношение предельно доброжелательное, искреннее. Когда я что-то спрашивал у прохожего на моем более чем скромном английском языке, человек терпеливо пытался понять, что я хочу спросить, и даже привлекал других людей – из лавочек, из аптек, чтобы помочь ответить на мой вопрос.

Чего бы я людям не советовал – это ехать в Сирию, да и в любое другое паломничество, через светскую турфирму: в этом случае вы будете проводить время в сувенирных, ювелирных, парфюмерных лавках, в уникальных институтах папируса и еще, может быть, у моря позагораете. Но то, что вы попадете к каким-либо святыням, почти исключено. Потому что туризм ориентирован, в первую очередь, на бизнес, на выкачивание из нас финансовых средств. Поэтому светский групповой туризм я абсолютно отвергаю – это и не отдых, и не познание. А что касается паломничества, оно может быть как групповым, так и индивидуальным. Я просто полагаюсь на волю Божию, перед поездкой намечаю, какие святыни хотелось бы посетить, и прошу Господа допустить меня до этих святынь. Как правило, Господь допускает и до большего количества святынь, чем я прошу, и слава Богу!

Что касается финансовой стороны… Сирия – страна очень недорогая, как и большинство стран Ближнего Востока. Самое дорогое – это, конечно, билеты на самолет. Из Екатеринбурга мне пришлось лететь через Москву, потому что прямых рейсов нет. Екатеринбург – Москва, Москва – Дамаск и обратно тем же путем – билеты стоят чуть больше 20 тысяч рублей. "Аэрофлот" регулярно проводит акции со скидками. Тогда можно улететь и значительно дешевле, почти вполовину. Отели там на любой достаток, от одного доллара и до, конечно, больших цифр. Такси очень недорогое, несколько рублей за километр. Питание тоже очень недорогое. Я не ем мясо и не знаю, сколько оно там стоит, но килограмм клубники, к которой я несколько неравнодушен, стоит пятьдесят рублей. Клубника в Сирии – почти как натуральная российская: у нее нормальный клубничный вкус, запах… Книги, открытки, сувениры – все это тоже очень недорогое. То есть поездка вписывается в экономичный режим и доступна, я думаю, многим. Нужна только определенная… смелость в уповании на Господа.

"Православная газета"

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: